Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Участники дела Baring Vostok перешли в стадию торгов

О чем свидетельствует перевод Филиппа Дельпаля под домашний арест

от

Партнер фонда Baring Vostok Филипп Дельпаль будет дожидаться окончания громкого уголовного дела в собственной квартире. Мосгорсуд перевел инвестора под домашний арест, хотя месяцем ранее Басманный суд оставил фигуранта в СИЗО. Смягчение меры пресечения приветствовал российский и иностранный бизнес, а защита настаивает на полной невиновности участников процесса. Что помогло Дельпалю покинуть СИЗО? И каковы теперь перспективы громкого дела? Выяснял Григорий Колганов.


Филипп Дельпаль сменил СИЗО на 50-метровую квартиру в Денежном переулке. Супруга финансиста купила ее после слов Владимира Путина, что фигурантов дела Baring Vostok некуда отпускать под домашний арест — у них и жилья-то в России нет. Но наличие собственных квадратных метров еще месяц назад не впечатлило суд первой инстанции, оставивший Дельпаля под стражей, удивляется адвокат француза Варвара Кнутова: «Суду первой инстанции были предоставлены все документы, он их как-то проигнорировал. Уже в суде апелляционной инстанции следствие сказало, что не отпали основания для содержания под стражей, но поскольку выяснилось, что есть квартира, они не возражают против применения домашнего ареста. Мы недоумевали, но это не та ситуация, где мы бы вступили в какие-то пререкания».

Что же повлияло на смягчение меры пресечения? Версий множество — от масштабной поддержки иностранного бизнеса и угроз уйти из России до предстоящей 19 августа встречи Владимира Путина с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. Но есть важный нюанс: пока шел процесс, банк «Восточный» по решению суда перешел от фонда Майкла Калви к структурам Артема Аветисяна и Шерзода Юсупова. Последний как раз инициировал уголовное разбирательство с Baring Vostok. И те, кто считает, что громкое дело затевалось ради контроля над кредитной организацией, полагают теперь, что Дельпаля отправили под домашний арест, потому что цель достигнута. Но с этим не согласен глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи: «Я много таких дел вел. Обычно в таких случаях наоборот не отпускают, чтобы показать, что это все было законно. Никогда не признают это открыто, а так получится совсем явно. Отняли банк и на следующий день повыпускали — тогда сразу всем станет понятно. Нет, как правило, в таких случаях долго еще сопротивляются».

Что будет дальше с громким делом? Многие считают, что оно разваливается. Ключевым его фигурантам смягчают меру пресечения. А две недели назад появилась новость, выбивающая, как показалось наблюдателям, почву из-под ног обвинения. Банк «Восточный» выставил на продажу люксембургскую компанию IFTG — ту самую, завышенная оценка которой легла в основу дела Baring Vostok. По версии следствия, она стоит не 2,5 млрд руб., а всего 600 тыс. Но сейчас банк запросил за него более 3,5 млрд, то есть пострадавшая сторона сама оценила актив дороже, чем в материалах дела. Что же все это значит? Директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин объясняет: участники конфликта сейчас в состоянии торга, и от его результатов зависит исход разбирательства.

«Выход фигурантов под домашний арест не означает слабость группы господина Аветисяна.



Это значит, что группе господина Аветисяна удалось о чем-то предварительно договориться с группой господина Калви. Поскольку они играют с козырей сейчас, могут рассчитывать сорвать банк по максимуму и с точки зрения контроля, и с точки зрения лишнего миллиарда. Если большая сделка состоится, ясно, что никому из фигурантов дела не придется отбывать тюремный срок»,— заключает Салин.

Впрочем, глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин, руководивший ранее управлением президента по внутренней политике, считает, что время закулисных игр в этом деле прошло. Сейчас суд может вынести любой приговор, непременно основанный на железобетонных доказательствах, продолжает Костин: «Рассматривать это как чисто лоббистскую историю довольно сложно. Очень большое общественное внимание к этому приковано. Понятно, что, если приговор будет оправдательный, это будет воспринято однозначно позитивно.

Если приговор будет обвинительный, крайне важно, чтобы вся схема была максимально доказуема, воспринимаема всеми».

Дело Baring Vostok, гремевшее этой зимой и весной, уже летом, казалось, выпало из повестки. Но сейчас вернулось. Не исключено, что скоро станет ясно, какой из сторон была выгоднее такая тишина.

Помимо Майкла Калви и Филиппа Дельпаля, в этом деле фигурируют еще четыре человека, трое из них до сих пор в СИЗО. А бывший председатель правления банка «Восточный» Алексей Кордичев первым был переведен под домашний арест, поскольку пошел на сделку со следствием.

Комментарии
Профиль пользователя