Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Школа хочет все знать о семье

В цифровую образовательную среду могут быть включены персональные данные учеников, учителей и родителей

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Министерство просвещения и Министерство цифрового развития РФ подготовили проект приказа, утверждающего создание федеральной платформы цифровой образовательной среды (ЦОС). Помимо описания целей и принципов функционирования платформы проект содержит «примерную ролевую модель данных» — анкеты для обучающегося, учителя и родителя. Помимо имени и даты рождения в них будут вносить данные о страницах в социальных сетях учеников, педагогов и родителей, данные о водительских правах и загранпаспортах. В Министерстве просвещения подчеркивают, что сбор данных будет добровольным, однако эксперты считают это «покушением на персональное пространство».


Как ранее сообщал “Ъ”, ЦОС — это платформа для взаимодействия обучающихся, родителей, учителей и административно-управленческого персонала, разработанная в рамках национального проекта «Образование». Согласно проекту совместного приказа Министерства просвещения и Министерства цифрового развития (имеется в распоряжении “Ъ”), для каждого из участников образовательного процесса будет заведено цифровое портфолио, а государство через ЦОС сможет проводить «мониторинг прохождения образовательных программ» и «объективное оценивание навыков и достижений пользователей, основанное на анализе данных». В Министерстве просвещения “Ъ” заявили, что разработка информационных систем и сервисов, входящих в состав платформы ЦОС, будет осуществляться «по результатам проведения конкурсных процедур в соответствии с действующим законодательством».

В проекте приказа представлены разработанные примеры анкет для каждого из участников образовательного процесса. Кроме персональных данных «обучающийся», «учитель» и «родитель» должны будут указать в анкете ссылки на свои аккаунты в социальных сетях. В анкете «Обучающийся» кроме данных об успеваемости нужно будет указать своих репетиторов, перечислить одноклассников и заполнить графу «Правонарушения, учет». Цифровой профиль учителя будет содержать информацию о его квалификации, научных достижениях и нагрузке. Для профилей «Учитель» и «Родитель» также предусмотрены поля «Водительское удостоверение» и «Загранпаспорт».

На просьбу “Ъ” объяснить, с какой целью нужно предоставлять такую информацию, в Министерстве просвещения ответили, что «такая консолидация данных позволит существенно упростить получение государственных и муниципальных услуг в сфере образования, в том числе в электронном виде».

При этом в ведомстве подчеркнули, что сбор и обработка данных будет осуществляться на добровольной основе с согласия участников образовательного процесса «в рамках действующего законодательства РФ о персональных данных».

Опрошенным “Ъ” экспертам не ясно, как собранные данные будут охраняться. По словам Нелли Томашевской, руководителя юридической фирмы «Томашевская и партнеры», несмотря на то, что законодательное регулирование сбора персональных данных в России «крайне запутанно», для разбора ситуации с персональными данными родителей учеников будет достаточно общих норм законов «Об информации, информатизации и защите информации», «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» и «О персональных данных». «Прежде всего надо понимать, что обработка персональных данных не всегда может требовать согласия гражданина — в некоторых случаях она осуществляется напрямую на основании закона. Но является ли обучение в школе таким основанием? В отношении имени ребенка, некоторых медицинских данных — да, такая информация непосредственно необходима для обучения. Но если мы говорим о данных родителей ученика, о СНИЛС и подобных документах — такие данные не требуются для самого образовательного процесса, и для их обработки нужно согласие»,— поясняет госпожа Томашевская. По ее словам, чаще всего у родителей требуют зарегистрироваться на портале госуслуг для доступа к «Электронному дневнику», но «нужно знать, что доступ к государственным и муниципальным услугам (к которым относится и «Электронный дневник») осуществляется в заявительном порядке», то есть это право, а не обязанность родителя: «Любое принуждение здесь недопустимо».

Госпожа Томашевская подчеркивает, что «ситуации, когда школа требует у учеников или родителей передать данные через общедоступные сети, например по WhatsApp или СМС», незаконны: «И персональные данные, и согласие на их обработку должны передаваться лично субъектом во избежание утечек и нарушения требований к обработке данных».

Исполнительный директор НП «Содействие развитию корпоративного законодательства» Елена Авакян рассказала “Ъ”, что данные в соцсетях — «специальный случай сбора персональных данных». Эксперт отмечает, что школа не является учреждением, которое имеет право собирать информацию про социальные сети, накапливать ее без согласия. При этом согласие могут дать законные представители ребенка: «Если родители соглашаются, то, конечно, школа может собирать эту информацию. Другое дело, насколько это согласие добровольное. Если родителей вынуждают под угрозой проблем для ребенка, то, безусловно, это действие незаконное. Я лично, как родитель, категорически против любого сбора и хранения таких данных. Это покушение на персональное пространство ученика»,— говорит Елена Авакян. По словам юриста Романа Янковского, если школа собирает подобную информацию, то она может ее хранить только при условии соблюдения законодательства о персональных данных, объяснять, зачем она ее собирает, и не хранить ее неоправданно долго.

По словам соучредителя профсоюза «Учитель» Всеволода Луховицкого, родители при поступлении ребенка в школу уже дают согласие на обработку его персональных данных: «Единственный вариант, который, как мне известно, раньше касался вмешательства в частную жизнь учеников,— это хождения учителей по родительским домам: учителей обязывают ходить по домам и записывать сведения о детях. Вот по этому поводу бывают конфликты с учителями». При этом господин Луховицкий отмечает, что «гораздо хуже» обстоит ситуация с персональными данными учителей: «Самая главная информация об учителе — это информация о том, где и как он работал. Я говорю о той самой "черной метке", которая до сих пор существует в Москве, доступ к которой имеют все директора школ: это нарушение, связанное именно с персональными данными». Ранее московские учителя жаловались, что работодатели используют «черную метку» в Универсальной автоматизированной системе бюджетного учета, но в департаменте образования Москвы тогда разъяснили “Ъ”, что «значение "Нет" в графе "Рекомендации" означает отсутствие у работника рекомендации от работодателя, а не ее отрицательный характер».

Елизавета Михальченко, Ксения Миронова


Комментарии
Профиль пользователя