Коротко

Новости

Подробно

«Конкуренция становится тотальной»

Вице-президент Сбербанка Марк Завадский — в интервью «Ъ FM»

от

Что такое экосистема Сбербанка и зачем банк купил ресурс «Работу.ру»? Эти и другие вопросы экономический обозреватель «Ъ FM» Олег Богданов обсудил с вице-президентом Сбербанка, руководителем дирекции по развитию экосистемы SberX Марком Завадским в специальной студии радиостанции на Петербургском экономическом форуме.


— Как развивается экосистема Сбербанка? Эта тема, наверное, даже больше на слуху, чем традиционные разговоры про очереди, которых уже нет на самом деле. Экосистема — что это такое, как она развивается?

— Действительно, очереди в отделения уже исчезли, есть очередь желающих попасть в нашу экосистему (смеётся).

— Знаковые были приобретения за прошедшее время – и «Работа.ру», и Rambler. Как можно оценить эффективность данных приобретений? Для чего вы это делаете?

— Эффективность оценивать рано. Тем более, что сделка по Rambler еще даже не закрыта. По «Работе» мы закрыли сделку в конце прошлой недели. Мы идем от клиента, смотрим на потребности как физических, так и юридических лиц - что им важно и нужно. И мы хотим, чтобы наши клиенты воспринимали нас не как финансового посредника, а как партнера, как центр решений.

— Всех вопросов?

— Основных вопросов, которые у них есть.

— А нет ли риска в этом стать больше, чем Сбербанк — некой глобальной структурой, которая охватывает все сервисы? Вы в этом направлении развиваетесь?

— Мы развиваемся в сторону экосистемы, которая будет включать в себя не только финансовые сервисы, но и другие небанковские сервисы, которые важны для наших клиентов. Но тут важный момент: мы не планируем инвестировать во все направления - где-то мы будем работать через партнерство, где-то мы откроем наши каналы для большого числа компаний. Каждый раз мы будем смотреть на конкретные индустрии, на конкретные отрасли и принимать решения, исходя, в том числе, из маржинальности этой индустрии, из ситуации на рынке, из стоимости входа на этот рынок.

— А вы смотрите на какие-то стартапы или на уже сформировавшиеся и устоявшиеся проекты?

— Если посмотреть на последние сделки, очевидно, что Rambler — это, мягко скажем, не стартап, это один из старейших интернет-холдингов в России. «Работа.ру» — тоже компания достаточно зрелая, но при этом мы планируем полностью ее переделать, у нас вышел очень сильный куратор этого направления. У нас есть видение, как изменить рынок поиска работы и поиска сотрудников с помощью наших ресурсов. И мы дали руководителю карт-бланш на то, чтобы он это делал. Мы не ограничиваем себя, исходим из целей, которые мы ставим перед собой в целом и в конкретной индустрии.

— Я, как человек финансов, наблюдаю, как развиваются тенденции: компания Uber, которая недавно разместилась на бирже, постепенно идет от традиционного сервиса такси к развитию других направлений, они дают уже очень неплохую долю в их выручке. А Сбербанк заходит в сервисы, которые интересны потребителям. В какой-то точке они, видимо, сойдутся, у какой-то цели. Вот какая цель?

— Конкуренция становится тотальной: крупные компании, крупные бренды, в первую очередь, которые хотят оставаться, что называется, top of mind в глазах клиента, уже не могут себе позволить оставаться в рамках одной узкой ниши, одной узкой индустрии. Поэтому задача — остаться top of mind в глазах клиента, у которого тоже уже нет такого четкого разделения своих потребностей по индустриям. Пример, с автомобилями очень показательный: у человека нет потребности купить автомобиль, у него есть потребность быстро и удобно перемещаться по городу и за пределами города. И эта потребность решается большим количеством продуктов, которых просто не было еще пять-десять лет тому назад. Но для банков здесь еще больший вызов, потому что платеж должен быть максимально беспроблемным и незаметным для клиента. Поэтому угроза коммодизации платежей, угроза того, что клиенты перестанут замечать то, чем они платят — это же и есть цель.

— На сколько Сбербанк планирует увеличить долю в выручке и в прибыли от небанковских продуктов и услуг?

— Сейчас мы отходим от понятий профильности или непрофильности. Есть более важное и менее важное. Есть то, что приносит нам деньги сегодня, и то, что будет приносить деньги завтра или послезавтра. Сейчас общая доля выручки от небанковских продуктов составляет 2-3% от наших комиссионных доходов. Мы планируем довести эту долю как минимум до 10%. Цель такая. И как раз сейчас усилия и управленческие, и финансовые тратятся именно на это.

Комментарии
Профиль пользователя