Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Правительство настаивает на отечественной технике

Какие проблемы могут возникнуть с самолетами Минздрава

от

Sukhoi Superjet 100 вызвал дискуссию в правительстве. Министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что французский бизнес-джет Falcon намного лучше подойдет для санитарных целей, чем российский Superjet. Вице-премьер Татьяна Голикова же сказала, что правительство не давало поручений о закупке иностранного самолета, и Минздраву все же придется пользоваться Superjet. Чем не устроил главу Минздрава отечественный самолет? И зачем она вообще подняла этот вопрос? Разбирались Владимир Соколов и Яна Лубнина.


Дискуссия о безопасности Sukhoi Superjet 100 идет уже два месяца. Именно этот самолет загорелся в начале мая в Шереметьево, авария унесла жизни 41 пассажира рейса Москва-Мурманск. Расследование катастрофы еще не окончено, а до его завершения приостанавливать эксплуатацию власти не стали. И вот глава Минздрава Вероника Скворцова предложила закупить французские Falcon вместо Superjet. Она пояснила, что у импортного самолета масса преимуществ: он быстрее набирает высоту и дальше летает. По мнению заслуженного пилота России Вадима Базыкина, Falcon действительно превосходит Superjet. Но если бы российский самолет стоил дешевле, вопросов могло быть меньше. «Хотя Falcon летает немного выше, продолжительность полета у него больше, Superjet быстрее. Цены здесь несоразмерны: не может Superjet с полным модульным оборудованием стоить дороже Falcon, он должен стоить дешевле как минимум в 2,5 раза», — полагает Базыкин.

Последние десять лет ведомство использовало Ан-74, но, как сообщили в Минздраве, ресурсные возможности украинских двигателей исчерпались, и теперь им нужны новые машины. К выбору там подошли серьезно и рассмотрели несколько вариантов. Разница в ценах действительно существенная. Falcon с двумя медицинскими модулями обойдется Минздраву в 4 млрд руб., а оснащенный Superjet — в 5,5 млрд. Но в правительстве обеспокоены в первую очередь не денежными, а репутационными потерями для единственного лайнера, произведенного в России, уверен независимый аналитик Дмитрий Адамидов: «Это может быть дешевле при покупке, но надо учитывать и эксплуатационные затраты. Может быть, французы их как-то заинтересовали, пообещали какие-нибудь бонусы — это достаточно частый случай. Поскольку вокруг Superjet очень много политики, есть репутационные потери, естественно, любой отказ от лайнера воспринимается довольно болезненно».

Впрочем, проблемы с ремонтом и запчастями могут возникнуть как у Falcon, так и у Superjet. Эксперты не раз указывали, что в российских лайнерах немало иностранных деталей. Куда важнее здесь, что после катастрофы в Шереметьево власти много сделали для спасения репутации этого самолета, а глава Минздрава открыто выразила к нему недоверие. Похоже, в правительстве нарастает беспокойство, и в каждом ведомстве пытаются решить собственные проблемы, считает руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников: «Очень многие министры начинают вести себя чуть более вольно и свободно, чем раньше, высказывания становятся более резкими, возникают некоторые споры.

Все это показывает некоторую нервозность власти, потому что дела идут не очень хорошо.

Это скорее рациональное поведение, потому что нужно решать реальные проблемы. В данном случае для целей министерства Falcon лучше, чем Superjet».

Вице-премьер Татьяна Голикова не стала ввязываться в дискуссию о преимуществах Falcon, а просто напомнила о прежних договоренностях. Как сообщили в секретариате Голиковой, покупка отечественных самолетов для Минздрава была согласована еще в марте. И вот вопрос о целесообразности закупок Superjet снова закрыт.

На историю с самолетом для Минздрава отреагировал музыкант Сергей Шнуров. В своем Instagram лидер группировки Ленинград написал стихотворение.

Комментарии
Профиль пользователя