Коротко

Новости

Подробно

Фото: Андрей Парфенов

Четверть века под звон Монеточки

Воронежский Камерный театр отпраздновал 25-летие

Коммерсантъ (Воронеж) от

Основанный худруком Платоновского фестиваля Михаилом Бычковым Камерный театр в Воронеже отпраздновал свое 25-летие в минувшую пятницу. Оно выдалось не столь масштабным, как 20-летие, когда театр переехал в новое здание в центре города, построенное на областные и федеральные деньги. Тогда изрядное количество мест в зале занимали чиновники во главе с экс-губернатором Алексеем Гордеевым. В этот раз госслужащие проигнорировали праздник, но их отсутствие было компенсировано теплыми речами от театральных деятелей. Сами артисты театра поздравили зрителей пародиями на Монеточку, Элджея и других популярных среди молодежи исполнителей.


Юбилейный вечер Камерный театр организовал под занавес сезона не случайно — именно 21 июня 1994 года, 25 лет назад, была представлена «Береника», первый спектакль основанного Михаилом Бычковым театра. Господин Бычков в 1993-м ушел с поста главного режиссера воронежского ТЮЗа и с тех пор последовательно делал только то, что было интересно ему самому в надежде, что найдется и аудитория. Она нашлась и среди высокопоставленных чиновников — возглавивший регион в 2009 году экс-министр сельского хозяйства Алексей Гордеев с супругой Татьяной стали завсегдатаями театра. При поддержке губернатора в 2014-м к собственному 20-летию Камерный переехал из ДК Железнодорожников, где арендовал зал на 100 мест, в новое здание в центре Воронежа, оборудованное по последнему слову театральной техники.

Подобных подарков к 25-летию театр, конечно же, не получил, а сам праздник был проигнорирован чиновниками. Если на новоселье Камерного пришло немало госслужащих, то в этот раз был только главный федеральный инспектор по Воронежской области Александр Солодов. Он передал поздравления и огромную корзину цветов от четы Гордеевых, перебравшихся в Москву после назначения Алексея Гордеева сначала полпредом по ЦФО, а затем и вице-премьером РФ. Больше никто из чиновников, в том числе отвечающих за развитие культуры в регионе, не пришел. Этому удивлялись и зрители, и Михаил Бычков. Впрочем, расстроенным худрук театра не выглядел. Он с удовольствием приглашал на сцену или сам подходил к художникам, с которыми ставил спектакли, режиссерам и критикам. Каждый гость рассказывал о том, какой замечательный Камерный театр и как Воронежу повезло с господином Бычковым.

Некоторые речи были исключительно восторженными. «Камерный театр — это градообразующее предприятие! Камерный — это всероссийская сказка! По подобию Камерного теперь хотят строить здания в других городах России»,— заявила главный редактор Петербургского театрального журнала Марина Дмитревская. По словам воронежского искусствоведа Бронислава Табачникова, за все время в театре не было «ни одной проходной вещи», а Михаила Бычкова лучше всего характеризует то, что «где бы он ни сидел, над ним всегда портрет его учителя Марии Кнебель»: «А Мария Иосифовна училась у Станиславского. Выстраивается цепочка: Станиславский — Кнебель — Бычков!»

Режиссер Адольф Шапиро был более ироничен: «Мне тяжело в Воронеже. Мимо меня тут ходят люди, и они не знают, как много я сделал для вашего города. Когда-то Михаил Бычков хотел приехать ко мне и работать со мной, но не сложилось. А сейчас я думаю: "Что было бы, если бы я ему помог?" Он не создал бы в Воронеже такой замечательный театр». Коллеги господина Шапиро затронули тему сантехники. «Когда я ставил для Камерного спектакли еще в старом здании, меня мучил один вопрос — как артисты ходят в туалет? Он же один для всех на весь ДК»,— говорил Георгий Цхвирава. «Если все время лить воду в унитаз, что-нибудь получится», — комментировал успехи Камерного режиссер Григорий Козлов.

Отчасти шутливой репликой отделался исполнительный директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов. По его словам, каждый раз при встрече с Михаилом Бычковым случается что-то нехорошее. В этот раз это была новость об отставке с поста худрука пермского театра Теодора Курентзиса. «Вместо того чтобы наслаждаться видами Воронежа, я с утра готовил комментарии»,— пояснил господин Борисов, отметив, что пора бы уже Дягилевскому и Платоновскому фестивалям сделать что-либо вместе и «удивить Россию».

Танцевальная труппа театра показала хореографический номер, стихи и песни исполнила приглашенная артистка Камерного Ирина Гринева, также выступила солистка Воронежского театра оперы и балета Анастасия Черноволос. Бывший ведущий актер Камерного и худрук Никитинского театра Борис Алексеев спел хит Элтона Джона Sorry Seems To Be The Hardest Word так, словно он сожалеет об уходе из театра. Кроме того, артисты Камерного — в том числе те, кто уже не числится в труппе — показали монологи из ключевых спектаклей разных лет.

Но по-настоящему публику актеры удивили во втором отделении. Они устроили небольшой концерт, выйдя в образах современных популярных исполнителей: Монеточки, T-Fest, Элджея и многих других. Иронии добавляли анонсы Михаила Бычкова («Годовой доход в два раза выше, чем у Льва Додина…») и возрастная разница: например, 69-летний Борис Голощапов и 58-летний Камиль Тукаев, только недавно получивший «Золотую маску» за лучшую мужскую роль, предстали в образе подрастающих реперов. Немногие молодые зрители каждое появление принимали восторженными криками, для основной же части публики Камерный, по словам Михаила Бычкова, всегда «остро чувствующий время», устроил экскурс по музыкальным предпочтениям их детей и внуков. Судя по тому, что собравшиеся спрашивали друг друга, прозвучали ли настоящие тексты или это были пародии, театр снова вывел их из зоны комфорта.

Александр Прытков


Какова репертуарная политика Камерного театра

Художественный руководитель фестиваля Михаил Бычков рассказал “Ъ-Черноземье” об особенностях формирования фестивальной программы, о прошлом и будущем основанного им 25 лет назад Камерного театра, а также о необходимости нового закона о культуре.

Читать далее

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя