Коротко

Новости

Подробно

Фото: Kevin Lamarque / Reuters

Patriot нацелили на удвоение товарооборота

Дональд Трамп признал Катар идеальным партнером для Америки

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

На переговорах в Вашингтоне президент США Дональд Трамп и эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани договорились удвоить товарооборот. Этому в числе прочего должна помочь закупка Дохой зенитного ракетного комплекса NASAM фирмы Raytheon и системы Patriot. Последняя во многом является аналогом российской С-400, к которой Катар ранее проявлял интерес, но переговоры застопорились. Впрочем, российско-катарские связи не настолько серьезны, чтобы им навредили договоренности между Вашингтоном и Дохой. А вот развивающееся партнерство Катара и Ирана с планами Соединенных Штатов входит в противоречие.


Тамим бен Хамад Аль Тани сегодня завершает визит в США, где успел дважды встретиться с президентом Трампом — на официальных переговорах в Белом доме и в ходе торжественного обеда, организованного Минфином. В обоих случаях Дональд Трамп рассыпался в комплиментах в адрес гостя. Из его слов было видно, что Доха стала идеальным партнером для Вашингтона и примером для подражания для других ближневосточных союзников США. В частности, Дональд Трамп не единожды поблагодарил Катар за работу по расширению расположенной на территории эмирата американской авиабазы Эль-Удейд. «Как я понимаю, было инвестировано еще $8 млрд. Слава богу, это были главным образом ваши деньги, а не наши»,— сказал президент Трамп эмиру в ходе обеда.

Одна из главных идей Дональда Трампа — добиться от ближневосточных союзников США поддержки американских военных операций на Ближнем Востоке. Речь об этом шла в контексте Сирии и последних планов США по созданию морской коалиции в Ормузском и Баб-эль-Мандебском проливах для обеспечения свободы судоходства у берегов Ирана и Йемена. Эта идея возникла после нападения неизвестных на танкеры в Оманском заливе. США открыто обвинили в этом Иран. По словам председателя объединенного комитета начальников штабов ВС США генерала Джозефа Данфорда, в течение нескольких недель будет ясно, какие страны готовы присоединиться к реализации американских планов. Дональд Трамп уже заявлял, что предпочел бы, чтобы за безопасность судов платили те страны, которые перевозят нефть через указанные проливы, а не США.

Впрочем, вряд ли Катар станет партнером США в этом проекте, учитывая сотрудничество между Дохой и Тегераном. Эти связи стали одной из причин бойкота, объявленного два года назад катарцам Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом. Эр-Рияд рассчитывал на давление на Доху и со стороны Вашингтона, но администрация Трампа предпочла сохранить дружеские отношения с Катаром, хотя этим довольны далеко не все влиятельные лица в США. Так, накануне встречи президента США и эмира Катара на сайте NBC News было опубликовано открытое письмо бывшего главы центрального командования ВВС США Чарльза Уолда на имя Дональда Трампа. Генерал настаивал на том, что президент должен поставить эмиру условие: или он разрывает связи с Ираном, или теряет американскую базу. Поднимал ли Дональд Трамп на переговорах вопрос о сотрудничестве Катара с Ираном, неизвестно. Но на этом фоне обращают на себя слова эмира: «В современном мире порой необходимо заключать союзы с необходимыми партнерами, и некоторые союзники на самом деле не являются друзьями». При этом он подчеркнул, что США и Катар являются «партнерами, союзниками и друзьями».

Результатом переговоров в Вашингтоне стала договоренность об удвоении товарооборота между странами. Сейчас он, по словам эмира Катара, составляет $185 млрд. В совместном заявлении двух лидеров говорится, что среди проектов, которые помогут расширить сотрудничество, пять «взаимовыгодных сделок». Три из них касаются Qatar Airways — приобретение пяти Boeing 777 Freighters, гарантии на закупку самолетов большой вместимости у Gulfstream и соглашение с General Electric по двигателям для Boeing 777 и 787. Четвертая сделка — соглашение Chevron Phillips Chemical Company LLC и Qatar Petroleum по строительству и развитию нефтехимического комплекса в Катаре. Пятая касается обязательств Минобороны Катара приобрести зенитный ракетный комплекс NASAM фирмы Raytheon и системы Patriot.

Patriot PAC3, по сути, аналог российской зенитной ракетной системы С-400 «Триумф», к которой Катар ранее проявлял интерес. В феврале в Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству заявили агентству «Интерфакс» о технических консультациях с Катаром по поводу поставок С-400, в марте переговоры технических специалистов подтвердил глава МИД Катара Мухаммед Аль Тани. При этом он подчеркнул, что окончательного понимания по вопросу С-400 у Катара нет. Источники “Ъ” в Москве и Дохе сомневаются, что эта сделка будет заключена. Одна из причин — проблемы с оплатой в свете американских санкций. Кроме того, по данным “Ъ”, на Доху произвела впечатление реакция Вашингтона на закупку С-400 Анкарой. Ставить под сомнения свое стратегическое партнерство с США в условиях бойкота со стороны четырех арабских стран Доха не будет.

«Катар оказался в изоляции и задумался о расширении своих связей, в том числе с Москвой. Закупка одного не означает отказа от закупки другого,— прокомментировал “Ъ” ситуацию главный редактор журнала "Экспорт вооружений" Андрей Фролов.— Если катарцы все же возьмут С-400, это будет некая инвестиция в российско-катарские отношения. И ревности на этот счет у Москвы не будет».

Вне зависимости от США и их санкций Доха продолжит сотрудничество с Москвой, в том числе и в военной сфере, хотя здесь все развивается не так быстро, как хотелось бы. Так, 17 июня эмир Катара встречался в Душанбе с президентом России Владимиром Путиным. После этого вступило в силу соглашение о военно-техническом сотрудничестве между странами, подписанное еще 25 октября 2017 года. На встрече в Душанбе особо затронули тему инвестиций. «Катар готов еще больше инвестировать и взаимодействовать с Россией в этой сфере»,— сказал Тамим Аль Тани. Он также отметил взаимодействие двух стран в сфере энергетики и поблагодарил Владимира Путина за помощь, которую Катару оказывают организаторы прошедшего в прошлом году в РФ чемпионата мира по футболу (эмират будет принимать аналогичный турнир в 2022 году). При этом весь объем российско-катарского сотрудничества не сравнится с тем, что есть между Катаром и США,— $78,7 млн против $185 млрд.

«Американо-катарское сотрудничество насчитывает не одно десятилетие. В Катаре работает множество американских компаний, в стране есть американская военная база, которая создает для эмирата гарантии безопасности. Тем не менее на сегодняшний день у российских проектов есть реальные перспективы»,— заявил “Ъ” гендиректор компании Moscow Policy Group, которая реализует проекты в Катаре, Алексей Потемкин. Особо он отметил «сферу высоких технологий, отчасти сферу безопасности, а также совместные инициативы, связанные с подготовкой к чемпионату мира по футболу».

Марианна Беленькая, Елизавета Наумова


Комментарии
Профиль пользователя