Коротко

Новости

Подробно

Фото: AFP

Санкции пошли в разлив

Кто может пострадать от новых ограничительных мер против Грузии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Спешно принимаемые санкции Москвы против Тбилиси могут оказаться неожиданно жесткими, причем в первую очередь в отношении российских игроков. Детали реализации инициатив должны стать известны 9 июля. Однако уже сейчас финансисты говорят, что запрет на переводы выглядит более строгим, чем в отношении Украины. Отечественные платежные системы потеряют больше, чем просто грузинский рынок, и эксперты ждут появления серых схем. Тем более что 75% переводов в Грузию выполняют граждане РФ. Участникам алкогольного рынка угрожает потеря выручки от нераспроданных остатков и еще не ввезенного в страну вина с оплаченными акцизными марками.


Объявленную 8 июля идею запретить импорт в Россию грузинского вина и воды, а также денежные переводы в Грузию уже поддержали «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия» и комитет Госдумы по международным отношениям. Как пояснил “Ъ” первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия», член совета Госдумы Андрей Исаев, окончательно предложения будут сформулированы и направлены в правительство 9 июля: «В соответствии с законом соответствующее решение может принять президент по представлению правительства. Правительство должно все это изучить, подготовить. Мы примем обращение в адрес правительства».

В ожидании серых схем


Участников финансового рынка идея ограничения переводов крайне удивила. До сих пор Россия по своей инициативе, а не в качестве ответной меры не вводила подобных запретов, подчеркивает исполнительный директор Национальной платежной ассоциации Мария Михайлова. «В законодательстве предусмотрены меры защиты российских платежных систем в ответ на применение иностранными государствами запретов. Сложно сказать, какие именно запреты планируются сейчас с нашей стороны в части денежных переводов,— отмечает она.— Если это будет тотальный запрет по типу санкций, то российские платежные системы потеряют большой рынок, причем не только переводов из России в Грузию. Российские игроки лидируют в обслуживании переводов, идущих в Грузию и из других стран: Греции, Турции. То есть под запрет попадет экспорт российских платежных услуг».

Начнут процветать различные серые схемы, которые только породят новый пул проблем, уверена Мария Михайлова. Как пояснил “Ъ” глава комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков, сейчас предполагается ввести запрет на банковские и электронные переводы. «Есть вопрос, связанный с криптовалютой,— отметил господин Аксаков.— Грузия — один из лидеров криптоиндустрии, но пока в России криптовалюты не регулируются».

В результате ограничения могут оказаться жестче, чем в случае с Украиной, когда в ответ на санкции российским системам денежных переводов было запрещено отправлять средства в эту страну без открытия счета. С открытием счета, несмотря на санкции, международные системы отправляют переводы из России на Украину. Так, Western Union делает это через открытие отправителями счетов в российских банках—партнерах системы и дальнейшими переводами на Украину. Однако в случае запрета, описанного господином Аксаковым, такая схема окажется невозможной. Легально перевести деньги можно будет только непосредственно из иностранных юрисдикций.

В Western Union отказались комментировать «целесообразности национальных или местных законов». Но участники денежных переводов в целом уверены, что подобный запрет негативно скажется в первую очередь на российских гражданах.

По данным ЦБ, лишь 25% переводов из России в Грузию приходится на нерезидентов (преимущественно трудовых мигрантов).

«В отличие от других постсоветских стран, переводы в Грузию во многом осуществляют граждане России, у которых в стране живут родители или другие родственники. Они будут вынуждены искать незаконные каналы перевода средств и переплачивать черным посредникам»,— указывает директор «Золотой Короны» Иван Ситнов.

Трансграничные переводы из России в Грузию устойчиво растут последние три года, по итогам 2018 года их объем достиг $631 млн. По мнению директора Intelexpress Georgia Давида Таварткиладзе, запретительные меры не остановят поток средств из России в Грузию. «Если есть спрос, то деньги, как вода, всегда найдут свой путь, просто он станет сложнее и длиннее, а значит, дороже для потребителей»,— заключает он. В ЦБ и Нацбанке Грузии не ответили на запросы “Ъ”.

Распродать остатки


Не меньший переполох вызвала идея депутатов и на алкогольном рынке. Доля вина из Грузии в общих продажах этой категории у крупных российских ритейлеров не превышает 10%. Так, у «Ленты» это 9%, Auchan — 8%, X5 Retail Group — 6,5%. У импортеров этот показатель также невысок: его продажи у MBG и «Ладоги» составляют по 5%, Beluga Group — 2,8%. Однако и ритейлеры и импортеры опасаются, что запрет коснется реализации уже ввезенной в Россию продукции, как это было в 2006 году.

Президент Simple Максим Каширин считает, что правительство не должно запрещать продажи уже ввезенных в Россию вин и вводить временные ограничения по их реализации, так как по ним уже оплачены таможенные пошлины, НДС и предполагается внесение средств по контрактам с грузинскими производителями. По словам господина Каширина, правительство должно также дать возможность ввезти вино, на которое уже наклеены российские акцизные марки.

Представитель одной из крупных розничных компаний заявил “Ъ”, что ее потери в случае эмбарго на поставку и продажу уже ввезенной продукции составят десятки миллионов рублей. «Если запрет продлится до конца года, с учетом выпадающих доходов речь пойдет о сотнях миллионов рублей»,— уточняет он. Первый заместитель главы думской фракции «Единой России» Андрей Исаев заявил “Ъ”, что в понедельник на совете Госдумы вопрос о регулировании реализации остатков не обсуждался.

По данным гендиректора ЦИФРРА Вадима Дробиза, в России сейчас около 10 млн бутылок грузинского вина. Средняя стоимость бутылки, по его оценке, составляет $3,5. Если запретить их реализацию, то потери составят $35 млн, отмечает господин Дробиз. Он также напоминает, что в 2006 году остатки составляли 40 млн бутылок, которые российские власти изъяли из продаж для уничтожения. Но официально был уничтожен 1 млн бутылок, а оставшуюся часть розничные сети вернули оптовым компаниям, которые распродавали их нелегально по минимальной цене.

В то же время, в отличие от ситуации с денежными переводами, в более долгосрочной перспективе на алкогольном рынке запрет сильнее ударит по грузинским игрокам. По данным Грузстата, до 70% всего винного экспорта Грузии приходится на Россию с огромным отрывом от других рынков. Как заявила “Ъ” коммерческий директор Schuchmann-Wines Georgia Екатерина Джавахия, запрет станет колоссальным ударом по тем крупным грузинским компаниям, которые получают оплату через три-четыре месяца после поставок. По ее словам, малые производители работают с российскими партнерами по предоплате и в этом случае «ущерб будет терпимым».

По данным зампреда правления ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрия Леонова, импорт природной минеральной воды в Россию в прошлом году превысил 128 тыс. т и $65,8 млн, из которых на грузинскую продукцию пришлось более 92 тыс. т и $49,7 млн. В структуре импорта по странам Грузия занимает первую позицию, отмечает господин Леонов.

В «Боржоми» на запрос “Ъ” не ответили. По данным источника “Ъ” на рынке, хотя бренд «Боржоми» является для одноименного холдинга флагманским, среди его марок лидером в категории остается «Святой источник», производство которого локализовано в России. В случае введения запрета на импорт из Грузии холдинг усилит российские мощности и проведет реструктуризацию экспортных каналов.

Ксения Дементьева, Вадим Арапов, Мария Котова, Никита Щуренков, Алексей Полухин, Халиль Аминов; Георгий Двали, Тбилиси


Комментарии
Профиль пользователя