Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

«Лицо мы никогда не пытались сохранить»

Департамент культуры Воронежской области объяснил в суде увольнение директора заповедника

Коммерсантъ (Воронеж) от

Центральный райсуд Воронежа начал рассмотрение иска известного воронежского ученого Виктора Ковалевского к областному департаменту культуры о восстановлении в должности директора музея-заповедника «Костенки». Ученого со скандалом уволили из-за «потери доверия» после неуказания в декларации трех «нулевых» банковских счетов и необращения в департамент за согласованием работ в рамках полученных музеем грантов. Уже на предварительном заседании у суда возникло множество вопросов к чиновникам, на часть которых не нашлось ответов.


Предварительное заседание началось с рассказа Виктора Ковалевского об успехах подведомственного департаменту музея за время его шестилетнего руководства учреждением. По словам ученого, посещаемость музея-заповедника, известного археологическими памятниками (в том числе эпохи раннего железного века), выросла с 12 тыс. до 25 тыс. человек в год, а результаты раскопок имели высокую ценность. «Я четко не ознакомлен с мотивами моего увольнения», — отметил господин Ковалевский. «То есть вы не понимаете, за что вас уволили?» — переспросила судья Виктория Багрянская. — «Было объяснено: вы потеряли наше доверие – и все».

Претензии департамента культуры, предъявленные в суде, касались трех незакрытых счетов, которые господин Ковалевский не указал в декларации за 2017 год, а также грантов на раскопки, полученных музеем без участия областных чиновников. Они сочли, что от работ в рамках грантов «получили выгоду» господин Ковалевский и его подчиненный — главный хранитель музея Александр Дудин. Гранты на раскопки, как ранее пояснял ученый, выделялись Российским гуманитарным научным фондом и Российским фондом фундаментальных исследований. Господин Ковалевский рассказал суду о забытых им трех банковских картах (одна оказалась «нулевой», баланс на второй не превышал 100 руб., а третью он получил в рамках ипотечного кредита и, по его словам, никогда ей не пользовался). При этом раньше господин Ковалевский взысканий от департамента не имел (только благодарности), а претензий к его декларациям никогда не было. «Мой доверитель считает, что коррупционных действий он не совершал», — добавил представлявший интересы ученого в суде адвокат Роман Крючатов.

Интересы департамента в суде представлял начальник отдела организационно-правовой и кадровой работы Евгений Безручко. Он представил письменный отзыв (не приложив, впрочем, целый ряд ранее запрошенных судом документов), а также рассказал о ходе и причинах увольнения. По словам господина Безручко, в апреле по итогам проверки работы департамента прокуратурой было получено представление, в котором среди множества нарушений была и информация о руководителе «Костенок». «Ковалевский не предпринял мер по устранению конфликта интересов при раскопках: сделка не была оформлена должным образом, она должна была получить одобрение департамента культуры. Также в представлении речь шла о трех счетах. В итоге руководитель департамента (Эмилия Сухачева. — «Ъ») приняла решение о прекращении трудовых отношений», — пояснил чиновник.

Такая позиция вызвала у судьи целый ряд вопросов: «В представлении не было же указаний уволить Ковалевского! Он не отрицает, что забыл про карточки. Ну запамятовал. Потом прислал пояснения, предоставил документы. А конфликт интересов-то в чем?» «Нужно было получить одобрение», — настаивал господин Безручко. «И все? Других пороков в этой сделке нет?» — удивлялась судья. «Сделка была неоднократной», — нашел ответ чиновник. «Ну а выгоду-то он какую получил? — настаивала госпожа Багрянская. — Если мне дали десять рублей и я все их потратила на то, чтобы раскопать каких-нибудь мамонтов, где моя выгода?» «Он распоряжался имуществом Воронежской области», — парировал господин Безручко. Тогда судья предложила чиновнику объяснить последствия «проступков» господина Ковалевского для региона. Чиновник промолчал, а затем заявил: «Пострадало реноме департамента». «Отлично вы реноме соблюли! — возмутилась госпожа Багрянская. — Если бы не прокурорская проверка, вы бы и не знали, что у вас происходит уже несколько лет. Перед кем вы лицо пытаетесь сохранить?» — «Лицо мы никогда не пытались сохранить. Про последствия постараюсь уточнить к следующему заседанию».

Господин Ковалевский, в свою очередь, заверил, что проведенная ранее в 2019 году отдельная проверка музея прокуратурой Коминтерновского района Воронежа не выявила нарушений. Также он заявил, что департамент не мог не знать о грантах: по словам ученого, на документах о поэтапном перечислении денег стояли подписи госпожи Сухачевой и ее заместителей, а о получении грантов департамент объявлял как о своем достижении. Затем на господина Безручко вновь посыпались вопросы. Адвокат Роман Крючатов попросил объяснить, как выполнение работ в рамках грантов негативно повлияло на профессиональную деятельность господина Ковалевского, но не добился конкретного ответа. Представитель прокуратуры Центрального района поинтересовалась, были ли увольнения по выявленным прокуратурой нарушениям в других структурах департамента, и получила отрицательный ответ. «А как это относится к иску? Идет экстраполяция на другие ситуации!» — воскликнул господин Безручко. «Конечно, идет экстраполяция! — возмутилась судья Багрянская. — Рыба гниет с головы! По моему мнению, вызывает вопросы, когда увольняют одного, а нарушения у многих».

Дальнейшие обсуждения судья прервала: «То, что получается, мне пока не совсем понятно. Тех, кто выделял федеральные средства в рамках гранта, в работе музея ничто не смутило, а вот департамент культуры области смутило». Госпожа Багрянская предложила чиновникам представить результаты внутренней проверки «Костенок» и попросила рассчитать среднюю зарплату господина Ковалевского. Следующее заседание по делу назначено на 15 июля.

Олег Мухин


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя