Коротко

Новости

приложение

партнерский проект

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

Займовое стало явным

В операциях Андрея Смышляева нашли еще одну фиктивную сделку на 130 млн рублей

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 8

В банкротном деле уфимского предпринимателя Андрея Смышляева, задержанного в мае в Италии по запросу об экстрадиции в Россию, вскрылись новые обстоятельства. Финансовый управляющий бизнесмена в арбитражном суде Башкирии доказала фиктивность крупной сделки, совершенной им в 2014 году с тюменским предпринимателем Виктором Плишкиным. Операция оформлялась как возврат займа на несостоявшееся совместное предприятие. Так как ответчик не смог доказать, что передавал Андрею Смышляеву эту сумму наличными, суд сделал вывод о мнимости сделки. Средства должны пополнить конкурсную массу господина Смышляева, задолжавшего кредиторам около 1,5 млрд руб. и обвиняемого в мошенничестве.


Тюменский предприниматель Виктор Плишкин должен перечислить 130 млн руб. в конкурсную массу уфимского бизнесмена Андрея Смышляева, который признан банкротом за долг 1,5 млрд руб. перед компанией «Нокиан шина» — российским подразделением концерна Nokian Tyres. Такое решение принял арбитражный суд Башкирии, рассмотрев заявление финансового управляющего господина Смышляева Ольги Ждановой. Предметом разбирательства была банковская операция, в ходе которой в феврале 2014 года Андрей Смышляев перечислил со своего счета в «Локо-банке» 130 млн руб. на счет ИП Виктора Плишкина. Назначением платежа был указан возврат беспроцентного займа, который якобы передавался господином Плишкиным уфимскому партнеру в 2013 году на совместное предприятие.

Представитель тюменского предпринимателя в суде заявил, что в 2013 году Виктор Плишкин продал за 200 млн руб. три принадлежавших ему магазина по продаже автомобильных шин, чтобы вложиться в завод по переработке шин, который планировал построить Андрей Смышляев. Деньги уфимскому партнеру передавались наличными, заявил представитель ответчика, но так как проект не состоялся, через год Андрей Смышляев вернул сумму, перечислив ее с банковского счета.

В иске финансового управляющего юрист Виктора Плишкина просил отказать, в том числе из-за истекшего срока давности по делу.

Ольга Жданова, в свою очередь заявила, что сделка 2013 года была фиктивной, так как в финансовых документах уфимского предпринимателя не сохранились подтверждающие первичные документы, а Виктор Плишкин не доказал, что мог предоставить такой крупный заем. В предшествующий сделке период оборотные средства предприниматель направлял на оплату поставок шин компании «Русшина-Тюмень», в которой владел долей. Эту же компанию связывали с Андреем Смышляевым.

Кроме того, заявила в суде госпожа Жданова, Андрей Смышляев в 2013 году не нуждался в заемных средствах, так как, согласно документам, получал регулярные беспроцентные займы от подконтрольных компаний ЗАО «Таганка», ООО «Теско И», ООО «Теско Р» и «осуществлял регулярные переводы собственных средств в значительном объеме».

Представитель «Нокиан шина» на процессе заявил, что также сомневается в факте выдачи займа.

По его словам, перевозка 130 млн руб. наличными из Тюмени в Уфу потребовала бы «специальной подготовки», в том числе из-за большой массы такой наличности — около 95 кг и большого объема — 48 коробок.

Суд согласился с доводами истца и кредитора, сделав вывод о том, что целью банковской операции 2014 года был вывод денежных средств Андрея Смышляева и подконтрольной ему организации. Аргумент о пропуске срока исковой давности суд отверг, заметив, что Ольга Жданова узнала о спорной сделке только в сентябре 2018 года.

В апреле 2017 года Виктор Плишкин утратил статус индивидуального предпринимателя, а еще раньше вышел из участия в упомянутых компаниях. Его представитель в суде заявил, что деньги, возвращенные Андреем Смышляевым за несостоявшееся СП, уже потрачены — частично на покупку недвижимости стоимостью 51 млн руб. в Тюмени, частично на сберегательные сертификаты Сбербанка стоимостью 78 млн руб., а также на акции различных компаний.

Андрей Смышляев в мае был задержан в Италии на собственной вилле на озере Комо в результате запроса об экстрадии в Россию. На родине бизнесмен подозревается в мошенничестве и преднамеренном банкротстве (ст. 159 и 196 УК РФ). Потерпевшей в уголовном деле является компания «Нокиан шина», требования которой к предпринимателю оцениваются в 1,5 млрд руб. Инвентаризация имущества, проведенная предыдущим финансовым управляющим, установила, что активов у бизнесмена нет, а на банковских счетах в пяти валютах на март-апрель 2017 года хранилось всего 478 руб.

Ольга Жданова, получив доступ Росфинмониторинга к счетам должника, ранее доказала в суде фиктивность другой сделки, когда в 2016 году Андрей Смышляев перевел ИП Лилии Ахметовой 222,5 млн руб. Перевод также оформлялся как возврат займа. В феврале арбитражный суд Башкирии наложил арест на 80 объектов недвижимости, которыми до 2016 года владела семья Андрея Смышляева. В их числе — дом отдыха «Сосновый бор» и турбаза «Колибри» в Бирском районе республики.

Вчера Ольга Жданова сообщила „Ъ“, что если у Виктора Плишкина не окажется денег для исполнения решения суда, она будет добиваться продажи его имущества, в том числе путем банкротства.

Представитель Виктора Плишкина Юлия Гершаник от комментариев отказалась.

По мнению адвоката Руслана Евсюкова, перспектив обжаловать решение у тюменского ответчика нет. «Думаю, что он уже заявил все возможные доводы в суде первой инстанции. Раз не удалось доказать, что он имел финансовую возможность предоставить такой крупный заем, сделать это в апелляции не получится. По сложившейся судебной практике, если не доказано наличие средств, их получение, то такая сделка является мнимой. Что касается фактического взыскания средств в конкурсную массу, то у финансового управляющего есть для этого все инструменты. Если ответчик за это время успел избавиться от имущества, его можно вернуть в рамках процедуры банкротства»,— отметил эксперт.

Управляющий партнер судебного агентства «Барристер» Айдар Муллануров также считает, что решение устоит в вышестоящей инстанции: «Сделки, связанные с наличным расчетом, в ходе банкротства часто признаются судом ничтожными. Займодавцу нужно доказать, что он обладал такой внушительной суммой и физически мог ее передать должнику». Перспективы фактического взыскания средств с ответчика собеседник оценивает как высокие: «Даже если он формально передал имущество третьим лицам, финансовый управляющий может оспорить законность этих сделок».

Булат Баширов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя