Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Сценарий может быть исправлен

Приведут ли события в Москве к реинкарнации «болотного дела»

от

Число фигурантов дела о массовых беспорядках в Москве может увеличиться. Так, источник агентства «Интерфакс» сообщает, что на причастность к событиям 27 июля проверяют еще пять человек. Имена этих людей не раскрываются, но уточняется, что потенциальные подозреваемые находились в субботу рядом со зданием мэрии и скандировали лозунги, несмотря на предупреждение полиции. Ранее правозащитная организация «Агора» сообщила, что в рамках этого дела задержали активиста Кирилла Жукова, а в качестве свидетеля был допрошен координатор движения «Левый блок» Василий Кузьмин. Станет ли это расследование новым «болотным делом»? И могут ли осудить так называемых лидеров протеста?


В ночь на среду у участников митинга прошли обыски. В полиции заявляют, что некоторые активисты готовились к столкновениям: замглавы столичного управления МВД Александр Половинка в эфире телеканала «Россия 24» сообщил, что у протестующих были молотки и ножи, но не привел никаких данных о применении этого оружия.

Правозащитники пока не подтверждают наличие у задержанных предметов, похожих на оружие. При этом глава юридической службы «Апологии протеста» Алексей Глухов пояснил, что даже найденные у отдельных активистов ножи или молотки не могут служить доказательством массовых беспорядков. «Нам не известно, что было какое-то оружие у задержанных, с которыми мы работали. Но один из допрошенных сегодня в качестве свидетеля, когда я общался с ним, подтвердил, что в постановлении о производстве обыска, который вынес следователь, были слова, связанные с оружием, вооруженным мятежом, все в этом роде, — говорит Глухов. — Это больше пиар-кампания, направленная на обоснование репрессивных действий в отношении протестующих: мол, мы не просто так лупим дубинками всех на улице и задерживаем по полторы тысячи человек в день. Организация объединенных наций несколько месяцев назад опубликовала стандарт мирных собраний, в котором указала: в случае, если отдельные участники мирной акции совершают акты насилия, либо планируют их совершить, это не означает, что вся мирная акция утрачивает мирный характер, и такие действия, как разгон, не являются оправданными».

Наблюдатели сравнивают происходящее с событиями 2012 года: после столкновений на Болотной площади в рамках уголовного дела о массовых беспорядках осудили несколько десятков человек.

При этом адвокат Дмитрий Аграновский, принимавший участие в «Болотном деле», считает, что тактика властей в этот раз отличается от той, что была в 2012 году. «В “болотном деле” было наоборот: там сначала людей привлекли к административкам, и была пауза, а потом их начали уже арестовывать — через месяц, через два, через три, некоторых потом даже через годы. А здесь сразу пытаются как-то взять быка за рога. Вообще массовых беспорядков в понимании статьи 212-й 27 июля не было, в статье написано: “массовые беспорядки, сопровождающиеся погромами, поджогами, уничтожением имущества” . То есть не любые массовые беспорядки подпадают. Я думаю, что здесь все-таки массовых беспорядков в том смысле, которая придает 212-я статья, не было. Такого рода дела, как это ни цинично звучит, как раз то, что нужно оппозиции, потому что это будут новые политзаключенные, новые точки кристаллизации. Я просто видел, как вокруг “Болотного процесса” оппозиция, что называется, расцветала», — рассуждает Аграновский.

А вот фигурант «болотного дела» правозащитник Владимир Акименков увидел много параллелей с событиями 2012 года. Он считает, что за решетку могут отправиться десятки человек, в том числе и лидеры протеста: «Я думаю, что от 10 до 20 манифестантов — или людей, назначенных манифестантами, — к сожалению, посадят в течение ближайших нескольких месяцев. Хотя посадки и сами следственные действия могут растянуться на годы. Подпадут ли под уголовное преследование те политики, которых отказываются регистрировать кандидатами в Мосгордуму? По нашему делу — да, ответили несколько людей из сегмента левой политики, при этом, насколько я понимаю, было принято решение сверху не сажать либеральных политиков. Мне не известно, будут ли сделаны так называемыми организаторами массовых беспорядков политики, которые сейчас пытаются добиться регистрации кандидатами в депутаты. Но я не исключаю, что нескольких людей из этой среды могут посадить».

Накануне свою оценку несанкционированной акции 27 июля дал мэр Москвы Сергей Собянин — он отметил, что полиция действовала адекватно. Спустя несколько часов после его выступления и было возбуждено уголовное дело о массовых беспорядках. В Кремле митинг пока не комментировали.

Политолог Александр Кынев полагает, что нынешнее разбирательство служит способом устрашения недовольных и вряд ли завершится масштабными посадками оппозиции. «Это та же технология запугивания. Я думаю, что это носит скорее превентивный характер. Всерьез поверить, что будут сажать ярких политиков на реальные сроки, будут сажать кандидатов — вы знаете, такого даже в Африке давно уже нет. Мне это кажется совсем уж фантастикой в стиле Кафки и Оруэлла. Я думаю, что это попытка запугать всех, кто запугается. Но, как уже показало 27-е число, люди не запугиваются. Ситуация уже прошла, мне кажется, некую критическую грань, когда это абсолютно не работает. Нужны символические жесты: нужно зарегистрировать несколько действительно ярких кандидатов, не каких-то второстепенных — и таким образом исчезнет повод», — отметил политолог.

Ранее под административный арест попали почти все незарегистрированные кандидаты в депутаты Мосгордумы. В среду еще один так называемый лидер протеста — член руководства Либертарианской партии России Михаил Светов — получил 30 суток за повторное нарушение законодательства о митингах.

Директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин считает, что выбранная властями «болотная» стратегия силового ответа на протест не снизит число недовольных на улицах. «В случае с “болотным делом” власть, нейтрализуя протестные группы в столице, могла опираться на общественное мнение в регионах — оно позитивно воспринимало все эти фильмы “Анатомия протеста” и прочие, которые власть давала. Сейчас провинция настроена даже гораздо более протестно, чем столица, и на общественное мнение власть опираться не может. Поэтому исходная ситуация существенно иная, и власть, реализуя рецепт 2011-2012 годов, может оказаться в схожей ситуации, в которой оказался Янукович в начале 2014 года, когда принял пакет законопроектов, ужесточающих режим проведения массовых мероприятий — в итоге это привело только к новой мобилизации протестующих. Неверная оценка ситуации в России может привести, конечно, не к такой же ситуации, как на Украине в начале 2014 года, но совершенно к иной реакции общества», — предполагает Салин.

Накануне оппозиции не удалось договориться с московскими властями о проведении нового митинга: город предложил провести акцию ближайшие выходные на проспекте Сахарова, но эта площадка не устроила организаторов и они отозвали заявку. Теперь одна часть оппозиционеров настаивает на проведении митинга 10 или 11 августа, а другая призывает провести мирное шествие 3 августа, несмотря на предостережение полиции.

Сергей Гусев, Григорий Колганов, Глеб Силко


Комментарии
Профиль пользователя