Коротко

Новости

Подробно

Фото: EPA-EFE/Vostock Photo

Разговор на языке ульти-атомов

Тегеран угрожает нарушить «ядерную сделку» уже 7 июля

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Тегеран поставил ультиматум Евросоюзу и США: он либо получает возможность экспорта нефти, гарантии инвестиций, свободу судоходства и авиасообщения, либо возвращает тяжеловодный реактор в Араке к состоянию, при котором возможно производство плутония. Времени на ответ осталось немного — до 7 июля. В надежде спасти «ядерную сделку» ЕС в спешном порядке тестирует работу анонсированного еще в январе механизма расчетов с Ираном. Вашингтон, напротив, считает, что «Иран играет с огнем». Президент США Дональд Трамп не исключает применения военного сценария, чтобы положить конец «ядерным амбициям» Тегерана.


Если партнеры Ирана по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) не выполнят свои обязательства в рамках «ядерной сделки», то с 7 июля «реактор в Араке вернется к состоянию, которое, по их (участников СВПД.— “Ъ”) словам, было опасным и при котором возможно производить плутоний», заявил в среду президент Ирана Хасан Роухани. Он также посоветовал Европе и США вернуться за стол переговоров и к исполнению резолюций Совбеза ООН.

О сокращении своих обязательств по СВПД Тегеран предупредил еще 8 мая. Тогда же Хасан Роухани объявил, что Иран дает своим партнерам 60 дней, чтобы обеспечить интересы Тегерана, в первую очередь касающиеся продажи нефти и банковских санкций. В противном случае Иран пригрозил снять ограничения на обогащение урана и отказаться от помощи шестерки посредников (РФ, США, Британия, Франция, Китай и Германия) в реконструкции реактора в Араке на тяжелой воде. Европейские страны выразили обеспокоенность заявлениями Ирана, но подчеркнули, что будут верить не словам, а реальным делам. Тегеран не заставил себя ждать. В этот понедельник Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) подтвердило, что иранские запасы обогащенного урана впервые превысили оговоренный в 2015 году в рамках СВПД лимит в 300 кг.

В среду Хасан Роухани предупредил, что Иран готов к реализации второй части угроз: поднять уровень обогащения урана выше 3,67% и пересмотреть обязательства по реактору в Араке. При этом президент в очередной раз подчеркнул, что сокращение Ираном своих обязательств по СВПД — лишь ответ на выход из этого договора США и невыполнение своих обещаний Евросоюзом.

«Заявления Ирана не означают, что он собирается прямо сейчас приступить к производству ядерной бомбы, если вообще собирается. Но, учитывая опасения мирового сообщества относительно амбиций Ирана и его технических возможностей, угрозы Роухани весьма серьезны»,— сказала “Ъ” научный сотрудник Высшей школы экономики Юлия Свешникова.

По ее словам, повысить уровень обогащения Ирана с условных 3% до 20% гораздо сложнее технически, чем потом перепрыгнуть от 20% к 90% и выше (именно такой уровень необходим для создания бомбы). «Впрочем, для иранцев и 20% не проблема, они уже переходили эту черту»,— добавила эксперт.

За последние несколько недель Дональд Трамп неоднократно подчеркивал, что ядерная угроза со стороны Ирана может стать для него серьезным аргументом для начала военной кампании против этой страны. «Мы не можем позволить Ирану получить в свое распоряжение ядерное оружие»,— сказал он в интервью телеканалу Fox News еще до того, как МАГАТЭ подтвердило первое нарушение Ираном СВПД. Сразу после этого риторика Вашингтона резко ужесточилась. По словам Дональда Трампа, Иран, превысив оговоренный в СВПД объем запасов низкообогащенного урана, «играет с огнем». В Вашингтоне считают, что СБ ООН должен потребовать от Тегерана приостановить всю деятельность по обогащению и переработке урана. Со своей стороны США пообещали усиливать давление на Иран до тех пор, пока тот не покончит со своими «ядерными амбициями».

На этом фоне в Тегеране подчеркивают, что не Иран, а именно США «играют с огнем», однако иранцы понимают, что призывы к США сесть за стол переговоров бесполезны. Поэтому их заявления адресованы прежде всего Евросоюзу, который все еще пытается удержать Иран в рамках СВПД. «11 обязательств участников соглашения из Европы включают обеспечение возможности для Ирана экспортировать нефть, возвращение денег за поставки углеводородов, приход в страну инвестиций, гарантию свободы судоходства и авиасообщения»,— приводит слова главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа агентство ИСНА. Так он ответил на поспешные заявления Евросоюза о начале работы специального финансового механизма INSTEX (инструмент для поддержки торговых расчетов) для расчетов с Ираном в обход санкций США. Компания INSTEX была зарегистрирована правительствами Германии, Франции и Великобритании еще 31 января. Однако о реальном запуске механизма ЕС объявил только в прошлую пятницу. Тогда же было заявлено о намерении подключить к этому механизму операторов из третьих стран. Речь идет в том числе и о России. Но официальных приглашений Москва не получала.

«Европейцы, скорее всего, не ожидали, что Иран так быстро начнет действовать. Только угрозы Ирана и заставили их шевелиться,— сказал “Ъ” старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Николай Кожанов.— Но на практике заставить работать INSTEX так, как это хочется иранцам и их партнерам, очень сложно».

По его словам, «найдется не так много людей, готовых рисковать попасть под американские санкции». «Непонятно, будет ли готов работать через эту схему европейский бизнес. Но в любом случае расширение участников INSTEX — это одна из немногих мер, которая может заставить этот механизм работать. Европейцы долго тянули, не хотели работать с Россией, опасаясь политических последствий. Но сейчас у них нет вариантов»,— добавил эксперт.

Марианна Беленькая, Елизавета Наумова, Галина Дудина


Комментарии
Профиль пользователя