Подробно

5

Фото: Пресс-служба Централ Партнершип

«Просто надо знать, куда колоть»

Роскошная блондинка Саша Лусс о своей роли в шпионском триллере «Анна» и о том, как она научилась защищаться всеми подручными предметами

от

11 июля в российский прокат выходит новый фильм Люка Бессона «Анна», где главная героиня — агент КГБ, а львиная доля событий происходит в СССР (вербовщика, кстати, играет Люк Эванс). Кинокритик Дмитрий Барченков накануне московской премьеры поговорил с русской моделью и актрисой Сашей Лусс, исполнившей главную роль бесстрашной убийцы по имени Анна, о работе с Бессоном (это их второй совместный фильм, Лусс снялась в эпизодической роли в «Валериане и городе тысячи планет»). Неожиданно разговор «вырулил» на обсуждение окрашивания волос, париков и методов самообороны.


— Начнем с вопроса, думаю, ожидаемого, но важного. Путь Анны схож с вашим?

Афиша фильма "Анна"

Афиша фильма "Анна"

— Меня не насиловал мой парень и не брали в КГБ. Путь у меня был естественным. Во время одного из танцевальных конкурсов, в котором я участвовала, к моей маме подошел человек и сказал, что ее дочка похожа на модель. И у нее проскочила мысль: почему бы и нет? Мама показала меня своей близкой подруге, известной в 1990-е годы модели Ирине Григорьевой. Она сказала, что ей чуть ли не все подруги показывают дочерей, говоря какие они красивые. Они не понимают, что красота и модельный бизнес — вовсе не одно и то же. И вот Ирина уже готовилась отказать, но, когда увидела меня, передумала. Не знаю, что она там во мне увидела... (Смеется.) Мы сделали тесты, и как-то все завертелось.

— Согласитесь — модельная карьера в биографии экранной Анны начиналась примерно так же...

— Все модельные истории похожи. Наша вдохновлена биографией Натальи Водяновой, которая вначале торговала на рынке в Нижнем Новгороде, где ее нашел скаут (именно скауты из модельных агентств ищут по всему миру новые лица.— “Ъ-Стиль”) и отправил в Париж. Такой сценарий — случай довольно частый в нашей индустрии. Либо девочки сами приходят в модельный бизнес, либо их находят. А дальше по желанию.

— Почему Бессон концентрируется именно на Водяновой как на условном прототипе Анны?

— Потому что ее история известна широкому кругу людей, и в некотором роде она похожа на сказку. Представьте: девочка из российского небольшого города, как говорили на Западе, из бедной семьи (хотя ее семья была среднего достатка) стала звездой, вышла замуж за британского лорда. Это же как в Золушке.

— То есть Анна — Золушка-перевертыш?

— Да, Золушка с бэкграундом. (Смеется.)

— В фильме Анна часто меняет образы. Я вспомнил, что в вашей биографии была сложная история с окрашиванием. Поделитесь?

— Когда кто-либо говорит про платиновый цвет волос, обязательно вспоминают меня. Помню, в одной из статей читаю, что появилось новое средство, которое помогает сохранить волосы. А это важно, ведь когда ты отбеливаешь волосы, им, мягко говоря, приходится несладко — они просто выпадают. Так как я пережила все это, то обрадовалась, что появилось волшебное средство. Но долистываю статью до конца и вижу фразу о том, что если вы хотите цвет, как у Саши Лусс, то наше средство вам не поможет. Думаю: ну, спасибо! (Смеется.) Возвращаясь к вопросу, да, у меня действительно был неблагополучный опыт с окрашиванием. Я полгода проходила с потрясающим цветом, а потом у меня все отвалилось, потому что выбеленные волосы не выдерживают частых завивок, подкрашивания корней, которые неизбежны в профессиях моделей и актрис. Так было два раза, вот я сейчас в очередной раз отращиваю. С короткими волосами было бы намного проще.

Фото: Пресс-служба Централ Партнершип

— Понимаю, сам осветлял свои волосы пару лет назад. При работе над «Анной» были похожие проблемы?

— Съемочный процесс предполагает, что продолжение одной сцены может быть снято через месяц, но ты должна оставаться в том же образе: с таким же цветом и с волосами такой же длины. Мне приходилось постоянно краситься. И в какой-то момент парикмахер снял у меня с головы клок волос и спросил, что это такое, прибавив, что он не виноват. А я как знала, что так и случится.

— Я бы испугался, случись у меня такое.

— Ну для меня это уже издержки профессии. Отваливаются у всех. У Дженнифер Лоуренс была похожая история. Поэтому спасибо Люку Бессону за то, что по сценарию у Анны было много париков. Они меня спасали. Кстати, знаю, что у многих актрис контракт предполагает, что если они и меняют цвет во время съемок, то только с помощью парика.

— Вы вспомнили Дженнифер Лоуренс, у которой недавно вышла картина «Красный воробей» с подобной тематикой. Кроме того, в одной из драк Анна отчетливо напоминает известную героиню Милы Йовович. Кем вы вдохновлялись при подготовке к этой роли?

— Помню, что мы с Люком (Бессоном.— “Ъ-Стиль”) переглянулись, когда были объявлены съемки «Воробья», потому что работа над «Анной» уже была запущена. Просто они вышли раньше нас. А Йовович, понятное дело, была долгое время музой Люка. В какой-то момент она олицетворяла его идеал женщины. Но лично я не пыталась быть на нее похожей.

Фото: Пресс-служба Централ Партнершип

— Было что-то, что по-настоящему удивило вас во время работы с Бессоном?

— Мне, конечно, не с чем сравнивать — больше я пока ни у кого не снималась. (Лусс дебютировала в прошлой картине Бессона «Валериан и город тысячи планет».— “Ъ-Стиль”) Но помню удивление Люка Эванса и Киллиана Мёрфи, когда кто-то из них увидел, что Люк Бессон сам стоит за камерой. Я на тот момент не знала, что обычно режиссер сидит в отдельной комнате и смотрит происходящее на экране. Так как Люк всегда внутри процесса, то на площадке создается интимная обстановка с актерами, которая позволяет очень быстро перестраиваться, если нужно. Ты сразу чувствуешь защиту со стороны режиссера. Мне кажется, это очень важно для актера. Киллиан рассказывал, что один из режиссеров сказал ему просто идти и делать свою работу. Без каких-либо дополнений и разъяснений.

— Это частая практика. Знаю, что российские театральные режиссеры, например, тоже работают по-разному: кто-то — этюдным методом, который дает актерам больше свободы, кто-то — все жестко контролирует. Главное — установить «коннект»...

— Я вижу режиссера хозяином, таким львом в прайде. Он должен помогать, защищать... Актеры — тревожные люди, склонные к проявлению эмоций и чувств. В случае падения режиссер должен уметь подхватить тебя. По словам моих коллег по съемочной площадке — Хелен Миррен, Люка Эванса и других, чей опыт огромен, с Бессоном в этом плане работать комфортнее всего.

— А часто у вас бывали тревожные состояния на площадке?

— Мы снимали тяжелую физически сцену в ресторане (в ней происходит один из самых ярких боев фильма.— “Ъ-Стиль”). Я не выдержала эмоционального напряжения, легла на пол и начала плакать. На самом деле все хотели лечь со мной и порыдать, просто сдерживали себя. (Смеется.) В тот день у меня была еще и высокая температура, потому я и не смогла скрыть свое состояние. Люк сказал, что все нормально, дал мне немного времени и минут через пять подошел и спросил, готова ли я продолжать. Я собралась, и мы пошли дальше снимать.

— В той сцене в ресторане вы используете для устранения целей разные предметы: тарелку, вилку... Не знаю, смотрели ли вы фильм «Джон Уик» с Киану Ривзом...

— Да-да. Тот, где он убивает всех карандашом.

— Именно! В третьей части франшизы, например, он и вовсе применяет книжку со сказками. Предлагаю пофантазировать и придумать четыре предмета, с помощью которых девушка может защитить себя в таких, экстремальных ситуациях.

— Тренер, с которым я работала во время съемок, придумал тот знаменитый ход с убийством ручкой для «Джейсона Борна». Тогда это было феноменально круто. И они с Люком Бессоном здесь решили пойти в ту же сторону, не ограничиваясь банальными пистолетами. Тем более это хорошо работает на образ героини, которая берет не силой, а умом, то есть выбирает орудие убийства из того, что в данный момент оказывается «под рукой». Мне кажутся странными комментарии в интернете о том, что такая хрупкая девочка, как Анна, не может уложить стольких мужиков. Брюс Ли, к примеру, был небольшого роста, но мог с легкостью раскидать сотни противников. Просто комментаторы не обращают внимания на то, что она дерется в первую очередь с помощью интеллекта. Кстати, опыт боевых сцен в «Анне» мне очень помог и в жизни. Теперь я знаю, что могу защититься, чем угодно. Например, можно снять с себя сережку и воткнуть противнику в глаз.

— И все-таки. Четыре предмета.

— Сережка, каблук, бутылка и, наверное, заколка. Все колющее и режущее подходит в таком случае замечательно. Просто надо знать, куда колоть.

Беседовал Дмитрий Барченков


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя