Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Социология не религия, чтобы в нее верить или нет»

Прямая речь: вы верите социологам?

от

ВЦИОМ дополнил методику соцопроса о доверии россиян к политикам, после того как рейтинг президента Владимира Путина опустился до исторического минимума (31,7%). После добавления закрытого вопроса «Вы доверяете или не доверяете (данному политику)?» рейтинг главы государства составил 72,3%. Ъ спросил у политологов, культурных и общественных деятелей, верят ли они социологам.


Ирина Прохорова, главный редактор издательства «Новое литературное обозрение»:

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

— В целом социология важна как наука, и ее прикладное значение неоценимо. Другой вопрос — состояние социологии в нашей стране. Она настолько политизирована, что часто принципы, по которым ведутся опросы и результаты, которые получаются, вызывают некоторые сомнения. Последний пример, когда ВЦИОМ проводил опрос о популярности президента и были показаны совершенно разные цифры. Здесь, по-моему, вопрос не в самой дисциплине, а в методах, степени научности, компетентности сотрудников, проводящих опросы. Есть также важный момент, который сохранился в сознании людей еще с советских времен: люди перестают быть откровенными при проведении опросов и когда к ним обращаются с просьбой ответить на важные вопросы о жизни власти, они предпочитают давать уклончивые ответы или говорить то, что, по их мнению, безопасно.


Вячеслав Лащевский, председатель совета директоров коммуникационной группы АГТ, член Общественной палаты:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Да, доверяю и часто пользуюсь этим инструментом в своей работе для того, чтобы понять интересы аудитории, ее взгляды. Используем и стандартные опросы, и глубинные интервью, все аспекты социологии как прикладной науки, и альтернативы этому я не знаю. Наши социологические службы профессиональны и глобально пользуются одним и тем же инструментом, единственное, могут быть нюансы в качестве работы интервьюеров, но они в целом картину не меняют.


Тина Канделаки, генеральный продюсер телеканала «Матч ТВ»:

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

— В современной информационной среде социологические опросы — это часть инфотейнмента. Серьезным и репрезентативным опросам я доверяю, хотя социологию часто используют как политический инструмент, который не фиксирует, а формирует общественное мнение. Поэтому к науке у меня вопросов нет, а вот к людям, которые коррумпируют математику, есть.


Андрей Житинкин, режиссер:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Смотря каким. Как режиссер скажу, что все зависит от предлагаемых обстоятельств. Если опросами тебя бомбят по телефону, то это вызывает оскомину, такие опросы раздражают, и люди бросают трубку. Единственные, кто отвечает, это пенсионеры, но при этом говорят неправду, потому что у них есть страх. Мне кажется, что на улицах люди отвечают откровеннее. А если говорить о серьезных социологических службах, то к ним у меня доверия больше. Если вопрос не про политику, а, например, про экономику или жизнь, то все говорят прекрасно, и что живут не очень хорошо, и что доходы маленькие. Но как только социологи начинают задавать политические вопросы, то большинство сразу замыкается, потому что наш народ в этом смысле зажат. Это генетический страх еще со времен Сталина и СССР.


Екатерина Шульман, политолог:

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

— Социология не религия, чтобы в нее верить или нет. Для исследовательских целей важно иметь длительный по времени ряд данных, чтобы проследить тенденцию на протяжении 10–15, а лучше 25–30 лет,— тогда эти цифры подлежат осмыслению и анализу. Существует три типа президентского рейтинга: электоральный, рейтинг доверия и рейтинг одобрения, он же поддержки. Первый отвечает на вопрос «проголосовали бы вы за этого человека, если выборы в ближайшее время?», второй — «доверяете ли вы ему?», третий — «одобряете или нет его действия на его посту?». Первые два типа вопроса можно задавать в открытой и закрытой форме. Закрытый вопрос предлагает набор вариантов, из которого вы выбираете: доверяете ли вы Ивану? А Петру? Открытый предполагает, что респондент должен сам вспомнить кого-то, кому он доверяет из политиков, или не вспомнить никого и сказать, что он никому не доверяет. Нужно понимать, что от формулировки и типа вопроса зависит содержание ответов. Никакая цифра в статике не важна сама по себе, важен только тренд — направление изменений или их отсутствие. Благодаря последнему скандалу со ВЦИОМ многое из внутренней кухни опросной индустрии вылезло наружу, и это очень полезно, потому что широкая публика смогла познакомиться с некоторыми тонкостями социологического ремесла. ВЦИОМ с 2006 года задавал вопрос о доверии президенту и политикам в форме открытого вопроса: «Кому вы доверяете?» В последнее время эти показатели у них стали загибаться вниз, а действующего президента, как и остальных членов истеблишмента, стали называть все реже. Когда в Кремле начали задавать вопросы, ВЦИОМ решил не менять методику, а включить другой тип вопроса, то есть закрытый.


Евгений Гонтмахер, профессор НИУ-ВШЭ:

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

— Социология это качественная, неполитизированная наука, которая дает понимание, привносит сомнения об определенных сторонах российской жизни и в этом смысле без нее нельзя. Но только надо отличать социологию от подтасовывания данных под определенный заказ. Это уже не наука, а скорее искусство. Социологам доверяю тем, у кого есть определенная, с моей точки зрения, достойная репутация. Я знаком с большинством соцслужб, и если знаю, что, допустим, фокус-группы делает такой-то человек, значит это можно почитать. А если данные получены от социологического центра, который свою репутацию сильно уронил, то, естественно, у меня возникают опасения, что это искажение того, что происходит реально в стране.


Иосиф Райхельгауз, худрук московского театра «Школа современной пьесы»:

Фото: Илья Питалев, Коммерсантъ

— Не верю. К огромнейшему сожалению уже довольно много лет в России все ветви власти и все инструменты власти, куда попадает и социология, настолько сильно переплелись, что стали символами слова «власть». Если президент ненавистной нам Америки может реально опасаться суда, импичмента, Конгресса, то в нашей прекрасной стране независимого ничего не осталось: ни социологии, ни судов, ни учебных заведений, ни средств массовой информации, за исключением редких островков, ничего не определяющих в общем потоке пропаганды.


Антон Красовский, журналист, директор фонда «СПИД.Центр»:

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

— Системе опросов, например, компаниям ВЦИОМ и ФОМ, я не доверяю, потому что знаю их методику, и она некорректна. История, которая недавно произошла с опросом о рейтинге Путина, это ярко показала. Все заключено в методике проведения опросов и том обществе, где они проводятся. Например, в Чили времен военной хунты тоже проводили опросы, из которых следовало, что Пиночета поддерживает 90% населения страны. А потом произошел плебисцит 1988 года, который показал, что все проводимые ранее опросы, оплачиваемые лично Пиночетом, были некорректны.


Алексей Поповичев, исполнительный директор ассоциации «Русбренд»:

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ

— Верю и считаю, что социология это максимально полезная наука. Поскольку мы, как ассоциация, представляем производителей, то социология помогает нам понимать нашего потребителя и использовать результаты соцопросов при продвижении нашей продукции. В свое время, когда я занимался пиаром, мы часто прибегали к социологии, и хочу сказать, что у нас никогда вопросов не возникало. Исходя из моего опыта проведения исследований с различными российскими центрами, мы всегда получали вполне себе релевантные данные.


Игорь Минтусов, председатель совета директоров «Никколо М», президент Европейской ассоциации политических консультантов (EAPC):

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ

— Для моей деятельности соцопросы предельно важны, и я деятельности социологов доверяю. А утверждения о чехарде с рейтингами Путина сильно преувеличены, и непонятно, почему в связи с последним опросом ВЦИОМ поднялась «буря в стакане». В социологии анкетные вопросы делятся на два основных вида — открытые и закрытые, и всегда в случае с закрытыми вопросами политик имеет более высокий рейтинг по той причине, что люди выбирают готовый ответ из предложенных в анкете. Открытые вопросы дают респонденту возможность самостоятельно сформулировать ответ, и здесь вариативность высока, а рейтинг конкретного человека ниже. У президента Путина в исследованиях с закрытым вопросом рейтинг колеблется в пределах 60–75%, а с открытым и три, и четыре года назад был ниже 50%. Если СМИ пишут о рейтинге президента, не указывая, какой опрос проводился, это некорректно, тогда и возникает чехарда в головах людей, не знакомых с методами социсследований.

Группа «Прямая речь»


Комментарии
Профиль пользователя