Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Пускай боятся те, кто на юге живет, в Африке»

Прямая речь: вы глобального потепления боитесь?

от

Ученые все чаще говорят об угрозе глобального потепления. В августе 2019 года в 11 странах Европы была зафиксирована самая высокая температура в истории. “Ъ” решил узнать у общественных, культурных и политических деятелей, не боятся ли они глобального потепления.


Александр Беляев, ведущий «Метео-ТВ»:

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

— Не боюсь. Я верю в глобальное потепление, но все негативные тенденции, связанные с ним, случатся не завтра и не через год-два. Людям моего возраста этого бояться совершенно не стоит, так же, как и моим детям, и внукам. Но нам пора действовать, и действовать быстро. Сейчас все изменения более или менее обратимы, но есть изменения, которые могут стать необратимыми в будущем, и они закладываются уже сегодня. И это все последствия деятельности человека.


Алексей Кокорин, директор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы, член общественного совета Росгидромета:

Фото: РИА Новости

— Спать спокойно или нет — зависит от того, где вы находитесь. Если в государстве Кирибати, что на одноименном низколежащем острове, то можно с уверенностью говорить, что остров обречен. Ему осталось лет 30, либо 60. Жителям Петербурга если не в XXI, то в XXII веке точно может стать тяжело, и уже пора начать думать о переносе исторического центра в другое место. Я уж не говорю о Венеции, там поднятие высоты уровня моря будет больше, чем в Балтийском. А в Москве, если у вас хорошо работает кондиционер и ливневая канализация, волноваться рано. Мы привыкли под температурой понимать температуру воздуха, а климатическая система земли в основном состоит из океана. Из научных докладов последних лет видно, что по увеличению теплосодержания на океан приходится 93% глобального потепления, а на атмосферу — примерно 1%. Что будет к концу века, зависит от того, как пойдет траектория выбросов в ближайшие десятилетия


Анастасия Волочкова, заслуженная артистка России:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— У меня на сердце всегда так жарко, что я не боюсь ни тепла, ни холода. Я хочу, чтобы у всех на душе было тепло. И все, что я могу сделать,— это подарить людям радость, свое творчество, улыбку, я хочу дарить тепло, и это никак не зависит от температуры на планете.


Руслан Эдельгериев, советник президента РФ, спецпредставитель президента РФ по вопросам климата:

Фото: РИА Новости

— Климатическая проблема — это не книга Эдгара По и не фильм Хичкока, где герои противостоят неким мистическим силам и где со всей неизбежностью начинаешь понимать: дальше будет еще хуже,и ничего сделать невозможно. Лавинообразный рост выбросов парниковых газов привел к серьезным нарушениям баланса климатической системы, что выражается не только в «температурных» последствиях в виде роста частоты и интенсивности тепловых волн, но, что существенно хуже, в росте числа наводнений и засух, в ухудшении инфекционной и эпидемиологической обстановки, в росте количества лесных пожаров и смещении зоны вечной мерзлоты и т. д. Но происходящие изменения климата отнюдь не мистическая сила, а проблема, которую нужно изучать, адаптироваться к изменениям и заниматься снижением антропогенной нагрузки. И как показывает опыт последних лет, делать это можно вполне успешно.


Сергей Чепиков — двукратный олимпийский чемпион по биатлону, депутат Госдумы:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Биатлонисту хуже без снега, когда зимы становятся малоснежными. Это вызывает озабоченность. Чувствуется, что летом стало как-то прохладнее, зимы стали более теплыми. Если раньше зима была зимой, а лето было летом, то сейчас зима превратилась в смесь весны и осени, да и лето уже не то. В Исландии айсберг проводили в последний путь, постоянно тают арктические снега и ледники — все это определенные предпосылки. Думаю, это вызовет определенный дисбаланс в природе. Я этим обеспокоен, но я этого не боюсь.


Анатолий Торкунов, ректор МГИМО МИД РФ:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Бояться не надо, нужно думать о том, как не допустить экологической катастрофы. И надо внимательнее прислушиваться к мнению ученых-специалистов, которые давно бьют тревогу, но все с удивительным равнодушием и легкостью относятся к их заключениям. Конечно, я не за то, чтобы воспринимать какой-то апокалиптический сценарий, который тоже иногда звучит в том числе и от представителей науки, но тем не менее уверен, что на межгосударственном уровне и на уровне связей ученых нужно активизировать научное взаимодействие и заняться вопросами экологии. То, что мы сейчас наблюдаем в Гренландии, в Исландии и вообще на севере, это серьезные проблемы в том числе и для нас.


Алла Довлатова, актриса, радио- и телеведущая:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Нет. Я не вижу пока никаких предпосылок для глобального потепления и как оно может навредить моей стране, мне и моим потомкам в том числе. И потом, чего нам бояться, мы находимся в такой стране, у нас такие широты, нам глобального потепления бояться не надо, пускай боятся те, кто на юге живет, в Африке, в Азии. Но это не значит, что нам не надо раздельно выбрасывать мусор, не надо строить мусороперерабатывающие заводы, это вообще не имеет к потеплению никакого отношения. Это касается экологии, и я всеми руками и ногами за то, что в нашей стране надо бить в набат. Мы слишком поздно начали заниматься проблемами экологии. В Европе этими проблемами занимаются уже давно.


Иван Семенов, заместитель главного редактора телеканала «Живая планета»:

Фото: live-planet.tv

— К сожалению, человечество чересчур разобщено, чтобы продуктивно противостоять потеплению. Потепление объективно существует, и людям надо не бояться его, а учиться действовать. Например, на серьезной конкурентной основе прогнозировать изменение условий ведения хозяйства в разных регионах мира и быть готовыми действовать в соответствии с этими прогнозами лет через десять-пятнадцать. Переселять повыше или в другие места, например, жителей атолла-государства Кирибати, который уже почти ушел под воду, быть готовыми переселить в ближайшие годы еще десятки миллионов жителей приморских низменностей. Надо продумать создание особых заповедников-зоопарков для сохранения популяций животных, которые скоро перестанут существовать в дикой природе: полярных медведей, галапагосских игуан и десятков других видов. Можно пытаться бороться с потеплением глобальными воздействиями, например, распылять сульфатные аэрозоли в атмосфере...


Эдгард Запашный, генеральный директор Большого московского государственного цирка:

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

— Как здравомыслящий человек я осознаю, что глобальное потепление не пойдет на пользу планете. Я не верю в скорый крах планеты, но то, что ситуация серьезно поменяется, это сто процентов. Я не хочу, чтобы мои дети, внуки почувствовали все это на себе. Разрушительные изменения происходят по вине человека. Мы говорим о сохранении природы, а делаем все для того, чтобы крупные корпорации продолжали развиваться и продолжали зарабатывать большие деньги. И до тех пор, пока политическая ситуация в мире не поменяется, пока мы не прекратим играть в эту псевдодемократию, ничего не изменится. Для решения таких вопросов нужна сильная воля и возможности.


Николай Николаев, председатель комитета Госдумы по природным ресурсам собственности и земельным отношениям:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Его можно бояться, можно не бояться, но оно происходит. За подтверждением глобального потепления далеко ходить не надо, взять хотя бы этот год — весну, лето, и не только в России, но и во всем мире. Мы можем спорить, почему это происходит, цикличный ли это процесс, но тем не менее нам надо просто брать его в расчет и работать. Нельзя отмахиваться от подобных явлений. Самое рациональное — это учитывать факторы потепления в законодательной работе. Очень важно, чтобы Россия активно участвовала в международном диалоге по решению экологических проблем, и сейчас деятельность России действительно увеличивается. Глобальные проблемы нужно решать глобально.

Комментарии
Профиль пользователя