Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Психиатры оправдали бупропион

Медики отказались признавать антидепрессант наркотиком

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Как стало известно “Ъ”, Российское общество психиатров (РОП) подготовило официальное заключение о том, что антидепрессант бупропион не является наркотиком. Врачи утверждают, что препарат, из-за покупки которого несколько человек стали фигурантами уголовных дел, не вызывает у пациентов эйфории, а его прием не приводит к зависимости. В документе подчеркивается несовершенство российского антинаркотического законодательства, которое позволяет следователям признать «производным наркотического средства» даже обычные средства от мигрени. Тем временем в самом громком уголовном деле о покупке бупропиона произошел неожиданный поворот: суд Екатеринбурга по требованию следствия направил 24-летнюю Дарью Беляеву на психиатрическую экспертизу в стационар, где она проведет до 30 суток. Защита считает, что следствие хочет добиться признания девушки невменяемой, чтобы не отвечать за ошибочность ее преследования.


Заявление «О наркогенном потенциале бупропиона» опубликовано вчера на сайте Российского общества психиатров. «Общество регулярно высказывает свое мнение о резонансных событиях, имеющих отношение к психиатрии,— пояснил “Ъ” психиатр Павел Алфимов, участвовавший в подготовке документа.— Российские врачи обеспокоены ситуацией с бупропионом. Многие из нас занимаются лечением депрессии, этот препарат встречается в практике. И теперь мы испытываем тревогу даже не из-за состояния таких пациентов, а из-за того, что они могут попасть под уголовное дело». По его словам, документ подготовлен в ответ на адвокатский запрос, поступивший в РОП от защитника «одного из обвиняемых по уголовному делу, связанному с приобретением бупропиона».

“Ъ” неоднократно писал о ситуации с бупропионом. За рубежом этот препарат абсолютно легален и назначается врачами в качестве антидепрессанта или средства, помогающего бросить курить. До 2016 года он продавался и в России, причем Минздрав внес его в стандарты оказания медпомощи. Но потом фирма-производитель ушла с российского рынка и отозвала лицензию из «Государственного реестра лекарственных средств».

Обычно такой препарат можно покупать и продавать в качестве БАД. Однако в начале 2019 года правоохранительные органы начали арестовывать граждан, заказывающих его в зарубежных интернет-магазинах.

Следователи заявили, что бупропион является «производным наркотического вещества» — его формула якобы частично совпадает с формулой запрещенного эфедрона. При этом российские наркологи, к которым обращался “Ъ”, утверждали, что такого совпадения недостаточно для запрета препарата, а преследование его покупателей называли необоснованным.

Теперь аналогичное мнение высказали и психиатры. При подготовке заключения специалисты Российского общества психиатров изучили документы и рекомендации FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов при Минздраве США), EMA (Европейское агентство лекарственных средств), APA (Американская психологическая ассоциация), NIMH (Национальный институт психического здоровья США) и NICE (Национальный институт здравоохранения и совершенства медицинской помощи Великобритании).

Опираясь на опыт зарубежных коллег, российские психиатры сделали однозначный вывод: «Бупропион не вызывает эйфории, синдрома зависимости и не является объектом массового злоупотребления».

В документе говорится, что «с позиций клинической фармакологии и наркологии» некорректно называть бупропион наркотиком только лишь из-за частичного совпадения с формулой запрещенного стимулятора эфедрона. Врачи поясняют, что эффект от действия бупропиона не позволяет потребителям стимуляторов использовать его в рекреационных целях: «В дозах выше терапевтических его переносимость заметно ухудшается, а в терапевтических дозах стимулирующий эффект не достигает эффекта даже самых "слабых" нелегальных стимуляторов». В заявлении подчеркивают, что расширительная трактовка законодательства позволяет признать «наркотическим производным» даже «имеющиеся на рынке и имеющие неограниченный оборот лекарственные средства». «Например, распространенные в России лекарства от мигрени суматриптан и золмитриптан могут, при должном старании, быть признаны производным запрещенного диметилтриптамина», — сказал “Ъ” Павел Алфимов. Также авторы документа обращают внимание на «более чем 30-летний международный опыт использования препарата во многих странах ближнего и дальнего зарубежья: США, странах Европы, Турции, Индии, Юго-Восточной Азии».

Тем временем “Ъ” узнал о неожиданном повороте в первом громком уголовном деле, связанном с бупропионом. Речь идет о 24-летней жительнице Екатеринбурга Дарье Беляевой: девушка с диагностированным психиатрическим заболеванием заказала из Польши пачку антидепрессанта «Элонтрил», в состав которого входит бупропион (см. “Ъ” от 26 апреля). Дело возбудили по статьям «приобретение наркотиков» (ч. 2 ст. 228 УК РФ) и «контрабанда наркотиков» (ч. 3 ст. 229.1 УК РФ), ей грозит лишение свободы сроком до 20 лет. Как рассказала “Ъ” адвокат Ирина Ручко, следователь неожиданно поставил вопрос о вменяемости девушки на момент заказа препарата и подал в суд ходатайство о стационарной психиатрической экспертизе. «В начале августа судья удовлетворил заявленное ходатайство, постановив, что Дарья должна быть принудительно помещена в психиатрический стационар для проведения экспертизы,— рассказала госпожа Ручко.— Дарье придется провести до 30 суток в стационаре, где комиссия оформит врачебное заключение. Есть опасение, что признание Дарьи невменяемой является для органов следствия подходящим выходом из сложившейся абсурдной ситуации». Если Дарью признают невменяемой, а суд решит, что она виновна в незаконном обороте наркотиков, то ей будет назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре, поясняет госпожа Ручко. Однако до сих пор неизвестно, когда девушку отправят на экспертизу, говорит адвокат: дату должен сообщить следователь, а он с начала августа не отвечает на письма и телефонные звонки. «Я подала жалобу начальнику следственного отдела, чтобы нам наконец-то дали ответ»,— говорит Ирина Ручко.

Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя