Коротко

Новости

Подробно

Фото: Eric Risberg / AP

Шпионскую технику отключают от быта

Потребительскую электронику выводят из-под Уголовного кодекса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Госдума во втором чтении исключила потребительские бытовые приборы и электронику из-под действия законопроекта ФСБ о шпионской технике, за незаконный оборот которой предусмотрена уголовная ответственность. Это снизит риски для потребителей и производителей электроники и софта, рады участники рынка. Но юристы не исключают, что опасность уголовного преследования может сохраниться из-за неясных формулировок.


Госдума 16 июля приняла во втором чтении подготовленный ФСБ проект поправок к Уголовному кодексу о шпионской технике, исключив из ее числа бытовые устройства. В частности, к специальным техническим средствам для негласного получения информации не будут относиться имеющиеся в свободной продаже устройства с функциями аудиозаписи, видеозаписи, фотофиксации или геолокации, если им «преднамеренно не приданы свойства», позволяющие получать и накапливать информацию, составляющую тайну, без ведома ее обладателя, следует из таблицы поправок на сайте Госдумы.

За незаконный оборот шпионской техники предусмотрено в том числе уголовное наказание. О необходимости законодательно закрепить ее определение заговорили в 2017 году, после уголовного дела, заведенного на курганского фермера, который приобрел GPS-трекер для коровы со скрытым микрофоном. Дело было закрыто после того, как о нем во время пресс-конференции рассказали президенту РФ Владимиру Путину.

Проект ФСБ, вносящий определение шпионской техники и появившийся в начале июля 2018 года, поначалу вызвал резкую критику производителей электроники из-за того, что под предложенное определение мог попасть слишком широкий спектр устройств, включая стандартные бытовые приборы. Производители софта также опасались, что будущий закон распространится на системы мониторинга взлома программ, которые используют разработчики. ФСБ отклонила все предложения участников рынка, сообщал “Ъ” в октябре 2018 года.

В итоге законопроект в жесткой редакции был принят Госдумой в первом чтении 2 апреля 2019 года. Позднее его рекомендовало доработать правовое управление Госдумы, отметив, что в предложенном виде к шпионским средствам можно было отнести большинство видов современной техники, в том числе цифровые фотоаппараты, видеокамеры и диктофоны, имеющие высокие технические характеристики и малые размеры или встроенные в смартфоны, портативные компьютеры и часы.

Исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий Николай Комлев считает внесенные поправки позитивными.

«Формулировку можно дорабатывать, но сделан важный шаг, допускающий целый спектр цифровых устройств в легальный гражданский оборот»,— отмечает он.



Это важно как для отрасли сельского хозяйства, так и для медицины, например, в части контроля состояния пациентов или пожилых людей, поясняет господин Комлев. Появление в проекте формулировки, которая выводит потребительские устройства из разряда шпионской техники, поддерживает и Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК). «Это выводит производителей и продавцов бытовой техники и электроники из риска попасть под уголовную ответственность, так как вводит более четкие критерии»,— отметил представитель РАТЭК Антон Гуськов.

Законопроект запоздал, считает партнер юридической компании «Нафко» Павел Иккерт. В декабре 2018 года Верховный суд уже разъяснил, в каких случаях привлечение к уголовной ответственности по статье о незаконном обороте шпионских средств невозможно, напоминает он. «Уже сейчас приобретение таких устройств в целях личной безопасности, безопасности членов семьи или сохранности имущества уголовной ответственностью гражданам не угрожает»,— уверен юрист.

Ежегодно по статье о незаконном обороте шпионских средств возбуждается не менее 200 дел, риски остаются высокими, не согласен партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов.

По его мнению, риски сохранятся, так как трактовка в законопроекте и сейчас «по большей части остается невнятной, противоречивой и оценочной».

Юлия Тишина


Комментарии
Профиль пользователя