Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Отношения с Россией были принесены в жертву грузинской внутренней политике»

Максим Юсин — о будущем взаимодействии Москвы и Тбилиси

от

Замглавы российского МИДа Григорий Карасин и спецпредставитель Грузии по связям с Россией Зураб Абашидзе могут провести переговоры. Об этом премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе заявил в интервью телекомпании «Имеди». По его словам, сейчас возможную встречу обсуждают на консультациях. На прошлой неделе в Тбилиси начались массовые протесты, вызванные визитом депутата Госдумы Сергея Гаврилова. Во время международной православной ассамблеи он сел в кресло спикера грузинского парламента и обратился к собравшимся по-русски. В итоге в Кремле назвали ситуацию в Грузии «русофобской истерией» и запретили прямые перелеты в страну. Обозреватель «Ъ» Максим Юсин задумался о том, какие последствия может иметь нынешний кризис для российско-грузинских отношений.


Российско-грузинские отношения, с таким трудом выстраивавшиеся последние 11 лет, после августовской войны 2008 года, были обрушены в мгновение ока, за считанные дни. По чьей вине это произошло? Думаю, здесь тот случай, когда даже самые убежденные критики Москвы вынуждены будут признать: инициатором обострения уж точно была не она. Как это ни парадоксально, но отношения с Россией были принесены в жертву грузинской внутренней политике. Повод для вспышки антироссийских настроений мог показаться ничтожным: депутат Думы Сергей Гаврилов занял не то кресло в парламенте. Представьте себе, если бы американский, грузинский или даже украинский гость просидел бы час в кресле спикера Вячеслава Володина в зале заседаний нашей Думы — думаю, на это мало кто обратил бы внимание. А Грузия взорвалась. Потому что оппозиционеры получили идеальный повод, чтобы раскачать и без того нестабильную власть правящей партии «Грузинская мечта». А российский фактор — это безотказный спусковой крючок для самых сильных эмоций в южной, пассионарной стране, население которой глубоко травмировано потерей двух регионов и 20% территории.

С точки зрения Москвы, реакция была абсолютно несоразмерной. Оскорбительные плакаты в адрес не только кремлевского руководства, но и страны в целом, демонстративный отказ от русского языка в кинотеатрах, инициатива владельцев нескольких ресторанов ввести «оккупационную надбавку» (те самые 20%) для русскоязычных клиентов, демарш трех футбольных команд, вышедших на матчи национального чемпионата в майках, на которых написано, что Россия — оккупант. Но самым возмутительным для Кремля было все-таки не это, а первая реакция президента Грузии Саломе Зурабишвили. Вместо того чтобы попытаться остудить страсти, она фактически поддержала демонстрантов, назвав Россию врагом и обвинив ее в «расколе страны и общества».

На фоне того, сколько в Грузию ездит российских туристов, сколько денег они приносят, сколько грузинского вина, минеральной воды, фруктов экспортируется в Россию, насколько экономика закавказской республики зависит от северного соседа, действия грузинских властей могут показаться безрассудными. А за безрассудство надо платить, решили в Кремле. Поэтому ответ — запрет прямых авиаперелетов между двумя государствами — был абсолютно ожидаемым. Точно так же в ближайшее время можно ожидать и запрета на импорт грузинского вина и сельхозпродукции.

Это произойдет, если в Тбилиси не найдут правильных слов, не попытаются успокоить страсти, объясниться, а желательно для Кремля — извиниться.

Но такое развитие событий сейчас маловероятно — власти Грузии стали заложниками ситуации, любые жесты в адрес Москвы вызовут лишь новые вспышки гнева протестующих, обвинения в предательстве, в малодушии, в сдаче национальных интересов. А значит, конфронтация будет продолжаться. Москва, похоже, решила устроить Тбилиси показательную порку, благо от экономических связей с Грузией она мало зависит и почти ничем не рискует. Она хочет показать другим постсоветским (да и не только постсоветским) государствам, что безнаказанно оскорблять ее не получится. Обиднее всего, что пострадавшими в этой ситуации окажутся (уже оказались) простые россияне. Те, кому пришлось сдавать авиабилеты, отказываться от туров, добираться до Тбилиси или Батуми на перекладных, с пересадками и переплатой.

Тбилисские события стали иллюстрацией еще одной неприятной тенденции. По большому счету, Грузия для нас потеряна. Нынешние акции организовали не посольство США, не Госдеп, не Сорос, они — искренние. И лозунги, обидевшие многих из нас, идут от сердца. И жители Грузии, просящие живущих в России родственников удалить из соцсетей свои фото с российским флагом, это тоже реальные истории — одну такую мне только что рассказали. Тем из нас, кто по инерции еще продолжает безответно любить Грузию, видимо, придется усвоить горькую истину: радушные грузинские застолья, замечательные тосты — это, как мне кажется, не любовь, это доведенная до автоматизма игра в гостеприимство. И на следующий день после застолья и тостов за дружбу те самые люди (или их дети) могут выйти на демонстрацию и стоять рядом с плакатами, оскорбляющими Россию и русских.

Можно ли на это обижаться? Наверное, да — мы все живые люди. Но лучше все-таки абстрагироваться, отнестись к ситуации философски, с холодной головой, не обольщаться.И приезжая в Грузию (надеюсь, мы продолжим туда ездить), не ждать невозможного. После того, что происходило между нашими странами в последние десятилетия, сложно рассчитывать на искреннюю симпатию. Пусть на ее место придет хотя бы элементарная вежливость. В этом смысле, кстати, я спокоен. Со временем, когда улягутся эмоции, все это вернется.

Кавказ есть Кавказ. Гость есть гость. А деньги, которые он привозит, остаются деньгами.
Комментарии
Профиль пользователя