Деньги застряли в большом кармане

Инвестиции в РФ ограничены проблемами перераспределения прибылей

Наличие у компаний значительных свободных ресурсов не приводит к росту инвестиционной активности в экономике — притом что она находится на исторических максимумах в базовых секторах, фиксируется в исследовании Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Причины стагнации инвестиций, отмечают исследователи,— окончание «политически обусловленного» бума госинвестиций первой половины 2010-х годов, отсутствие привлекательных проектов и механизмов перераспределения ресурсов в их пользу. Отметим, вклад в блокирование инвестиций может вносить и огосударствление экономики: для госкомпаний вложения в непрофильные активы ограничены, снятие же этих ограничений лишь дополнительно увеличит долю государства в экономике.

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ  /  купить фото

Чистый финансовый результат компаний (прибыль до налогообложения, без учета деятельности финансового и государственного секторов, а также малого бизнеса) в январе—мае 2019 года увеличился на 36,5%, или 2,3 трлн руб. в годовом выражении, сообщил вчера Росстат. Улучшение показателя происходило на фоне увеличения прибыли в экономике на 25,4% и снижении как убытков, на 21%, так и доли убыточных предприятий — на 0,6 процентного пункта, до 32,2%.

Хотя прибыль продолжает бурно расти, инвестиционная активность продолжает затухать (из собственных средств компаний делается более половины капитальных инвестиций в экономике). По данным июльского конъюнктурного опроса ИЭП им. Егора Гайдара обрабатывающей промышленности (в этом секторе в январе—мае прибыль выросла на 50,1%), инвестпланы компаний пятый месяц подряд не улучшаются.

В новом ежемесячном докладе ЦМАКП об экономике отмечается, что во втором квартале этого года «рост инвестиционной активности в экономике резко замедлился»: если в первом предложение инвестиционных товаров росло среднемесячными темпами в 0,4%, то в апреле-мае — лишь в 0,1% (с учетом сезонности).

При этом в ЦМАКП указывают еще на один признак того, что компании не страдают от отсутствия собственных инвестиционных ресурсов: годовые темпы прироста средств на рублевых депозитах на фоне высоких ставок предприятий достигли локального максимума — более 30% (см. график). «Отвлечение средств предприятий из производственного оборота в финансовые вложения, очевидно, является фактором снижения инвестиционной активности. В настоящее время величина годового прироста средств на рублевых депозитах предприятий равна 17–18% годовой суммы расходов на инвестиции в основной капитал»,— отмечают авторы доклада (.pdf).

Исследовав отраслевые тенденции капвложений в 2004–2018 годах, аналитики ЦМАКП обнаружили четыре группы отраслей с четкой сегментацией инвестиционной активности. Одной из них — «отдыхающей» (нижняя фаза инвестиционного цикла), вероятнее всего, и принадлежит большая часть свободных ресурсов. Это электроэнергетика, нефтепереработка, производство стройматериалов и транспорт — на них приходится 27% всех инвестиций. Обнаруженная здесь «инвестиционная яма», по мнению ЦМАКП, естественна и вызвана бумом вложений в предшествующие годы. Эта же «яма», по мнению аналитиков, объясняет снижение инвестиций в последние годы и является следствием ограниченного числа разноплановых решений, в основе которых — окончание политически обусловленного (и частично вынужденного) бума госинвестиций первой половины 2010-х годов — от вынужденной модернизации в электроэнергетике до строительства нефтепроводов с целью снижения геополитических рисков.

В тоже время в группе «лидирующих отраслей» (верхняя фаза инвестцикла), на которые приходится две трети инвестиций (отрасли—экспортеры сырья, а также производители электрооборудования и транспорта, строительство, торговля и финансовые услуги), масштабы инвестактивности находятся на исторических максимумах или близки к ним. Впрочем, по словам одного из авторов исследования Владимира Сальникова, бум в этих отраслях не вытягивает общую динамику инвестиций в плюс из-за низкой нормы накопления капитала в экономике. Не помогает общей ситуации и «группа середнячков», где инвестиции несколько ниже прежних значений. Это в основном отрасли, ориентирующиеся на внутренний спрос (11% всех инвестиций), среди которых пищевое и легкое производство, выпуск машин и оборудования, а также образование. Перспективы роста капвложений в этих отраслях в силу низкого внутреннего спроса ограничены.

Единственным «явным и глубоким аутсайдером» в ЦМАКП назвали лишь здравоохранение (1,4% инвестиций в экономике). Там объем вложений последние пять лет остается вдвое ниже максимума 2012 года — это кратно меньше среднего показателя стран ОЭСР.

Перечисленная группа «отдыхающих» отраслей, на деле обладающих огромными инвестресурсами, в очень большой степени состоит из государственных или окологосударственных компаний, и это — отдельная проблема. При исчерпании возможностей роста внутри отрасли они крайне ограничены во вложениях в другие сектора экономики — для них это вложения в непрофильные активы, не поддерживаемые собственником. Это обстоятельство во многом защищает экономику от дальнейшего системного огосударствления, но должно сильно ограничивать межотраслевые инвестперетоки и конкуренцию в потенциально привлекательных секторах. В теории эта ситуация могла бы исправляться финпосредниками (банками), но в РФ они также все более или более огосударствляются.

Алексей Шаповалов, Дмитрий Бутрин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...