Коротко

Новости

Подробно

Фото: Галерея Хью Лейна, Дублин, Ирландия

Каких городских удовольствий не будет в сети

Григорий Ревзин о городе будущего

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 22

Город и интернет могут выступать — и выступают — как конкуренты. Если города еще не поняли этого и продолжают молиться на интернет как средство, которое приведет их к процветанию, то это просто инерция мышления.


Интернет трансформирует образование, медицину, торговлю, культуру, досуг. Он их трансформирует прежде всего в том смысле, что все это теперь осуществляется через него. Чтобы выучить испанский, вылечить отит, купить кефиру, изучить творчество Леонардо да Винчи, выпить с другом, вам уже не надо выходить из дома. Открытыми остались только вопросы власти и веры в сети — их дизайн пока не вполне ясен, что, разумеется, делает их объектами особо интенсивного обсуждения.

Город — это образование, медицина, торговля, культура, досуг, власть и вера. Именно их соединение и разнообразие их проявлений создает ценность города.

Интернет отбирает у города его преимущества и создает альтернативные продукты, которые резко обедняют города. Мы в скором времени увидим попытки ввести запрет на вай-фай в городских пространствах, подобные запрету вносить мобильные телефоны на заседания в высоких кабинетах власти и бизнеса.

Вопрос вот в чем — каковы конкурентные преимущества города по сравнению с сетью?

15 лет назад экономист и культуртрегер Александр Долгин отвечал на него следующим образом. Город имеет бесконечные преимущества в сокращении издержек на доверии. Когда вы встречаетесь с человеком очно, вы получаете информацию о нем не только из того, что он говорит. Вы видите и слышите не только что, но и как он говорит, как он одет, как он двигается, как жестикулирует, как реагирует на окружающих, какое место встречи предлагает или на какое соглашается, как пахнет, и, осознавая или даже не осознавая это, вы ему доверяете или нет. Альтернативой служат дорогостоящие юридические, экономические процедуры, изучение репутации и просто шпионаж. И поскольку издержки на доверии — самый серьезный тормоз обмена, город всегда будет выигрывать в общении у любого общения онлайн.

Он так говорил во времена e-mail’ов, Зеннстрём и Фриис только запустили Skype (2003), Цукерберг только-только придумал Facebook (2004) — современной сети еще не существовало. Увы и ах, ее поведение свидетельствует, что она деятельно работает над устранением конкурентных преимуществ города. Она развивается в двух направлениях.

С одной стороны, разница между онлайн и офлайн в визуальном отношении стремится к исчезновению. Мы уже более или менее легко понимаем, как наш визави говорит, как одет, как реагирует, двигается, жестикулирует, какое место для связи выбирает. Дэвид Роуз в книге «Будущее вещей» специально и подробно описывает, как следует проектировать студию для связи и монитор, чтобы уничтожить ощущение физической границы между собеседниками, находящимися в разных местах. По его опыту, оно исчезает через две-три минуты после начала разговора. С развитием сетей 5G — а это вопрос нескольких лет — такое общение станет нормой. Представьте себе Facеbook, в котором люди не пишут, а в роликах произносят все, что они сегодня пишут,— вот это будет штука! Причем онлайн- и офлайн-средства коррекции звука/изображения будут остро конкурировать между собой. Так же как типовые и уникальные авторские решения. С развитием 3D-проекций — а это вопрос 10-летия — время адаптации сократится до секунд.

С другой стороны, сеть хочет собрать максимум информации о каждом и предоставить ее каждому. Жак Аттали в своей «Краткой истории будущего» нарисовал самую впечатляющую картину тотальной открытости, основанную на соединении датчиков и «самонаблюдатчиков». Первые собирают объективную информацию о каждом, основываясь на любых трансакциях с его участием (от финансовых до посещения зоопарка) и отслеживая любую активность в сети, вторые человек использует сам, чтобы фиксировать свое физическое и ментальное состояние и благодаря хорошим показателям получать преференции в страховании, оплате труда, кредитовании или карьере. «Это практически божественное видение. <...> Наверное, даже ангелы не могут похвастаться более полной информацией о жизни современного человека»,— вторит ему Кевин Келли, автор книги «Неизбежно. 12 технологических трендов, которые определяют наше будущее», пожалуй, одной из самых внятных книг о развитии сети.

Разумеется, всеведение о каждом вызывает опасения, если под каждым иметь в виду себя. На этом основано множество мрачных прогнозов. Но все они выстроены на опасениях относительно будущей роли государства. Государство, которое контролирует ваши мнения, совесть, эмоции, дружбу, любовь, действительно производит жутковатое впечатление. Однако к тому же контролю движутся социальные сети, репрессирующие нежелательную этику, убеждения, взгляды, эмоции, любовь и пропагандирующие желательные образцы всего того же самого,— и это образы грядущего счастья. Благодаря этому мы сможем и даже уже можем избавляться от циников, насильников, коррупционеров, конформистов и т.д., и таким способом человечество уже сейчас улучшается прямо-таки рывком.

Это и есть животрепещущий вопрос о власти в сети. Кто будет контролировать каждого, гнусные тоталитарные режимы или благородные сетевые сообщества,— вот главный сюжет борьбы завтрашнего дня за подлинную демократию. А в том, что любая частная информация о любом человеке должна быть общедоступной и прозрачной, согласны все пророки и практики построения будущего. Только полные позавчерашки могут нудеть, что, так сказать, зависеть от царя, зависеть от народа — не все ли им равно. Ну, так они вымрут.

Так вот представьте, что вы знаете о собеседнике все — от состояния его здоровья и банковского счета до его сексуальных и пищевых предпочтений,— хоть за всю жизнь, хоть за последние два часа. Могут ли с этим сравниться те неясные полунамеки, которые дает вам его походка, манера одеваться и изъясняться? Это смешно. Скорее офлайн-общение придется дополнять информацией из сети, для чего, собственно, и совершенствуются сейчас оставляющие пока желать лучшего очки Google 3.0. Правда, проблема в том, что ваш собеседник тоже будет все знать о вас, и тут вообще непонятно, как устроить общение. У меня, замечу кокетливо, много недостатков — а у вас как? Впрочем, появится множество программ автоматического определения баланса доверия, подобных сегодняшним архаическим практикам определения совместимости по знакам зодиака. И вам уж заранее скажут, что с вероятностью 99% лучше и не начинать. И будут правы, Ной Харари, по крайней мере, в этом не сомневается.

Медицина и торговля, образование и досуг, бизнес и культура — все переустроится в соответствии с этими протоколами. Вопрос — как город сможет конкурировать в этой ситуации с сетью?

Мои аргументы в пользу города довольно призрачны. Я бы указал на то, что называется театральностью городской жизни.

Дело в структуре человеческого удовольствия. Человеческая личность, как нам рассказала психология,— это дискуссия нескольких голосов, среди которых не только фрейдовские «оно», «эго» и «супер-эго», но еще и зеркала нашего «я» в глазах других. То есть если вы нечто делаете и получаете удовольствие, не только ваше бессознательное «оно» и ваше сознательное «я» его получают. И даже не только ваше «супер-эго», то есть локус контроля, должно дать санкцию на его получение, удостоверив, что все, что вы делаете,— это хорошо или хотя бы нормально. Еще и вы, получающий от чего-то удовольствие, должны увидеть в глазах других, вас наблюдающих, что все это очень хорошо и они чувствуют то же самое. Предположим, в театре вы смотрите на сцену, и то, что там происходит, вам нравится. Ваше «супер-эго» дает вам санкцию на получение удовольствия. Но кроме того, есть целый зрительный зал, который смотрит то же самое и испытывает те же чувства, что и вы. Это вторая санкция, резонатор, который резко усиливает вашу эмоцию.

Это довольно очевидные вещи, но я бы хотел обратить внимание на два момента. Во-первых, любое общественное пространство в городе устроено некоторым образом как театр. Вас видят на сцене города, и вы видите других, они могут вам сопереживать, и вы можете сопереживать им. Во-вторых, насколько я понимаю, никакой интернет-протокол пока не устроен таким образом.

Возможно, его стоит изобрести, и, быть может, это был бы неплохой стартап. Скажем, для совместного просмотра кино в сети, хотя здесь трудно добиться синхронности эмоции. Но мне кажется, нельзя изобрести такой протокол для любой трансакции в сети. И это значит, что те удовольствия, которые вы потенциально можете получить от медицины, образования, торговли, культуры, досуга, можно получить только в городе. Только в городе другие люди смогут оценить, как вы одеты, как говорите, как реагируете, какая у вас походка и как вы пахнете. Это пока конкурентное преимущество города, и не вполне понятно, как сеть может его победить.

Самое удачное здесь то, что люди устроены таким образом биологически: они стадные животные. Чтобы получать удовольствие, нужно жить офлайн — иначе оно редуцировано по сопереживанию. Это соображение позволяет предположить достаточно позитивный тренд в развитии городов. Ведь если это главное конкурентное преимущество города, значит, его он и должен развивать. Он должен стать friendly, он должен развивать общественные пространства, он должен совершенствовать свою театральность. Пока, однако, ему тут есть к чему стремиться. Но он будет — ведь если ничего этого нет, то и выходить в него незачем. В сети уж точно лучше.


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя