Коротко

Новости

Подробно

«Наше предложение на блокчейне — это не хайп, а рабочий продукт»

Оксана Панченко, первый вице-президент Газпромбанка — в интервью «Ъ FM»

от

Темпы корпоративного кредитования в первом квартале этого года замедлились. Об этом в интервью «Ъ FM» рассказала первый вице-президент Газпромбанка Оксана Панченко. Но, по ее словам, это сезонный эффект, связанный с тем, что компании делали крупные инвестиции в прошлые годы. Какие основные тренды есть на рынке корпоративного кредитования? В каких отраслях сейчас наблюдается наибольший спрос? Меняются ли запросы клиентов? Почему падает маржинальность корпоративного кредитования? Эти и другие вопросы с Оксаной Панченко обсудил экономический обозреватель «Ъ FM» Олег Богданов.


— Будем говорить о корпоративном кредитовании, о тех тенденциях, которые в отрасли сформировались в последнее время. Что бы вы отметили, какие основные тенденции на вашем фронте?

— Прежде всего, мы наблюдаем большой интерес к новым продуктам и услугам. Что касается тенденций, то пока рано говорить, потому что первый квартал, как правило, не показателен и по его итогам тренды только начинают формироваться. В 2018 году мы увидели прирост портфеля корпоративных кредитов. И по банковской системе в целом, и в Газпромбанке в частности. Газпромбанк исторически силен и в проектном финансировании, и в коммерческом кредитовании, плюс для нас это был год очень интересных, серьезных проектов. В этом году темпы роста корпоративного кредитования несколько ниже, но, возможно это эффект начала года.

— То есть сезонность?

— Да, это именно традиционный сезонный фактор.

— По каким направлениям более активно идет корпоративное кредитование, а по каким помедленнее?

— В прошлом году активно рос портфель в металлургии, нефтяной отрасли, торговле, агробизнесе (проектное финансирование и программы субсидирования), инфраструктурном строительстве. В этом году ожидаем поступательное развитие и в перечисленных отраслях, а также в энергетике, машиностроении.

— Между тем темпы роста ВВП немного замедляются. Это ощущается как-то на спросе корпоративного сектора или нет?

— Компании делали активные инвестиции в 2016-2018 годах. Например, в таких отраслях, как сельское хозяйство, объем инвестиций в основные средства, в расширение бизнеса может несколько сократиться. В то же время потребность прочих отраслей в кредитных ресурсах не снижается. Розничная торговля продолжает консолидацию в своём сегменте; рынок нефтепереработки изучает необходимые объёмы капексных затрат для увеличения глубины переработки в рамках налогового манёвра. Энергетика рассматривает варианты участия в программе увеличении мощностей и инструментарий для её финансирования. Изучаем, что происходит в строительной отрасли и отрасли инфраструктурных подрядчиков. Как я уже отмечала, банк действительно занимает лидирующие позиции в финансировании проектов, сформировав уникальную экспертизу на рынке.

— И все же, больших клиентов, крупных проектов не так уж много. На ваш взгляд, конкуренция за них между, ну скажем «большой пятеркой», крупнейших банков будет усиливаться?

— Предположу, что все крупные банки определили ключевые направления, а также стратегию развития и роста. Если говорить про Газпромбанк, то наше предложение — это всегда комплекс продуктов и услуг для клиента, как в классическом коммерческом кредитовании, так и в финансировании проектов, в уникальных компетенциях. В то же время у нас всегда есть новые идеи, принципиально новые технологии, в том числе такие, которых еще, наверное, нет на рынке. Нам есть что предложить и чем в хорошем смысле похвастаться.

— Например?

— Например, Газпромбанк факторинг, наше дочернее подразделение, запустил факторинг на блокчейне. Это абсолютно новый продукт, реализованный в кооперации с компанией – независимым партнёром по разработке решения на блокчейне. Продукт запущен для одной из крупных торговых сетей. Верификация поставки проходит за минуты. Поэтому, да, есть чем гордиться и о чем рассказывать.

— Нормально работает система? Было много сомнений насчет реальных возможностей блокчейна.

— Отлично работает, это не хайп, это уже финансовый продукт.

— И все же, говорят, маржинальность бизнеса в корпоративном кредитовании снижается. Видите какой-то выход?

— Она снижается уже довольно давно. Безусловно, сейчас речь идет о соревновании моделей банков по эффективности и продуктовому наполнению.

При этом бизнес розничных подразделений банков чётко уходит в продуктовые стратегии. Тогда как мир корпоративного бизнеса, и кредитный бизнес в частности, всё ещё фокусируется на моделях оценки рисков (частично уже автоматизированных) и продуктово-сервисном направлении для максимизации взаимодействия с клиентом и рентабельности капитала в конечном счёте. Технологичность продуктов и услуг важна. Но персонифицированный сервис, помноженный на качественные продукты и скорость принимаемых решений – это то, что будет ещё длительное время являться важной частью стратегии успеха. Именно поэтому мы проактивно наращиваем синергию сервиса и технологий.

— Вы сказали, что портфель у вас вырос. На этот год задачи какие-то ставите по нему?

— В прошлом году мы приросли в целом, если говорить про корпоративный кредитный портфель Газпромбанка, примерно на 11%. Это значительный рост. Мы ожидаем рост и в этом году. Но, возможно, не такими темпами.

— Ну и последний вопрос. Вы весьма долгое время работали в Райффайзене. Легко ли вам дался переход в Газпромбанк?

— Действительно, я много лет проработала в Райффайзенбанке. Это хорошая школа клиентского взаимодействия и продуктовых стандартов. Но Газпромбанк — это принципиально другой проект по значимости и объёму поставленных задач. Это очень высокая планка в карьере. Рада, что смогу применить полученный опыт в Газпромбанке.

Комментарии
Профиль пользователя