Коротко

Новости

Подробно

Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ   |  купить фото

Жизнь внесла коррективы

Страхование

"Банк". Приложение от , стр. 13

Петербургский страховой рынок за минувший год показал положительную динамику: компании собрали 94,5 млрд рублей, что выше прошлогоднего показателя на 9,7 млрд рублей. Основным драйвером рынка стало накопительное страхование жизни, а лидерами по снижению объемов стали защита имущества юрлиц и ОСАГО.


Накопительное страхование жизни бурно развивается за счет банковского канала продаж, который входит в число ключевых у большинства страховых компаний. Так, в 2018 году на фоне оживления рынка ипотеки комплексное ипотечное страхование, включающее в себя защиту жизни и здоровья заемщика, получило значительный импульс в развитии. Показательный пример — компания «Сбербанк Страхование жизни», сборы которой за год выросли на 93%, до 8,85 млрд рублей. «Банки приносят более трети от объемов взносов страховщиков, и с учетом роста объемов кредитования это устойчивый тренд — значимость банковского канала продаж для страховщиков растет»,— считает руководитель Северо-Западного дивизиона СК «Ренессанс-страхование» Ольга Захарченко.

В теории страхование жизни и здоровья заемщика не является обязательным. Но на деле такая страховка навязывается при получении кредита, и не только ипотечного, но также автомобильного и потребительского. Отказ от такой страховки невыгоден, так как он влечет увеличение тарифа. «Период охлаждения», то есть срок в две недели, в течение которых можно расторгнуть договор, в залоговом страховании не работает. Так, по данным «Росгосстраха», при заключении ипотечного договора отказы от страхования жизни и здоровья в «период охлаждения» составляют лишь 0,2%. «В большинстве случаев в кредитных договорах прописано одностороннее увеличение ставки по кредиту или возможное расторжение договора кредитования в случае отказа от страховки»,— говорит генеральный директор Юридического бюро № 1 Юлия Комбарова.

Эксперты отмечают, что, помимо залогового, развивается сегмент добровольного страхования жизни, в частности — инвестиционное страхование (ИСЖ). Этот рынок получил мощное развитие в 2015 году, когда появилась возможность сделать налоговый вычет со страховых взносов, то есть максимальный возврат до 15,6 тыс. рублей ежегодно. «Для многих агентов страховых компаний и менеджеров банков этот вычет — главный козырь при продаже продукта клиентам,— рассуждает финансовый консультант Андрей Чаплюк.— Другой козырь — обещаемая доходность выше ставок банковского депозита. В целом рынок ИСЖ будет расти, так как эти программы предлагают удачное сочетание защиты капитала и самого человека».

Каско как в Европе


В 2018 году каско выросло на 1,8 %, или на 400 млн рублей. Эксперты отмечают, что рост произошел благодаря объемам автокредитования и показатели уже вышли на докризисный уровень. Также на эту динамику повлияли рост продаж новых автомобилей и снижение банковских ставок по кредитам. В результате после нескольких лет падения данный сегмент восстановился.

В «Ренессансе» констатируют рост спроса на опцию GAP, которая в стоимости каско составляет 5–10% от цены полиса. GAP — это страхование возмещения разницы между первоначальной стоимостью автомобиля и суммой возмещения по каско в случае его угона или полного уничтожения.

«Проникновение полисов полного каско падает: большинство автолюбителей предпочитает усеченные или франшизные продукты. Такие полисы позволяют сэкономить без потери качества защиты. На текущий момент доля франшизных продуктов в филиале нашей компании превышает 60%»,— говорит директор филиала «Ингосстраха» в Петербурге Владимир Храбрых.

Наряду с высокими заградительными тарифами на машины из группы риска, которые достигают 10% от стоимости машины и более, появились дешевые тарифы, сравнимые с европейскими. Например на машину Volvo XC60 стоимостью 3,5 млн рублей можно купить каско за 1,5–2% от стоимости. Госпожа Захарченко поясняет такой феномен низкой убыточностью премиальных марок. «При хорошей страховой истории у водителей и, в ряде случае, при франшизе каско с тарифом около 2% может быть прибыльным по ряду моделей. Плюс, конечно, на рынке есть и примеры демпинга»,— поясняет она.

В противовес каско сборы по ОСАГО в Петербурге упали на 2,6%, с 14,1 до 13,8 млрд рублей. Страховщики связывают снижение с реформой — появилась возможность на 20% отступать от базовой ставки в большую или меньшую сторону. «Основная причина снижения сборов произошла из-за уменьшения цены для автопарков корпоративных клиентов, кроме такси и каршеринга» — указывает генеральный директор СК «Либерти Страхование» Сергей Ковальчук.

Впрочем, на сегмент ОСАГО страховщики смотрят с оптимизмом, в первую очередь из-за снижения убыточности. Так, натуральное возмещение позволило на 20% снизить число судебных споров. «Натуральные выплаты в ОСАГО нам очень помогают: более 80% клиентов компании по "автогражданке", на которых по закону распространяется право натурального возмещения, после страхового случая направляются для ремонта автомобилей на станции техобслуживания. Натуральное возмещение убытков принесло в ОСАГО дополнительную сервисную составляющую, которая ранее была доступна лишь по договорам каско»,— отмечает директор филиала «Росгосстраха» в Петербурге и Ленобласти Сергей Дудин.

За семь лет доля ДТП, оформляемых по европротоколу, выросла с 10 до 30%, что также снижает расходы страховщиков по урегулированию убытков. Со временем этот процент будет только увеличиваться, в том числе из-за повышения лимита выплат по европротоколу; с 1 октября 2019 года он будет увеличен до 400 тыс. рублей. Отдельное спасибо можно сказать ГИБДД: инспекторы часто настаивают на оформлении мелких ДТП по европротоколу, объясняя, что срок ожидания сотрудников может быть долгим.

По добровольному страхованию ответственности (ДАГО) сборы в Петербурге существенно упали — на 21%, или на 104 млн рублей. При этом спрос на данный вид страхования превышает предложение: ответственные автолюбители понимают, что существующего лимита по ОСАГО может не хватить в случае происшествия. В настоящее время ДАГО невозможно купить в розницу, его продают только при покупке каско, причем на отдельные марки машин и не во всех компаниях. Причина — высокая убыточность этого вида страхования: по России при сборах 2,95 млрд рублей выплаты составили 2,52 млрд. Поэтому ДАГО вполне можно назвать исчезающим видом страховой услуги.

Сборы в «личку»


Личное страхование показало положительную динамику: сборы по ДМС выросли на 8,3%, или на 983 млн рублей, а сборы по страхованию от несчастных случаев показали динамику еще выше — на 29%, или на 1,3 млрд рублей. Как отмечают эксперты, этот сегмент растет за счет восстановления спроса на кредиты, увеличения продаж сопутствующих страховых продуктов, в том числе «коробочных». Рост ДМС произошел за счет ежегодной инфляции стоимости медицинских услуг и популяризации программ страхования от критических заболеваний. По-прежнему 90% полисов ДМС приобретают юрлица и только 10% — граждане, причем обычно для новорожденных.

«В последнее время наблюдается тенденция по расширению списка опций в ДМС. Например, во многие договоры подключаются такие опции, как телемедицина, психологическая помощь, лечение онкологии, получение второго медицинского мнения»,— рассказывает управляющий продуктом ДМС компании «РЕСО-Гарантия» Борис Болдырев.

Страховщики в ДМС все чаще используют франшизу: с помощью нее пациенты могут доплатить за доступ в клиники более дорогого сегмента. «Франшиза выгодна не только для пациента, но и для компании, так как застрахованные сотрудники начинают осознавать стоимость социального пакета, а не только его ценность»,— считает господин Храбрых. А вот софинансирование, когда часть стоимости полиса оплачивает сотрудник, в корпоративном ДМС развивается меньше и обычно касается программ по стоматологии.

Цифра удаляет агентов


По экспертным оценкам, сегмент «non-life-страхования» в 2019 году будет развиваться и дальше, но при отсутствии ярко выраженных драйверов роста. Как и прежде, участникам рынка наиболее интересны виды страхования, которые напрямую связаны с выдачей кредитов. При оформлении договора банки могут потребовать от заемщика застраховать не только предмет залога, но также жизнь и здоровье, купить полис от потери работы, застраховать титул. «Мы придерживаемся консервативных оценок по росту рынка страхования: он будет характеризоваться стагнацией в определенных направлениях, а по итогам года покажет слабую положительную динамику,— полагает господин Храбрых.— Одним из драйверов для нас является цифровая трансформация — благодаря интеграции цифровых инструментов и конвертации части услуг и продуктов в онлайн мы сокращаем затраты на ведение бизнеса».

Прошлый год характеризовался выдавливанием агентского канала продаж электронным, хотя первый остается ключевым элементом дистрибуции страховых продуктов в таких традиционно агентских компаниях, как «Росгосстрах» и «РЕСО-Гарантия». «Действительно, все больше агентов уходит из профессии, так как их вытесняют — банки забирают агентскую комиссию при страховании залога, салоны при продаже новых машин дают существенные скидки. С июля 2019 года агентам будет необходимо пользоваться онлайн-кассами»,— говорит генеральный директор «Центра страхования и туризма "На берегах Невы"» Светлана Гула.

При снижении классических агентских продаж второе дыхание благодаря электронному ОСАГО получили агрегаторы страховок. «Мы начали продажи ОСАГО в декабре 2018 года и отмечаем ежемесячное трехкратное увеличение объемов продаж полисов электронной "автогражданки",— делится генеральный директор агрегатора «Cherehapa Страхование» Максим Пичугин.— Пока доля е-ОСАГО в общих продажах составляет не более 10%, но она еще будет расти. Электронный канал продаж снижает издержки клиентов и страховщиков и привлекателен за счет удобного интерфейса».

Продажи в онлайне и мобильные приложения используют как страховщики, так и посредники. Данные каналы мультифункциональны: можно не только купить продукт, но и изменить его наполнение, сообщить о страховом случае, связаться с экстренными службами. В будущем пользователи мобильного приложения получат полный доступ ко всем ресурсам компании в таком же объеме, как это реализовано сейчас для офлайн-среды.

В 2018 году стало развиваться страхование имущества каршеринговых компаний, так как данный сегмент сам проявляет интерес к страхованию в связи с его высокой убыточностью. Большинство страховщиков пока не выделяет каршеринг в отдельное направление: ввиду отсутствия данных для анализа рынка нет накопления статистических данных. «Для каршеринга мы разработали динамическое каско: страхование обеспечено по всем рискам на весь срок действия договора, а оплата производится только за время, в течение которого автомобиль находится в движении. Но нам сложно оценить корректно частоту ДТП этих типов участников дорожного движения, так как каршеринг проезжает в год более 35–40 тыс. км, а личный транспорт — в среднем 10–15 тыс. км,— заключает госпожа Захарченко.— Но мы видим, что аварийность каршеринговых компаний сильно отличается друг от друга, в зависимости от критериев допуска людей до управления ТС, а также от работы компании с телематическими данными автомобиля».

Георгий Карчик


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя