Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Пикассо с Волги

«Коллекция Ульяновского художественного музея» в «Рабочем и колхознице»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Случай — реконструкция музейного особняка — дал шанс Ульяновскому областному художественному музею, обладателю одной из самых крупных и известных региональных коллекций искусства, показать свое собрание в Москве. Среди более чем полусотни произведений выставки в павильоне «Рабочий и колхозница» — Ортолани, Репин, Лагорио, Маковский, Левитан, Гончарова, Пластов и целый сет керамики Пикассо. Рассказывает Олег Краснов.


История коллекции ульяновского музея строилась по стандартной и печальной схеме: дворянские собрания—национализация после революции—«посылки» из столичных музеев и ведомств либо революционных (а затем пропагандистских), либо вторичных произведений. Но можно считать, что музею повезло на не совсем стандартный лад. Во-первых, к концу XIX века местное «дворянское гнездо» располагало неистовыми энтузиастами — это прежде всего известный археолог и общественный деятель Владимир Поливанов, которого можно считать основателем музея,— не говоря о внушительных средствах и достаточном вкусе для покупки действительно выдающихся образцов русского искусства. Во-вторых, еще в 1920-е, когда юная советская власть в полной мере привечала авангард, по решению Наркомпроса сюда поступили первые работы новаторов искусства, составившие костяк ныне невероятно востребованной части коллекции — несколько работ Михаила Ларионова, например, участвовали в недавней его ретроспективе в Третьяковке.

«Поливанов открыл в 1895 году для публики историко-археологический музей, но он также способствовал пополнению его художественных коллекций,— рассказала “Ъ” заместитель директора по научной работе музея Луиза Баюра.— Энтузиазмом он заражал дарителей, и сам вел активную деятельность — вплоть до революции запрашивал в Академии художеств в Петербурге произведения для музея. Один из прекрасных пейзажей Льва Лагорио на выставке в Москве — как раз из них».

Благодаря его подвижничеству здесь, в частности, появился и один из топовых экспонатов — тончайший портрет уроженца Симбирской губернии Николая Карамзина кисти работавшего при императорском дворе Джованни Баттисты Дамона Ортолани. Флорентийскому академику работу заказал сам историк в 1805 году для отправки брату Василию в Симбирск, а от потомков она попала в музей. Этот портрет и открывает сегодня столичную экспозицию.

Увы, большей части ожидаемых сокровищ на выставке «Коллекция Ульяновского художественного музея: Поленов, Пластов, Пикассо и не только» все-таки нет. Причина, вероятно, в затратах — даже Третьяковка показывает региональные коллекции в своем цикле «Золотая карта России» исключительно на спонсорские деньги.

Не попали в Москву ни полотна Рокотова и Боровиковского, ни умиротворяющий «Вечер на море» Айвазовского, происходящий из крупной коллекции симбирской землевладелицы Екатерины Перси-Френч, ни импровизационный портрет Павла Кукольника работы Карла Брюллова, переданный в музей в 1920-х известным «собирателем культуры» Александром Жиркевичем, ни массив произведений русского авангарда.

Впрочем, в каждом из трех основных разделов экспозиции, сделанной с реверансами к коллекционерам, чьи собрания составили музейную славу, найдется несколько бесспорных хитов. Это и гиперреалистичный «Туман в горах. Кавказ» Льва Лагорио, и репинский монохромный «Портрет Александра Жиркевича» — коллекционер и художник дружили, и «Натюрморт с зеленой бутылкой» Натальи Гончаровой, и «Старик со стаканом» Василия Худякова, выходца из Симбирска, чья работа «Стычка с финляндскими контрабандистами» положила начало коллекции Павла Третьякова.

Но главной драгоценностью выглядит не русская классика, а будто заблудившаяся в этом портретно-пейзажном лесу керамика Пикассо — ей посвящены два небольших зала. Кувшины и блюда с эмблематичными сюжетами мастера (быки, тореро, античные образы) оказались в музее, почитай, случайно: в год 100-летия Ленина шестнадцать объектов прибыли в Ульяновск по указу Минкульта. Все они — часть известного дара «советским друзьям» вдовы Фернана Леже Нади и в 1970-м должны были стать если не хедлайнерами, то важными героями международных торжеств в городе вождя революции. Сегодня же оказались эффектным напоминанием о всех тех редких сокровищах, что с легкой руки партийных функционеров бездумно разлетелись по всей территории бывшего СССР.

Комментарии
Профиль пользователя