Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Денег нет, но вы съезжайте

СПЧ заявил о незаконном секвестровании программы аварийного жилья в Татарстане

Коммерсантъ (Казань) от

Члены Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) считают, что Татарстан в одностороннем порядке изменил объем долевого финансирования региональной программы по расселению аварийного жилья с 5,4 млрд руб. до 200 млн руб. В связи с этим жилье у собственников выкупалось по 11 тыс. руб. за кв. м., из-за чего малообеспеченные граждане не смогли приобрести взамен даже комнату. При этом многие дома были признаны аварийными «без обследования и оценки пригодности к проживанию», говорится в итоговом документе СПЧ. Власти Татарстана утверждают, что нарушения закона в исполнении программы нет.


СПЧ опубликовал предложения в адрес властей Татарстана «по проблемам реализации программы расселения аварийного жилья в республике». Документ был подготовлен по итогам визита в Татарстан членов совета — заместителя председателя СПЧ Евгения Боброва и главы комиссии по развитию некоммерческих организаций Наталии Евдокимовой.

Правозащитники пришли к выводу: в Татарстане «крайне низкий размер выкупной стоимости в 11 022 руб. за кв. м не позволяет многим малообеспеченным семьям приобрести в собственность другое жилое помещение без привлечения заемных средств». В связи с этим СПЧ рекомендует Кабмину республики «изыскать возможности обеспечения конституционных прав на жилье и на частную собственность» владельцев аварийных помещений. Прежде всего речь идет об одиноких пожилых гражданах, инвалидах, семьях с ребенком-инвалидом, которые не способны выплачивать ипотечный кредит. Для этого Кабмину предлагается внести «изменения в республиканские нормативные правовые акты, регламентирующие механизмы расселения аварийного жилья».

Напомним, программа расселения граждан из аварийного жилья официально завершилась к 2018 году. Власти Татарстана отчитывались, что с 2012 года «улучшили свои жилищные условия» более 20 тыс. жителей республики. При этом «благоустроенные квартиры» получили владельцы 6,4 тыс. аварийных помещений, а 1,6 тыс. собственников «изъявили желание получить денежную компенсацию». Но десятки семей из Зеленодольска и других городов Татарстана стали возмущаться предложенной компенсацией в 11 тыс. руб. за 1 кв. м. Жители отказались переезжать в небольшие квартиры площадью 18–20 кв. м, за которые еще надо платить по социальной ипотеке — по 34 тыс. руб. за 1 кв. м под 7% годовых.

СПЧ обратил внимание на ситуацию в Татарстане только в начале 2019 года. В свой первый визит Наталия Евдокимова утверждала, что в республике «нарушается федеральное законодательство». Действия чиновников она характеризовала как «безобразие». Однако затем госпожа Евдокимова заявила, что сложившийся в республике порядок выселения граждан из старых квартир «не нарушает федерального законодательства». Правозащитники констатировали, что регион принял «несправедливое политическое решение», установив низкую выкупную цену, но СПЧ не в силах «кардинально изменить ситуацию».

В итоговом документе СПЧ говорится в первую очередь о несовершенстве федерального законодательства. Правозащитники рекомендуют Госдуме и Минстрою России разработать новый порядок расселения граждан из аварийного жилья, чтобы защитить права граждан с низкими доходами.

В то же время правозащитники считают, что власти Татарстана нарушили федеральный закон «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», поскольку в одностороннем порядке изменили объем долевого финансирования региональной программы. В СПЧ выяснили, что первоначально расселение жителей республики планировалось осуществлять за счет средств федерального фонда в размере 4,33 млрд руб. Еще 5,44 млрд руб. должен был выделить бюджет Татарстана. «Однако впоследствии фонд выполнил свои обязательства полностью, а Республика Татарстан внесла только 200 млн. руб. Членам рабочей группы не ясна причина более чем двадцатикратного снижения размера финансирования расселения аварийного жилья за счет бюджетных средств республики»,— говорится в документе СПЧ. Члены совета указывают, что сначала выкупная цена аварийного жилья планировалась в размере 20,7 тыс. руб. за кв. м, однако затем она сократилась до 11 тыс. руб. за кв. м. Такой размер, считают правозащитники, «является чрезвычайно низким и во многих случаях не позволяет приобрести в собственность даже комнату»: «Более того, в других субъектах РФ размер выкупной стоимости в 2–3 раза выше, чем в Татарстане, хотя Татарстан является регионом-донором».

Есть и другие претензии к Татарстану. СПЧ признал, что многие дома в Зеленодольске были признаны аварийными «без обследования и оценки пригодности к проживанию». «На улице Декабристов три дома признали аварийными, а другие точно такие же дома не признали»,— рассказала “Ъ” госпожа Евдокимова. В СПЧ полагают, что необходимо пересмотреть судебные решения о сносе.

В то же время правозащитники признают, что изменить программу сейчас уже практически невозможно: «Сама программа закончилась. Если бы жители обратились к нам раньше, можно было бы отыграть ее назад. Тогда бы не было этого кошмара»,— сказала Наталия Евдокимова.

Она подчеркнула, что предложения пока направлены только властям Татарстана. В прокуратуру и правоохранительные органы правозащитники не обращались. «Мы будем ждать реакции Татарстана, а потом будем смотреть дальше»,— пояснила “Ъ” госпожа Евдокимова.

На этой неделе началось принудительное выселение жильцов из аварийных домов в Зеленодольске. Приставы, исполняя решение суда, освободили помещения на улицах Украинская и Загородная.

В аварийных домах в Татарстане продолжают жить 62 семьи. «За всеми закреплены квартиры. В отдельных случаях вопросы рассматриваются в индивидуальном порядке»,— сообщила вчера “Ъ” представитель аппарата президента республики Лилия Галимова. В СПЧ “Ъ” уточнили, что действительно всем «аварийщикам» предлагают «хорошее жилье», но оно временное: «Потом необходимо будет заключать договор ипотеки, но у жителей нет таких средств».

Власти Татарстана по-прежнему отрицают нарушение федерального законодательства со стороны чиновников. «По факту исполнения программы неоднократно проводились проверки, анализ, который показал, что нарушения закона в исполнении нет»,— сказала “Ъ” госпожа Галимова.

Кирилл Антонов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя