Матрешка фри

На экранах «Анна» Люка Бессона

В прокат вышел шпионский боевик Люка Бессона «Анна», основное действие которого происходит в начале 1990-х годов. По мнению Юлии Шагельман, сам режиссер со своими представлениями о прекрасном тоже остался где-то в той эпохе.

Роковая блондинка Анна (Саша Лусс) на хорошем счету у своей начальницы из КГБ, которую играет Хелен Миррен (слева)

Роковая блондинка Анна (Саша Лусс) на хорошем счету у своей начальницы из КГБ, которую играет Хелен Миррен (слева)

Фото: Централ Партнершип

Роковая блондинка Анна (Саша Лусс) на хорошем счету у своей начальницы из КГБ, которую играет Хелен Миррен (слева)

Фото: Централ Партнершип

В Москве 1985 года — отчего-то среди стеклопакетов, собянинского благоустройства и лебедевской навигации в метро — идет охота на людей. Неизвестные хватают нескольких человек (на улицах, в научных лабораториях, кабинках переводчиков-синхронистов на каком-то важном съезде и прямо у подъезда американского посольства) и привозят в мрачное помещение с портретом Дзержинского на стене. «На кого ты работаешь? — спрашивает суровый мужик в костюме у одной из зареванных жертв (он, конечно, должен говорить с тяжелым русским акцентом, но в дубляже, к счастью или к сожалению, этого не слышно).— Передай им мое сообщение». После чего в американском посольстве получают коробку с надписью «Главная почта», а в ней лежит отрезанная голова той самой жертвы. Понятно, что принявший посылку молодой и красивый дипломат, а на самом деле агент ЦРУ Леонард Миллер (Киллиан Мёрфи) этого никогда не забудет.

Проходит пять лет, и перестроечная Москва прирастает памятником генералу де Голлю у гостиницы «Космос» (установлен в 2005 году, но волею режиссера и сценариста Люка Бессона перенесен в 1990-й). В отеле квартирует скаут международного модельного агентства, который ищет красивых русских девушек. Найти такую удается, как в сказке про Золушку и в биографии Натальи Водяновой, на рынке, у прилавка с матрешками. И вот уже блондинка с высокими скулами по имени Анна (Саша Лусс) отправляется в Париж, где снимается у капризных модных фотографов, заводит роман с соседкой по квартире (Лера Абова), привлекает внимание русского олигарха и спустя два месяца целомудренных свиданий убивает его. Потому что на самом деле она работает на КГБ, детка!

В этом месте зрителю вроде как полагается удивиться, но если он видел хотя бы один фильм про смертоносных блондинок — из относительно свежей продукции можно вспомнить «Взрывную блондинку» (2017) или «Красного воробья» (2018),— то сюрприз получится довольно предсказуемым, как и все последующие сюжетные твисты и их занудные объяснения, которых в фильме наберется с полдюжины. Остается только расслабиться и попробовать получить удовольствие от того дикого антуража, в который Бессон помещает свои шпионские игры, неуклюжей метафорой которых служит шахматная партия (и это даже приятно: в кои веки русские не только пьют, но и в шахматы играют, при случае цитируя наизусть Каспарова).

Помимо прочего здесь есть мистер Популярность российского кино Александр Петров в роли покрытого татуировками бандита-абьюзера-наркомана; попытка ограбления западного туриста в Москве 1988 года путем снятия с его карточки денег в банкомате «Банка Советского Союза»; драка в ресторане «Главпивторг» (все в том же 1988 году), в которой участники применяют стаканы, тарелки и пепельницы на ножках, а финальное убийство совершается вилкой; серпы, молоты и советские гербы на всех доступных поверхностях; цитаты из чеховской «Чайки»; сцена вербовки, в которой агент КГБ Алекс (Люк Эванс) произносит сакраментальное «Верить в наши дни нельзя никому…», но, когда ждешь продолжения «мне — можно», оказывается, что верить надо только в себя; Хелен Миррен, с нескрываемым удовольствием играющая этакую советскую М, вечно кутающуюся в шубу и не выпускающую изо рта сигарету; отрезание пальцев особым, запатентованным советскими спецслужбами методом, по которому можно в случае чего отсеять двойных агентов. А также жаркий секс в подсобке на Лубянке и множество здоровых мужиков, которых хрупкая Саша Лусс раскидывает, кажется, в основном силой мысли (по крайней мере, наносимые ею удары далеко не всегда вступают в прямой контакт с их телами).

Все это можно было бы счесть увлекательной стилистической игрой со штампами шпионского жанра и постироничным ответом на новую холодную войну, не будь Бессон так смертельно серьезен. Он, кажется, действительно верит, что снимает круто сваренный боевик с элементами мелодрамы, и если сюжетные ходы, диалоги и мизансцены вызывают смех, то происходит это совершенно вопреки замыслу автора, из-за несоответствия между его намерениями и их реализацией. Тридцать лет спустя после «Никиты» (1990) и «Убийцы» (1993) он воплощает на экране свой любимый концепт — хрупкая девушка, превратившаяся в безжалостную машину для убийства, и делает это, все так же бесхитростно объективируя свою героиню и лишая ее всего человеческого. В 2019 году, конечно, за такое можно и огрести, поэтому к «Анне» белыми нитками пришита модная нынче идея женского empowerment, озвученного героиней Миррен: хватит, мол, делать то, что велят нам эти недалекие мужики. Сама Анна сравнивает себя с матрешкой: она женщина внутри женщины внутри женщины, и кто знает, что скрывается внутри. Однако режиссеру явно гораздо интереснее не докапываться до ответа на этот вопрос, а демонстрировать бесконечную смену нарядов, париков и любовников обоего пола прекрасной шпионки. Вот только зритель в этой вуайеристской забаве совершенно точно третий лишний.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...