Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

«В ожидании шока»

Чем обусловлено ослабление рубля и к чему оно ведет

Журнал "Огонёк" от , стр. 16

На минувшей неделе эксперты, занятые исследованием финансовых рынков, отметили новость, признанную ими ключевой в оценках перспектив: американские краткосрочные казначейские облигации оказались более доходными, чем долгосрочные, а это верный признак того, что ведущая экономика мира — на пороге рецессии. До глобального спада рукой подать: год, от силы два. И России от общего тренда не увернуться.


Беседовала Светлана Сухова


На таком общем фоне горизонты отечественной экономики туманны, а текущая ситуация оптимизма не вызывает. Четкий тренд последних недель — ослабление курса рубля. Весь вопрос в том, что оказывает на него большее влияние: падающая цена на нефть, просевший резко юань или проблемы в мировой экономике? Об этом «Огонек» расспрашивал руководителя научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара, директора Центра изучения проблем центральных банков Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Павла Трунина.



— Павел Вячеславович, что больше сегодня влияет на рубль — цена на нефть, ожидание мировой рецессии или что-то еще?

Павел Трунин, экономист

Павел Трунин, экономист

— Скорее, ситуация в мировой экономике. Конечно, нефть — это достаточно серьезный фактор, но пока не решающий в силу действующего бюджетного правила. Я думаю, что снижение цены на черное золото до отметки в 45–50 долларов за баррель не окажет на рубль серьезного влияния и курс отечественной валюты будет оставаться сравнительно устойчивым. Резких изменений можно ожидать только в случае развития панических настроений на рынке.

— А это вероятно в ближайшее время?

— На рынке нефти нет ничего невероятного. Сегодня мы видим достаточно сложную ситуацию в мировой экономике в целом. Ведь кроме Соединенных Штатов все крупные экономики находятся либо в состоянии весьма вялого роста, либо уже на грани рецессии. Это означает, что спрос на нефть либо будет расти медленнее, чем прогнозировалось, либо даже снизится. Цена на черное золото окажется под давлением.

Иными словами, если произойдут какие-то новые шоки, потрясения или общее ухудшение ситуации в мировой экономике, то нефть еще сильнее подешевеет, а вслед за ней и рубль.



— Нефть пока на отметке 59,25, а рубль дешевеет день ото дня...

— Вы забыли о сезонности в колебаниях курса российской нацвалюты. Известно, что курс рубля определяется платежным балансом, то есть соотношением спроса и предложения иностранной валюты. В России в первом квартале спрос на валюту традиционно снижается, от чего рубль начинает укрепляться, но к третьему и четвертому кварталу этот спрос повышается.

— То есть в сентябре курс вновь пойдет вверх?

— Не в сентябре, а в начале следующего года. Но в целом подчеркну, что сам факт подъема курса нацвалюты, как и масштабы его укрепления, находится в прямой зависимости от ситуации в российской и мировой экономике, от цен на ресурсы, разного рода иных рисков.

Например, от того, что будет с антироссийскими санкциями. Ведь эта тема никуда не исчезла. Любые заявления Вашингтона об ужесточении санкций способны в любой момент повлиять на потоки капитала. Последние столь же ощутимо влияют на курс рубля, как и цена на нефть. Пока последний пакет санкций не оказал сколь-либо существенного влияния на приток иностранного капитала в Россию, но, как знать, если санкции будут ужесточены, реакция может оказаться и другой. В настоящее время доля зарубежных вложений в ОФЗ достигла исторического максимума. Это значит, что иностранные компании по-прежнему охотно покупают наши ценные бумаги, тем самым поддерживая рубль, который они приобретают для покупки ОФЗ.

— Вы считаете, что в нынешнем кризисе российской экономики вина санкций минимальна?

— Не секрет, что основным фактором, повлиявшим на темпы развития отечественной экономики, стало падение цен на нефть в 2014 году. Так уж вышло, что оно совпало с «крымской историей» и введением санкций. Я видел немало экспертных докладов на эту тему, и вывод там был примерно один: падение цен на нефть оказало куда как более серьезное влияние на экономику и в итоге привело к кризису. Это не значит, что санкций российская экономика даже не заметила. Конечно, они оказали свое воздействие. Но их воздействие может оказаться еще более сильным в долгосрочном периоде.

— Согласно международным исследованиям, рубль входит в первую десятку самых волатильных валют мира, однако последние три года его колебания нельзя назвать резкими...

— Соглашусь с вами. Как правило, курс рубля менялся резко и быстро, а потом наступал период относительной стабильности. Не в первый раз за последние 20 лет мы наблюдаем скачки отечественной валюты, как, например, было в 1998 году, а потом ситуация повторилась в 2008–2009 годах и в 2014-м. С тех пор курс рубля колебался на 5–10 процентов от уровня 60–65 рублей за доллар США. При этом качели могут двигаться не только вверх, но и вниз: в случае, если мы будем наблюдать положительную динамику в мировой экономике, рубль также способен укрепиться...

— Но каковы шансы увидеть такую динамику?

— Скорее всего, они невелики. Развитие мировой экономики не в последнюю очередь зависит от того, как будут развиваться отношения между США и Китаем. Торговая война между ними уже негативно сказывается на этих двух крупнейших мировых экономиках, а если ситуация будут продолжать обостряться, то может привести к еще более сильному замедлению и китайской экономики, и к рецессии в самих Штатах. В этом случае упадет спрос на сырье, вложения инвесторов в развивающиеся страны, а вслед за ними и в рубль.

— Ряд экспертов утверждает, что так как у Китая почти не осталось пространства для маневра в торговой сфере (заканчивается список американских товаров, на которые можно вводить пошлины), то Пекин переметнется на другую поляну — валютную — и начнет манипулировать курсом юаня. Это реальная перспектива?

— Любые трения в мировой экономике всегда негативно сказываются на экономическом росте. То, о чем вы говорите, политические инструменты, а они зачастую вредят экономикам. Что бы там ни говорили Дональд Трамп и Си Цзиньпин, но нынешняя торговая война между двумя сильнейшими экономиками мира никому не идет на пользу. Она вредит и странам, которые в ней участвуют, и мировой экономике в целом. Весь вопрос в том, как далеко она зайдет. Не будет ли слишком поздно, когда Вашингтон и Пекин вдруг опомнятся и решат притормозить?

Уже сегодня доходность двухлетних казначейских облигаций США превысила доходность десятилетних облигаций. Такая инверсия считается самым надежным предвестником рецессии в США. Аналогичная картина с марта наблюдается в отношениях между трехмесячными и десятилетними бумагами. Пессимисты говорят, что срок наступления рецессии — от года до двух. И кому такая ситуация на пользу? Рынки уже реагируют — индексы падают, волатильность растет. Статистика по китайской экономике уже показала существенное замедление темпов промышленного производства.

— Если вернуться к юаню, какое значение может иметь понижение его жестко фиксированного курса с учетом того, что он к тому же и не свободно конвертируемая валюта?

— Согласен, что у него отсутствует свободно плавающий валютный курс. Однако в ноябре 2015 года МВФ принял решение о включении юаня в корзину резервных валют SDR — расчетной единицы МВФ. От этого юань, конечно, не стал мировой резервной валютой (до такого статуса еще надо дорасти, юань должны более активно использовать в трансграничной торговле и накапливать, как резервы, центробанки других стран), но де-юре поднялся на уровень доллара, евро, британского фунта и японской иены.

У Китая имеются значительные резервы, он способен оказывать серьезное влияние на курс своей валюты. Но сегодня в большинстве случаев сложно определить, что вызывает колебания курса — рыночные силы или решения правительства? Не исключено, что целенаправленная политика китайских властей по удешевлению юаня — миф, возникший в условиях, когда ослабление китайской валюты становится вероятным в результате общего ухудшения экономических показателей Китая, вызванных не в последнюю очередь действиями Вашингтона и Пекина на «фронтах» торговой войны.

— То есть Пекин не может целенаправленно играть на понижение курса юаня?

— В принципе, может. Китай, как и любая другая страна, в состоянии влиять на курс своей валюты. Собственно говоря, когда американский президент делает какие-то заявления относительно политики Штатов или об изменениях в торговле, это тоже оказывает влияние на курс, в данном случае доллара. Я говорил о другом: о том, что объективная экономическая ситуация делает неизбежным ослабление курса валюты без целенаправленной политики властей. Что же до вашего предыдущего вопроса — о последствиях снижения курса юаня, то я не думаю, что мы в этом случае станем свидетелями каких-то апокалиптических сценариев. Прежде всего убежден, что эта ситуация никак не отразится на пакете американских гособлигаций, которые находятся в руках Китая. Слишком уж их много. Помните пословицу про то, что когда ты должен 100 рублей — это твоя проблема, а когда миллион — это уже головная боль кредитора? Тут все то же самое. Я не очень верю в то, что Пекин начнет «играться» с курсом юаня целенаправленно. Экономика Китая совсем не такая, какой она была еще 15–20 лет назад.

Сейчас значительную долю ВВП страны составляют потребительские товары, в том числе импортные, так что понижение курса будет, как мы это сами проходили в последние годы, бить по потреблению, приводить к сокращению импорта. Значительная девальвация юаня означает серьезный удар по потреблению. Не думаю, что Китай на такое пойдет. Иное дело, что курс юаня и без вмешательства сверху просядет, если ситуация в мировой и китайской экономиках будет ухудшаться. Тут уже, скорее, надо будет ждать от китайских властей мер по поддержке их нацвалюты.

— Криптовалюта, если китайцы создадут виртуальный юань, может помочь им обойти санкции США?

— Я, честно говоря, не слышал о таком проекте. Считаю, что истории с созданием государственных криптовалют — пока по большей части — пиар. Реальные шаги по внедрению криптовалют пока предпринимали единицы. Из крупных мировых центральных банков разве что Банк Швеции продвинулся в этом направлении дальше всех, но даже они уже несколько раз откладывали внедрение собственной криптовалюты. Центробанки и Минфины еще ряда стран сделали заявления о такого рода намерениях, в том числе ФРС США и Банк Англии. Но в реальности пока никто далеко не заглядывает, и вряд ли в ближайшем будущем состоится прорыв. Думаю, что с Китаем — та же история. Неизвестно, что будет через 10 лет, но на сегодняшний день есть четкое ощущение, что вся криптоистория нуждается в дальнейшей самой серьезной проработке, прежде чем государственные криптовалюты станут реальностью. Если вообще когда-нибудь станут...

Комментарии
Профиль пользователя