Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Aliyev Alexei Sergeevich / Getty Images

Любовь в каждой петельке

Бабушкино вязание как социальный проект

Журнал "Огонёк" от , стр. 26

27-летняя жительница Санкт-Петербурга Юлия Алиева решила оставить работу в администрации города и затеяла социальный проект.


Мария Вахрушева


В свои 27 лет Юлия Алиева успела поработать в нескольких серьезных ведомствах — и в Министерстве экономического развития, и в комитете по развитию предпринимательства администрации Санкт-Петербурга. Но осенью 2018 года неожиданно для самой себя поняла, что все это не то, чего ей хочется в жизни, поэтому бросила работу в госструктурах ради, как она сама говорит, «действительно доброго» дела.



— Я всегда любила пожилых людей. Не знаю, какой-то особый трепет они во мне вызывают,— рассказывает Юлия.— Думаю, это заслуга моих бабушки и дедушки, слишком уж сильная у меня к ним привязанность. В моем родном городе Вельске Архангельской области они жили через дорогу от нашего дома, поэтому в детстве я много времени проводила у них: зимой мы вместе катались на лыжах, летом ходили за грибами и ягодами. Бабушка научила меня и вязать (она и сама до сих пор рукодельничает), от нее слышала часто: наши мастерицы дадут фору любому, вот только никто об этом не знает. Это запало в душу, и вот в итоге решила помочь, чем могу: придумала социальный проект, в котором могут поучаствовать пожилые люди, владеющие старинным навыком. В их руках не только редкостное умение, но и особенное тепло — ни с чем не сравнимо.

За полгода к проекту Юлии Алиевой присоединились более 40 участниц

Фото: Ксения Голубева

Проект стартовал 1 октября прошлого года: инициативная девушка известила об этом в «Одноклассниках» и объявила о наборе участниц. Правда, уже после первого поста нашлись критики, посыпались негативные комментарии: людям показалось, что это очередной «развод».

— Кто-то начал писать, что не может быть таких выгодных условий, что это мошенники,— вспоминает Юлия.— Но были и те, кто поверил и откликнулся. С первой участницей Еленой Леонидовной Третьяковой мы пошли на риск: я закупила пряжу, рукодельница начала вязать, но мы не знали, заинтересует ли кого-то наше предложение, удастся ли нам продать вещи.

У Елены растет внук с ограниченными возможностями, поэтому, когда мы смогли найти клиентов и практически вся прибыль за работу ушла женщине, она, конечно, очень обрадовалась и позвала своих подруг в проект.

Елена Третьякова — талантливый дизайнер. Ее модели вызывают большой интерес

Фото: Екатерина Космачева

Работает он просто: 90% прибыли уходит рукодельницам, цены на свои изделия устанавливают они сами. Однако, по словам Юлии, не все бабушки умеют свой труд объективно оценивать:

— Они у нас добрые и зачастую занижают себе оценку. Я всегда подсказываю, если считаю, что можно увеличить цену, но не настаиваю. Если бабушка думает, что именно так должно стоить, пусть так и будет.

За полгода к проекту присоединилось более 40 участниц по всей стране. В основном Москва и Питер, но есть рукодельницы из Ростова-на-Дону, Оренбурга, Тюмени, Петрозаводска, Воронежа, Новосибирска и других городов. И если раньше Юлия искала талантливых бабушек сама, то сегодня уже работает «сарафанное радио», а проект превращается в своеобразный бизнес-клуб. У каждой участницы за плечами своя уникальная история. Есть и блокадницы, есть и совсем молодые пенсионерки, начиная с 48 лет, а есть и долгожительница — 102-летняя москвичка Мария Логиновна, которая пережила еще революцию 1917 года! Она связала для проекта удивительный свитер, который ушел, как говорится, влёт, и с удовольствием ждет новых заказов.

В основном участницы — мастерицы вязания, но Юлия радуется всем рукодельницам, которые готовы присоединиться к проекту: кто-то делает игрушки, кто-то броши, детскую одежду шьют, как для родных внуков («чтобы ушки закрывало», «чтобы завязочки не тянули»). Есть даже женщины, которые плетут кружева на коклюшках, как, например, 50-летняя Любовь Валерьевна Голубева из Санкт-Петербурга. Вязать и шить она научилась еще в школе, а когда поняла, что может связать абсолютно любую одежду, ей захотелось освоить более сложный вид рукоделия — так она стала посещать курсы кружевоплетения при Александро-Невской лавре.

Любовь Голубева умеет даже кружева плести на коклюшках

Фото: Предоставлено GRANNY’S

— Надо понимать, что кружевоплетение — очень домашнее занятие. Если вязать я могу где угодно, даже в транспорте, то кружева плести можно только дома. На это уходит больше времени, но зато сам процесс намного волшебнее и красочнее,— делится секретами Любовь Валерьевна.

А инициатор проекта Юлия делится проблемами и даже обидами:

— К сожалению, в России еще не ценится ручная работа. Люди как хотят? Чтобы было качественно и дешево,— сетует она.— Звучат и претензии: мол, наши вещи стоят дорого. Для кого-то варежки ручной работы от бабушки семидесяти с лишним лет из шерсти за тысячу рублей — это что-то «запредельно непостижимое». Мне это непонятно. Сейчас в Европе и США большой спрос на вязаные вещи ручной работы. Надеюсь, что и к нам это тоже в итоге придет.

Сами рукодельницы всеми силами стараются, чтобы их изделия могли конкурировать с вязаными вещами массмаркета. Например, Ирина Васильевна Крючкова, 64-летняя москвичка, смотрит показы Zara, H&M, Uniqlo, чтобы поймать мировые тренды, но увиденным недовольна:

Ирина Крючкова — бабушка шести внуков, она внимательно следит за мировыми трендами

Фото: Предоставлено GRANNY’S

— Там-то грубая шерсть, бесконечные швы. А у нас — тепло, «живые руки» — это не бездушная машина,— говорит Ирина Васильевна.

Женщина большую часть жизни проработала на летной станции в городе Жуковский начальником службы объективного контроля. В 90-е зарплату не платили, поэтому начала вязать на заказ. Вспоминает: «Ко мне обратилась знакомая — предложила связать пальто для своей клиентки. Я выполнила.

Спустя три года на улице увидела женщину в моем пальто. И тогда у меня из глаз хлынули слезы: человек три года его носит, оно не лежит на полке.

И я поняла, как это здорово: уметь вязать». Теперь на пенсии, появилось время для любимого занятия, а главное — открылась новая возможность.

— Я очень рада, что такой нужный проект появился. Он вдохновляет пожилых людей делать что-то своими руками, дает ощущение «нужности», ну и, само собой, помогает заработать какие-то деньги. Ведь многие, в том числе и я, просто не умеют продавать. Еще один плюс проекта — новые знакомства. У меня теперь своя страничка в «Инстаграме», там общаюсь с другими рукодельницами — обмениваемся идеями, мыслями. Конечно, смотрю и на их работы. Признаюсь, завидую порой: какие мастерицы живут у нас в стране! Я же не ас вязания, просто любительница. Хотя и очень старательная. А мой девиз: «Любовь в каждой петельке»! К тому же петельки-то целебные: вязание развивает мелкую моторику рук, расчеты петель включают мозг, а монотонность работы успокаивает нервную систему.

А еще все участницы проекта теперь постигают цифровые премудрости — новые идеи ищут в интернете, следят за тем, куда движется мода. Единодушно и с удовлетворением отмечают: в целом мода циклична, а значит, то, что было популярно в молодости участниц, снова возвращается. Так что переучиваться или, наоборот, изобретать что-то новое практически не приходится. Понятна и перспектива: вязаные брючные костюмы и авоськи — именно то, что скоро будет у каждой модницы, как считают бабушки.

— Нам, пенсионеркам, что самое главное? Просто знать, что ты кому-то нужен, что ты востребован и любим,— говорит Нина Александровна из Архангельска.— Мне 71 год, и кто бы мог поверить, что жизнь в это время заиграет новыми красками. Однажды увидела в интернете мишутку, решила связать, а сейчас на заказ моей игрушки выстраивается очередь. Каждый медвежонок для меня, как ребенок, которого ты отпускаешь жить в другой дом, но заранее знаешь, что там его будут любить еще сильнее!

Комментарии
Профиль пользователя