Адвокат указал на дефицит законности

Александр Гофштейн рассказал о нежизнеспособности обвинения по делу ТОАЗа

Самый громкий судебный процесс в Самарской области близится к завершению. Бывшие руководители «Тольяттиазота» обвиняются в хищениях при реализации продукции. Адвокат Сергея Махлая во время выступления напомнил о грубых процессуальных нарушениях. По мнению юриста, есть все основания считать данное обвинение несостоятельным и незаконным.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ  /  купить фото

Защитник Сергея Махлая Александр Гофштейн выступил на прениях в Комсомольском районном суде Тольятти. Процесс, на котором экс-руководители ТОАЗа обвиняются в хищениях при реализации аммиака и карбамида, длится с февраля 2018 года. Уголовное дело в отношении них было возбуждено еще в 2012 году по заявлению миноритария ТОАЗа «Уралхима», однако более шести лет следователи не могли довести его до суда. Потерпевшими по делу наряду с «Уралхимом» являются мелкий миноритарий Евгений Седыкин, которому принадлежит 0,00019% акций компании, и сам «Тольяттиазот». При этом Евгений Седыкин был приговорен к четырем годам лишения свободы условно за попытку рейдерского захвата ТоАЗа. Следствие считает, что похищенная продукция завода стоимостью почти 85 млрд руб. была присвоена обвиняемыми. Сторона защиты отмечает, что за эти годы предприятие получило выручку в размере более 65,5 млрд руб., платило зарплаты и налоги в бюджет, а также дивиденды акционерам, а расчет стоимости продукции «Тольяттиазота», на котором строится обвинение, содержит грубые ошибки и выполнен предвзятыми экспертами, привлеченными следователями. В ходе суда также выяснилось, что электронный документ с обвинительным заключением был создан заинтересованной стороной – компанией «Уралхим», что было обнаружено в свойствах файла. Допрос свидетелей со стороны обвинения длился девять месяцев, при этом привлекались анонимы. В зале суда они не присутствовали, а отвечали на вопросы из другой комнаты с помощью аудиосвязи с изменением голоса. После допроса свидетелей со стороны обвинения судья Андрей Кириллов резко ускорил процесс, перешедший в ежедневный рабочий режим. При этом защитники регулярно жаловались на то, что нарушение графика приводит к срыву заседаний по другим процессам, а в текущем процессе стороны ставятся в неравные условия.

Господин Гофштейн начал выступление с констатации отступления от важных процессуальных норм. «Уголовное судопроизводство по данному делу характеризуется отступлением от важного процессуального принципа, основанного на обязательности участия подсудимых в разбирательстве. Если отход от этого правила допустим, то отступление от принципа законности превратило уголовный процесс по данному делу в процедуру, во время которой одному из участников, можно практически все, вплоть до делегирования функций по составлению обвинительного заключения заинтересованному лицу, а другой – нельзя практически ничего. Мы хотим привлечь внимание к острому дефициту законности, препятствующему независимому и беспристрастному суду вынести объективный приговор. Любой, даже самый опасный преступник имеет право знать, в чем конкретно его обвиняют. Если выясняется, что этого права он лишен, то вынести по делу итоговое решение невозможно, потому что суд без разъяснения существа предъявленного обвинения превращается из суда в расправу. Судья не является следователем: превратить обвинение из невразумительного и неконкретного в четкое и понятное он своей властью не вправе», – заявил адвокат.

Защитник Сергея Махлая далее напомнил о формулировке обвинения. В нем указывается, что хищение продукции ТОАЗа произошло путем подписания и исполнения контрактов и дополнительных соглашений, «установленная в которых цена продукции завода явно не соответствует рыночному уровню». Господин Гофштейн заявил, что в такой формулировке нет конкретики. «Цена может не соответствовать рыночному уровню, когда превосходит его либо уступает. Одним из существенных пороков обвинения, свидетельствующим о его неконкретности, является то, что обвинение не содержит указания, какое именно несоответствие имел в виду следователь. Отличие цен от рыночного уровня в обвинении не конкретизировано. В заключении не указан и способ совершения преступления. Есть лишь общая фраза, предполагающая двоякое понимание», – заявил адвокат.

Александр Гофштейн обратил внимание и на грубое нарушение права обвиняемого на защиту из-за отсутствия конкретики в обвинительном заключении. По мнению адвоката, оно представляет собой «безликий документ». Все дело в том, что в обвинении должна быть указана как продажная, так и рыночная цены. На деле же авторы заключения лишь приводят перечень из 12 контрактов и 114 дополнительных соглашений по поставкам продукции. «При прочтении обвинительного заключения также создается впечатление, что следователь забыл, в каком преступлении обвиняет подсудимого. Последствием хищения является материальный ущерб. В соответствии с законом, указание на причинение ущерба и его размер должны отражаться в обвинительном документе. Все это свидетельствует о нежизнеспособности обвинения», – подчеркнул господин Гофштейн.

У юриста возникло немало вопросов и к экспертизе, на основе которой и составлено обвинительное заключение. По мнению адвоката, стороне обвинения и представителям компании «Уралхим» не удалось убедить суд в достоверности и объективности экспертизы. Указывался лишь факт, что авторы экспертизы являются уважаемыми специалистами с учеными званиями и степенями. По мнению Александра Гофштейна, эксперты Наталья Семилютина и Сергей Валентей умышленно и осознанно допустили ошибки, например, скрывая факты продажи по ценам, выше рыночных, а также используя несколько раз одну и ту же грузовую таможенную декларацию. «Основной порок этой экспертизы заключается в том, что вопреки обещанию ссылаться на методику Минюста, эксперты берут в качестве рыночного аналога не цену, существовавшую на момент поставки, а цену, отстающую от времени поставки на несколько месяцев. Речь идет о несоответствии сравнимых величин, поскольку за этот период цена на рынке сильно возросла. Это антинаучное сравнение, а результаты экспертизы – ложные. Вот откуда и взялось многомиллиардное завышение. Противоречие здесь налицо, его последствия не могут не быть очевидны любому непредвзятому судье», – отметил адвокат. Господин Гофштейн также напомнил о праве стороны защиты оспорить экспертное заключение. Однако возможность допросить экспертов так и не была предоставлена. В итоге адвокат Сергея Махлая резюмировал отсутствие вины своего подзащитного, попросив суд вынести оправдательный приговор. С аналогичными просьбами выступили и адвокаты других обвиняемых.

„Ъ“ продолжает следить за судебным процессом.

Андрей Сазонов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...