Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Спасо-Андроников монастырь делят на мирское и церковное

Почему РПЦ и Музей им. Андрея Рублева не могут договориться

от

Музей им. Андрея Рублева могут выселить на улицу: на его здания претендует Русская православная церковь. РПЦ намерена получить в пользование Спасо-Андроников монастырь, где и находятся музейные площади. Церковь собирается возродить обитель — на месте выставочных залов появятся кельи и алтари. Что ждет музейную коллекцию? Подробности — у Ивана Корякина.


Первое, что увидит гость Спасо-Андроникова монастыря, — Музей им. Андрея Рублева. Он больше полувека хранит шедевры древнерусского искусства, начиная с работ XIII века. Музей древнерусской культуры и искусства на территории монастыря, где и жил в монашестве Андрей Рублев, — казалось бы, логично. Но РПЦ намерена полностью возродить монастырь, и места для экспозиции в нем не останется, говорит директор Музея им. Андрея Рублева Михаил Миндлин: «Если возрождать Спасо-Андроников монастырь, то нужны братские кельи, настоятельские покои, здание для внутренней инфраструктуры монастыря. Собственно, отсюда и появляются некоторые проблемы, потому что возникает вопрос: где же будет размещаться музей?».

И вопрос непростой — у музея есть здания неподалеку от монастыря, но всю коллекцию там не разместить, говорит Миндлин. Да и сам переезд займет время. Музей предложил РПЦ вариант, как поделить территорию монастыря, но его отклонили. Компромисс не найден. А зачем возрождать Спасо-Андроников монастырь и выселять музей, непонятно, говорит академик РАХ, историк и теоретик искусств, византолог Алексей Лидов: «По стране стоят десятки и сотни разрушенных монастырей и храмов — это национальный позор. Неужели нельзя найти какое-то другое место для нужд РПЦ и не разорять важнейший центр русской православной культуры?»

Впрочем, о выселении сторонники возрождения монастыря не говорят. Они тоже призывают найти компромисс. Просто на территории обители не может быть хранилищ, пускай даже икон, да и организация самого музея вызывает вопросы, отмечает руководитель движения за возрождение Спасо-Андроникова монастыря Сергей Карнаухов: «В качестве выставочной площади используются алтари. Иконы смотреть приходят прежде всего верующие люди. И когда такой человек приходит в храм, где на алтаре стоит рояль, играют светскую музыку, поют… Для верующих людей осквернение алтарей не кажется обыденным. Музею предложено пустующее, огромное здание, которое находится рядом — дворец культуры «Серп и молот».

Но и музей утверждает, что ему дороги старинные здания — в конце концов, их видел сам Андрей Рублев. И ведь реставрируют их тоже на музейные деньги — в прошлом году потратили 25 млн. А как будет тратить деньги духовенство? Словом, конфликт религиозного и художественного, церковного и музейного. Его бы, пожалуй, и не было, не будь принят девять лет назад закон о реституции. Это из-за него стал возможным спор о судьбе Исаакиевского собора. Похоже, закон нужно менять, полагает координатор «Архнадзора» Константин Михайлов: «Применительно к зданиям, которые заняты музеями, какими-то культурными учреждениями, надо какой-то особый порядок разрабатывать, если вообще ни выводить их за рамки действия этого закона.

Ради одних благих целей забывать о других благих целях — это неправильно».

К слову, история с Исаакиевским закончилась по формальным причинам: конфликт затянулся, и срок принятия решения истек. Возможно, и Музей им. Андрея Рублева ожидает та же история. Во всяком случае, Кремль уже следит — правда, позицию пока не сформулировал.

Поменять закон о передаче государственного имущества церкви призвал и Союз музеев. Текущие формулировки вызывают в профессиональном сообществе «напряжение», отмечали в объединении. Там видят угрозу для Музея им. Андрея Рублева.

Комментарии
Профиль пользователя