Коротко

Новости

Подробно

И вы, мундиры голубые

Детали

Журнал "Огонёк" от , стр. 26

В Российской империи все начиналось с рекомендаций по дресс-коду, а завершилось мундирами


Придя на заседание Сената в 1828 году, император Николай I был шокирован: заметил на кое-ком из сенаторов полосатые шаровары. И, будучи не менее ревностным приверженцем регламента во всех его проявлениях, нежели его покойный отец Павел I, решил более не отдавать внешний вид подданных им на откуп, а распорядился подготовить «Общее положение о гражданских мундирах». Дело оказалось непростым — нормы дресс-кода сводили долгих 6 лет. Таким образом, новый регламент сменил прежний, самый первый в империи, полстолетия спустя. Николай Павлович упразднил полосатые штаны и ввел цветовую дифференциацию мундиров: сенаторам оставили красный цвет, темно-синее платье полагалось чиновникам Министерства народного просвещения, Департамента духовных дел иностранных исповеданий, Горного ведомства, Ведомства путей сообщения и публичных зданий и Академии художеств, все остальные должны были использовать темно-зеленое сукно. С украшением мундиров все тоже ранжировалось согласно чину: низший, десятый, мог претендовать разве что на кант на воротнике, а у первого мундир был чуть ли не весь расшит золотыми нитями. Разновидностей мундира прибавилось — не только для праздничных случаев и каждодневного похода в присутствие, но и «стандартный», «повседневный», «особый», «дорожный» и, наконец, «летний». При этом шили мундиры чиновники за свой счет (достаточно вспомнить Гоголя).

Николай I не получил бы в отечественной истории прозвище Палкин, если бы ограничился только этим — он регламентировал и платья придворных дам. Во-первых, повелел ходить в национальном костюме. Последний придворные барышни и сударыни понимали по-своему, так что при пошиве платья активно использовались дорогие ткани, драгоценные камни, золотые и серебряные нити. Но и девичьи фантазии государь пытался обуздать, издав в том же 1834 году «Описание дамских нарядов для приезда в торжественные дни к высочайшему двору». Цветовая дифференциация присутствовала и тут: статс-дамам и камер-фрейлинам полагалось надевать исключительно зеленые платья, наставнице великих княжон — синее бархатное, фрейлинам ее величества — пунцовое, как и фрейлинам великой княгини, с той лишь разницей, что вторые могли себе позволить украшать наряды только серебряной вышивкой, а первые — золотой. Всем дамам вменялось в обязанность носить «повойник или кокошник произвольного цвета, с белым вуалем», а девицам — повязку и тоже с вуалью.

К концу царствования Николая Павловича в мундиры вырядилась почти вся бюрократическая империя, а во времена его правнука своя форма была уже у студентов и гимназистов, учениц Смольного, у дворников и пожарных, почтальонов и водителей трамваев, половых в трактирах, гробовщиков и дворников. Так казалось проще, чем советовать тем же чиновникам, что и по какому случаю надевать...

Комментарии
Профиль пользователя