Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

«Классический Путин: неуловимый и дразнящий»

Что президент России рассказал в интервью Financial Times

от

Человек, который оживляется от упоминания слова «риск» — так британская газета Financial Times характеризует президента РФ Владимира Путина, предваряя свое полуторачасовое интервью с российским лидером накануне саммита G20 в Осаке. Владимир Путин рассказал об основных мировых кризисах, своем взгляде на либеральные ценности, а также поделился, в чем прав президент США Дональд Трамп и не права канцлер Германии Ангела Меркель.


Financial Times отмечает, что «в последнее время в России растет число внешнеполитических рисков, связанных с военной интервенцией в Сирии, аннексией Крыма и попыткой вмешательства в президентские выборы в США». Редактор газеты Лайонела Барбера и глава московского бюро Генри Фой поинтересовались у Владимира Путина: увеличивается ли с каждым годом аппетит президента России к риску?

«Риск всегда должен быть оправданный. Но это не тот случай, когда можно применить известную, веселую, расхожую фразу: кто не рискует, тот не пьет шампанское»,— ответил президент.



«В этом ответе "классический Путин: неуловимый и дразнящий"»,—прокомментировало издание. При этом подчеркнуло, что ответ президента о рисках в Сирии был вполне определенным.

О ситуации в Сирии


По словам президента, риски от вмешательства России в сирийский конфликт был достаточно большим, но он «взвесил все за и против».

«Мы достигли даже большего, чем я ожидал»,— подчеркнул Владимир Путин.

Президент отметил, что в результате сирийской кампании:

  • Были ликвидированы несколько тысяч боевиков, планировавшие вернуться в Россию или соседние страны, с которыми у России нет никакого визового режима;
  • Удалось стабилизировать ситуацию в соседнем регионе и таким образом напрямую повлиять на обеспечение безопасности внутри самой России;
  • Установились «очень добрые, деловые, партнерские, а во многом даже с элементами союзничества отношения со многими странами региона, включая не только Иран и Турцию, но и другие страны»;
  • Российские «вооруженные силы получили такую практику, которую невозможно было бы себе представить ни при каких учениях в мирной обстановке».

Владимир Путин рассказал, что российскую сторону очень рассмешил ответ предыдущей американской администрации на вопрос, «что будет завтра, если президент Сирии Башар Асад уйдет в отставку».

«Ответ смешной, вы даже не представляете какой. Ответ был такой: мы не знаем. Но если вы не знаете, что будет завтра, зачем сплеча рубить сегодня?»,— сказал он журналистам.

О сделке ОПЕК+


«А будем ли мы продлевать или нет — в ближайшие несколько дней вы об этом узнаете. Я только что, перед тем как прийти к вам, проводил как раз встречу с руководителями наших крупнейших нефтяных компаний и с руководством правительства России как раз по этому вопросу.

Но, скажем, кардинальный всплеск цены либо чрезвычайно драматическое падение цены, они не приведут к стабильности на рынке и не будут способствовать инвестициям. Поэтому мы рассматривали сегодня все вопросы в комплексе».

Об американских президентах


«Каждый из нас отличается друг от друга. Нет одинаковых людей, как нет одинаковых отпечатков пальцев. У каждого есть свои преимущества, о недостатках пускай судят их избиратели»,— сказал Владимир Путин, отвечая на вопрос, насколько Дональд Трамп отличается от своих предшественников, с которыми приходилось встречаться российскому лидеру.

По словам Владимира Путина, он до сих пор благодарен Биллу Клинтону за то, что тот «очень по-партнерски» выстраивал отношения с российским лидером в пору, когда он «был молодым президентом».

«Со всеми другими коллегами — были разные времена, и разные проблемы нам приходилось решать. К сожалению, чаще всего в спорах, и у нас не было совпадений мнений по некоторым вопросам, которые, безусловно, и для нас, и для США, и для всего мира, я думаю, можно назвать ключевыми».

И отдельно о Дональде Трампе и его победе


«Средний класс в Америке мало что получил от глобализации. И команда Трампа это точно и четко почувствовала, и они использовали это в ходе предвыборной борьбы — вот где надо искать причины победы Трампа на выборах, а не в мифическом вмешательстве со стороны».

«Я не думаю, что парадоксом является то, что он хочет, чтобы Америка была первой. Я хочу, чтобы Россия была первая, это же не воспринимается как парадокс, так что здесь ничего особенного нет».



О китайской дружбе…


«У нас яиц достаточно, а корзин, куда их можно раскладывать, не так уж и много»,— так президент ответил на вопрос: не кладет ли Россия «слишком много яиц в китайскую корзину?»

«Наши отношения с Китаем не продиктованы сиюминутной политической либо какой другой конъюнктурой»,— подчеркнул Владимир Путин.

«Да, у нас много совпадающих интересов с Китаем, это правда. Этим продиктованы наши столь частые контакты с председателем Си Цзиньпином. Конечно, у нас и личные отношения сложились очень добрые, это естественно»,— добавил он.

… и китайской угрозе


«У Китая общие военные расходы, если мне тоже не изменяет память, 117 миллиардов долларов. У США — свыше семисот. И вы хотите всех напугать ростом военной мощи Китая?»

О Венесуэле


«Мы не имеем отношения к тому, что происходит в Венесуэле, понимаете?»



«Я уже много раз и нашим американским партнерам об этом сказал: там нет наших войск. Понимаете? Специалисты есть, есть инструкторы, да, они работают. Причем совсем недавно, по-моему, неделю назад, выехала оттуда группа наших советников и специалистов, они уехали оттуда. Через какое-то время могут еще появиться».

«Думаю, что с точки зрения экономики там многое можно было бы сделать по другому. Но мы не лезем туда, это не наше дело. Мы вложили туда несколько миллиардов, наши компании вложили туда несколько миллиардов, в основном в нефтяной сектор. Ну и что? Другие страны тоже вкладывают.

Такое складывается впечатление, что все на российских штыках там держится. Это неправда, это не имеет ничего общего с действительностью».

О деле Скрипалей


«Вся эта возня вокруг шпионов и контршпионов, она не стоит серьезных межгосударственных отношений. Потому что вся эта шпионская возня, она не стоит, как у нас говорят, пяти копеек. Или пяти фунтов. А вопросы межгосударственных отношений — там все измеряется миллиардами и судьбами миллионов людей. Ну разве можно ставить на одну чашу весов одно с другим?»

Владимир Путин выразил сожаление, что из-за «шпионских скандалов» отношения между Россией и Великобританией зашли в тупиковую ситуацию, «которая мешает нам нормально развивать наши связи и поддерживать деловых людей», которые «не просто деньги зарабатывают», а «создают рабочие места, добавленную стоимость, они обеспечивают доходы во все уровни налоговых систем своих стран».

Financial Times: Некоторые люди могут сказать, что жизнь человеческая стоит больше пяти копеек, но вы считаете, господин президент…

Владимир Путин: Разве кто-то умер?

Financial Times: Да. Этот господин, у которого была проблема с наркотиками. Он умер, после того как дотронулся до «Новичка» на автопарковке. Был один человек, который погиб, и это не Скрипали. Там подумали, что это бутылочка с духами, флакончик духов.

Владимир Путин: Вы считаете, что в этом обязательно виновата Россия, что ли?

«Вообще, предательство — самое большое преступление, которое может быть на земле, и предатели должны быть наказаны. Я не говорю, что нужно наказывать таким образом, как имело место в Солсбери, совсем нет. Но предатели должны быть наказаны».

О российской экономике


«У нас не происходит падение реальной заработной платы, наоборот, она начала подрастать. У нас происходит падение реальных располагаемых доходов населения»,— сказал президент.

По его мнению, причиной падения доходов в том числе стал рост расходов на обслуживание кредитов, легализация теневой экономики, в том числе самозанятых.

О низах и верхах


«У нас уже нет олигархов. Олигархи — это те, кто использует свою близость к власти, для того чтобы получать сверхдоходы. У нас есть крупные компании, частные, есть с государственным участием. Но я уже не знаю таких крупных компаний, которые так используют какие-то преференции от близости к власти, таких у нас практически нет».



«Что происходит на Западе? Почему в Штатах "феномен Трампа", как вы его упомянули, случился? Что происходит и в европейских странах? Отрыв руководящих элит от народа. Это совершенно очевидная вещь — разрыв между интересами элит и интересами подавляющего большинства населения.

И одна из наших задач здесь, в России, заключается в том, чтобы никогда не забывать, в чем смысл функционирования и существования любой власти — в том, чтобы людям создавать стабильную, нормальную, безопасную и прогнозируемую жизнь, только с прогнозом на улучшение».

О либеральных идеях и ошибке Ангелы Меркель


«Я не сторонник того, чтобы немедленно все заткнуть, завязать, закрыть, распустить, всех арестовать, разогнать. Нет, конечно. Либеральную идею тоже нельзя уничтожать, она имеет право на существование, и даже поддерживать нужно в чем-то. Но не надо считать, что она имеет право на абсолютное доминирование, вот о чем речь».

«Современная так называемая либеральная идея, она, по моему, себя просто изжила окончательно»,— подчеркнул Владимир Путин. По его словам, западные партнеры сами признались, что некоторые элементы этой идеи «просто нереалистичны: мультикультурализм там и так далее».

Самым ярким примером провала либеральной идеи президент считает проблему миграции.

Financial Times: Ангела Меркель допустила ошибку? (когда допустила мигрантов в Германию — “Ъ”)

Владимир Путин: Кардинальную ошибку. Вот сейчас можно того же Трампа критиковать сколько угодно за его желание построить стену между Мексикой и США. Может быть, это излишне, не знаю. Наверное, может быть, я не спорю. Но ведь что-то он должен делать с этим потоком мигрантов, с потоком наркотиков он что-то делать должен?

«Я к чему веду? Люди, которые озабочены этим, рядовые граждане США, они, конечно, смотрят, говорят: вот молодец мужик, хоть что-то делает, хоть что-то предлагает, ищет решение». И подчеркнул, что в то же время носители этой либеральной идеи ничего не делают.



«Им хорошо, они сидят в удобных кабинетах, а тем, кто сталкивается с этим напрямую каждый день в Техасе или во Флориде, — им не очень, у них свои проблемы будут возникать. О них кто подумает? Так же и в Европе».

О мигрантах в России


«Мы работаем в странах, откуда исходят эти мигранты, мы там русском языку начинаем учить и здесь работаем с ними. Где-то ужесточаем законодательство: если приехал в страну, пожалуйста, уважай законы страны, ее обычаи, культуру и так далее. То есть для нас тоже все непросто, но мы делаем, хотя бы стараемся, работаем в этом направлении. Но эта либеральная идея предполагает, что вообще ничего не надо делать».

«Убивай, грабь, насилуй — тебе ничего, потому что ты мигрант, надо защищать твои права. Какие права? Нарушил — получи наказание за это».



О ЛГБТ


«Я не хочу никого обидеть, понимаете, нас и так делают гомофобами и так далее. А мы ничего не имеем против людей нетрадиционной сексуальной ориентации. Дай бог здоровья, пусть живут так, как считают нужным. Но некоторые вещи для нас кажутся избыточными. Что касается детей, напридумывали, я не знаю, там пять полов уже или шесть полов. Я даже не могу их воспроизвести, я не знаю, что это такое».

О религии


Религия — не опиум для народа, подчеркнул Владимир Путин.

«Ну хорошо, мы что, забыли, что мы все живем в мире, который основан на библейских ценностях? Даже атеисты, но мы все живем в этом мире. Можно об этом не вспоминать каждый день и не ходить в церковь, там лоб не бить о пол, показывая, какой ты христианин или мусульманин, или иудей, но в душе, в сердце должны быть какие-то основополагающие человеческие правила и моральные ценности. В этом смысле традиционные ценности стабильнее, важнее для миллионов людей, чем эта либеральная идея, которая, на мой взгляд, прекращает свое существование, действительно».

О лидерах, которыми восхищается


Financial Times: Вы видели многих лидеров. Кем вы больше всего восхищаетесь?

Владимир Путин: Петром I.

Financial Times: Но он уже умер.

Владимир Путин: Он будет жить до тех пор, пока будет жить его дело, так же как дело каждого из нас. (Смех) Мы будем жить до тех пор, пока будет жить наше дело.

Из современных руководителей Владимир Путин особо отметил бывшего президента Франции Жака Ширака. «Он настоящий интеллектуал, настоящий профессор, очень взвешенный человек, очень интересный. У него по каждому вопросу, когда он был президентом, было свое собственное мнение, он умел его отстаивать, с уважением всегда относился к мнению партнеров»,— сказал президент.

О преемнике


Интервью не обошлось без традиционного вопроса о преемнике.

«Я без всякого преувеличения вам скажу, что я думаю об этом всегда, начиная с 2000 года. Ситуация меняется, меняются определенные требования к людям. А в конечном итоге, я скажу это без всякого кривляния и преувеличения либо без всякой красовки, в конечном итоге решение должен принять российский народ. Что бы и как бы ни делал действующий руководитель, кого и как бы он не представлял, конечное слово за избирателем, за гражданином Российской Федерации».

Подготовила Марианна Беленькая


Комментарии
Профиль пользователя