Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ   |  купить фото

Не медом намазано

В минсельхозе Удмуртии оценили масштабы гибели пчел в 3 млн рублей

от

Минсельхоз Удмуртии оценил ущерб от массовой гибели пчел в республике предварительно в 3 млн руб. По словам главы ведомства Ольги Абрамовой, с проблемой столкнулись семь районов. В качестве предполагаемой причины называют обработку ядохимикатами полей рапса. Отказываться от их применения хозяйства не планируют, иначе это приведет к потере урожая на 33 млн руб. Владельцы пасек говорят, что обработка рапса проводилась без предупреждения. В ведомстве отмечают, что для пчеловодства «катастрофы нет», так как проблема не приобрела серьезного масштаба.


Массовая гибель пчелосемей произошла в Воткинском, Шарканском, Малопургинском, Увинском, Кизнерском, Вавожском районах, больше всего случаев зафиксировано в Алнашском районе Удмуртии. Как сообщила журналистам 5 июля министр сельского хозяйства и продовольствия республики Ольга Абрамова, в личных подсобных хозяйствах погибло 213 пчелосемей, пасеки, занимающиеся промышленным пчеловодством, это не затронуло. Всего по данным минсельхоза Удмуртии в республике около 70 тыс. пчелосемей. Потери оцениваются в 1,5 млн руб., еще 1,5 млн руб. — ориентировочная сумма упущенной прибыли пчеловодов по не произведенному меду.

В качестве предполагаемой причины называют использование инсектицидов для обработки полей рапса. В этом году в республике засеяли 12 тыс. га этой культуры.

«В этом году была ранняя весна. Это спровоцировало раннюю активность пчел. Рапс — это растение, которое для пчеловодства очень интересно, поскольку оно очень хороший медонос.На сегодняшний день причиной, скорее всего, является использование средств для защиты растений от насекомых, которое необходимо для технологической процедуры в любом комплексе выращивания сельхозкультур»,— сказала министр.



В настоящее время специалисты главного управления ветеринарии по Удмуртии выезжают в районы, проводят мониторинг ситуации и забирают пчел для лабораторных исследований, чтобы определить точную причину гибели. О подобных случаях сообщают также в Татарстане, Марий Эл, Башкирии и ряде других регионов. Как отмечает руководитель Удмуртского НИИ сельского хозяйства Удмуртского федерального исследовательского центра УрО РАН Андрей Леднев, площади посевов рапса в республике в последние годы резко увеличились. У рапса, как и у любой другой сельскохозяйственной культуры имеется свой набор ядохимикатов, защищающий его от болезней. Некоторые из препаратов очень токсичны для пчел. «По законодательству сельхозпроизводителю полагается за несколько дней предупреждать об этих обработках, чтобы пчеловоды успевали закрыть своих пчел в ульях, и они не вылетали. В нормативной базе это все прописано, но на практике не всегда соблюдается, что и привело к этому трагическому событию»,— говорит господин Леднев.

В любом случае отказываться от обработки рапса не планируют. «Для сравнения масштабов потерь: при отказе от обработки рапса ядохимикатами только по Вавожскому району, где расположены самые крупные площади посевов, ущерб от потери урожая мог бы составить 33 млн руб.»,— отметила госпожа Абрамова. В то же время пчеловодам и руководителям хозяйств нужно выстраивать взаимодействие, чтобы владельцы пасек заранее получали уведомления о предстоящей обработке полей химикатами. Нередко улья в личных хозяйствах граждан вообще не зарегистрированы.

Пострадавшие от гибели пчел пасечники сейчас пытаются подсчитать свой ущерб. По словам владелицы пасеки в Малопургинском районе Татьяны Зайцевой, покупка новых пчел летом обойдется в разы дороже, чем весной.

«Пчелы у нас начали погибать с 24 июня и погибают до сих пор. Из 20 ульев в пяти погибли абсолютно все пчелы, а в двух осталось лишь 30%. Остальные пчелы тоже находятся не в лучшей форме. Масштабы бедствия для нас пока не оценимы. Знаем, что кроме нас еще пять соседей по деревням пострадали»,— рассказала госпожа Зайцева.



Сами владельцы пасек также предполагают, что гибель пчел произошла из-за обработки рапса химикатами. «Произошла потеря именно из сильных семей. У нас от одного поля пострадали около 300 пчелосемей. Мы точно знаем, что в нашем районе посевы рапса обрабатывались во время цветения, что запрещено. В этом году нам не получится взять тот объем работы, что был в прошлом»,— отметила владелицы пасеки в Вавожском районе Фаина Жагина.

Председатель Удмуртского республиканского общества пчеловодов «Мед Удмуртии» Гелий Ломаев поясняет, что владельцы пасек могут обращаться в суды, поскольку даже по средним показателям суммы ущерба высоки. «На средней пасеке могло погибнуть от 50 до 100 пчелосемей, по 5 тыс. руб. за каждую. Кому-то придется вновь покупать маток, по 1 тыс. руб. за каждую, а их может быть от 50. Но самое главное — это упущенная выгода. К осени, в среднем, каждая пчелосемья соберет около 40 кг меда, значит, 4 тонны меда не получил хозяин»,— рассказывает господин Ломаев.

В минсельхозе Удмуртии в настоящее время рассматривают варианты поддержки пчеловодов. Причин для резкого повышения цен на мед госпожа Абрамова не видит, объясняя это тем, что пострадало лишь 0,3% от общего количества пчелосемей в республике, что ощутимым образом не скажется на объемах производства меда. Гелий Ломаев считает, что не даст завышать ценник и высокая конкуренция с ввозимым из других регионов медом.

Юлия Вахрушева


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя