Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Поляков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Домашние деньги» привели к банкротству

Почему основатель МФО Евгений Бернштам оказался разорен

от

Основателя микрофинансовой организации «Домашние деньги» признали банкротом — Арбитражный суд Москвы вынес решение о финансовой несостоятельности Евгения Бернштама. Он одним из первых в стране занялся микрокредитованием и начал осваивать новый рынок еще в 2008 году. «Домашние деньги» до недавнего времени были на нем крупнейшим игроком, но в апреле 2018-го организация допустила технический дефолт по облигациям.


После этого кредиторы потребовали признать компанию банкротом, что и произошло в феврале этого года. Одновременно банки, дававшие деньги микрофинансовой организации, потребовали распродать имущество самого Евгения Бернштама, и суд встал на их сторону. Чем владеет скандальный бизнесмен? И кто претендует на его собственность? Об этом — в справке «Коммерсантъ FM».

У Евгения Бернштама есть доли в трех квартирах в Москве. Сколько именно квадратных метров жилой площади находится во владении бизнесмена, не уточняется. Также он владеет акциями «Газпрома» на сумму 600 тыс. руб.

Но главный актив Бернштама — коллекция редких фигурок, которая оценивается в 200 млн руб. и включает в себя статуэтки, связанные с покорением Дикого Запада и освоением морских просторов. Есть в собрании изображения шерифов, золотодобытчиков, индейцев и рыбаков. Коллекция насчитывает не меньше 600 фигурок. А началась она с миниатюрного пирата, которую Бернштаму подарил один из основателей консорциума «Альфа-Групп» Михаил Фридман.

На деньги, которые будут получены от реализации этого имущества, претендуют кредиторы микрофинансовой организации «Домашние деньги». В конце июня суд признал обоснованным долг Бернштама на сумму более 3,5 млрд руб. Почти 3 млрд руб. следует выплатить банку «Интеркоммерц», еще 300 млн руб. — Маст-банку, остальное — физическим лицам.

Имущество основателя компании «Домашние деньги» Евгения Бернштама должно быть продано в ближайшие полгода. Но процедура может затянуться — найти покупателей на подобные лоты не всегда бывает просто, поясняет председатель Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих Михаил Василега: «Порядок простой: будет произведена оценка активов, пройдут первые торги, потом повторные. Если лоты не будут распроданы, то на них снизят цены. Третий этап — это уже публичное предложение, когда стоимость активов еще падает. Стартовую цену определяют кредиторы на основании выводов оценщика.

Крупные кредиторы, например, банки или налоговая, стараются, чтобы стартовая цена была рыночной.

Но в этом случае активы, скорее всего, никто не купит, потому что они выходят дороже рынка, к тому же, распродаются в связи с банкротством. А если кредиторы более адекватные и назначат достаточно интересную цену для рынка, то имущество вполне может уйти и при первых торгах».

В августе Центробанк исключил «Домашние деньги» из государственного реестра микрофинансовых организаций, а самого Бернштама внес в базу лиц с неудовлетворительной деловой репутацией. На прошлой неделе предпринимателя арестовали уже по обвинению в организации особо крупного мошенничества: следствие полагает, что он создал финансовую «пирамиду» и не собирался возвращать средства инвесторам.

Сам Бернштам еще несколько лет назад пытался защитить себя и предупреждал о возможном крахе его компании, напоминает независимый экономический эксперт Семен Новопрудский: «Для понимания судьбы Бернштама очень важно обратиться к тому, что он говорил. Еще несколько лет назад бизнесмен, может быть, был самым тревожным, алармистски настроенным человеком на рынке МФО и говорил о том, что банки категорически не хотят кредитовать подобные организации, из-за чего могут быть большие проблемы. То есть он, в общем, был настроен очень пессимистично и, на самом деле, предупреждал об угрозе того, что крупные МФО могут оказаться не в состоянии поддерживать свой бизнес.

Скорее можно говорить о том, что это бизнес-неудача, а не какой-то злой умысел.



Евгению Бернштаму не хватило, что называется, бизнес-чутья, способности перестроить технологические процессы, потому что многие МФО сейчас берут тем, что все делают невероятно быстро и финансово и технологически подкованы чуть ли не лучше, чем некоторые крупные банки».

Евгений Бернштам с предъявленными ему обвинениями не согласен. По его словам, он несколько раз ходил на допросы, но ни один из протоколов не приобщили к делу. Адвокат обвиняемого заявил, что будет обжаловать арест подзащитного.

Анна Пестерева


Комментарии
Профиль пользователя