Город-сад по столичным лекалам

Будущее агломераций

В современную эпоху новой урбанизации крупные города превращаются в основные катализаторы глобального развития — культурного, научного, экономического. Города конкурируют друг с другом, причем зачастую не в рамках одной страны, а глобально, за привлечение лучших умов, талантов, бизнеса и капитала.

К 2040 году численность населения в мире превысит 9,2 млрд человек, два трети из которых будут жить в городских районах

Фото: Александр Каунас, Коммерсантъ  /  купить фото

Глобализация экономики приводит к разрастанию городов, к их конкуренции за рабочую силу и «таланты». На этом фоне выделяется одна из основных тенденций развития городов как в России, так и в мире: происходит активное развитие агломераций. На текущий момент к числу крупных сформированных агломераций можно отнести, например, агломерации Москвы, Санкт-Петербурга, Самары и Тольятти, Новосибирска. Крупнейшие российские агломерации вошли в 2018 году в список городов, лидирующих по качеству жизни, который был опубликован исследовательским сервисом Numbeo: Нижний Новгород (109-е место из 226), Санкт-Петербург (182-е), Москва (191-е), Екатеринбург (199-е) и Новосибирск (206-е). В рамках исследования проводилась оценка таких позиций, как покупательная способность населения, безопасность, здравоохранение, транспортная загруженность, уровень загрязнения окружающей среды. Следующим глобальным трендом становится активное развитие транспортных хабов, магистралей, происходящее в условиях роста агломераций. Ярким примером здесь становится развитие московской транспортной системы, где в последние годы произошло значительное ускорение.

К 2040 году численность населения в мире превысит 9,2 млрд человек, что примерно на 20% больше текущего показателя. Две трети населения мира будет жить в городских районах по сравнению с менее чем 50% в начале этого столетия. Что касается крупнейшего российского города, Москвы, то к 2036 году его население увеличится также примерно на 20% (на 2,3 млн человек — базовый прогноз Росстата). На развитие городов оказывают значительное влияние глобальные макротренды: глобализация экономики и технологический прогресс.

В борьбе за горожанина

В таких условиях конкуренция между городами только будет нарастать, а города в этой конкуренции — преображаться, отвечая новым вызовам и используя расширяющиеся технические и технологические возможности, становясь гораздо чище и экологичнее, насыщеннее с точки зрения любой инфраструктуры, полнее в любых возможностях для жизни, развития и самореализации людей, даже привлекая штаб-квартиры компаний. Города будущего, которые уже создаются,— это «умные» постиндустриальные города (Smart Cities), с минимальным воздействием на экологию, с максимально комфортной средой, удобным и экологичным транспортом (преимущественно общественным); города, удобные для пешеходов, с большими общественными и зелеными пространствами, богатой общественной и культурной жизнью. Российские мегаполисы очень далеки от портрета таких городов будущего, не говоря уже про малые и средние города. Однако, как отмечает Андрей Косарев, генеральный директор Colliers International в Санкт-Петербурге, Москва движется семимильными шагами в этом направлении. «Сколково», парки, развитие метро и ТПУ, архитектурные конкурсы, жесткая борьба с личным транспортом в центре — это первые важные шаги. «Столица на глазах превращается из одного из самых некомфортных для жизни городов в один из весьма привлекательных. Но предстоит еще очень долгий путь, учитывая масштаб территории, множество накопившихся проблем, недостаточное развитие креативных индустрий в России в целом и главное — фактическое отсутствие нашей страны на данный момент в этой глобальной конкуренции городов, если говорить в широком смысле (борьба за людей и капиталы, а не за рейтинги и победы в конкурсах)»,— рассуждает эксперт.

Другие города будут перенимать московские и иностранные практики с поправкой на ограниченные финансовые, управленческие и интеллектуальные ресурсы, прогнозирует он. Излишне говорить, что новые тренды непосредственно затрагивают отрасль недвижимости и девелопмент в крупных городах — от выбора инвесторами участков для реализации проектов и разработки концепций до маркетинга и работы с пулом арендаторов, перепрофилирования устаревающих объектов и других вопросов.

«Мегаполисы будут и дальше укрупняться и развиваться. Это тенденция последнего века, и она вряд ли изменится. Именно в крупных городах есть деньги, есть работа, есть интересные занятия. И даже бурное развитие транспорта (если оно произойдет) это не изменит. А значит, города будут расти и вширь, и в высоту»,— говорит Роман Мирошников, исполнительный директор СК «Ойкумена».

Резиновый город

Роман Родионцев, директор департамента проектного консалтинга Est-a-Tet, мнение коллег подтверждает: «Можно сколько угодно говорить, что "Москва не резиновая", но факты говорят сами за себя, пока что она резиновая. Исторически сложилось, что для России свойственно развитие центров как точек сосредоточения деловой и производственной активности. На этот счет есть ряд теорий, описывающих и объясняющих данный формат развития за счет географических особенностей, политической и экономической моделей управления и многих других факторов. Развитие города в условиях рынка следует за потоком денежных средств от деловой (предпринимательской) активности. Если открыть экономическую карту, которую ранее изучали еще в школе, мы увидим, что города-миллионники как раз и являются точками сосредоточения деловой активности и денежных потоков. Чем больше потенциал такого города, тем сильнее он разрастается — спрос рождает предложение, да и недвижимость прибавляет в цене».

Господин Родионцев констатирует: развиваются мегаполисы, а развитие малых городов является вторичным и в более выигрышных условиях оказываются города-сателлиты, чем обособленные агломерации.

Развитие мегаполисов и малых городов все же может идти по разным сценариям. Александр Брега, генеральный директор корпорации «Мегалит», считает, что вектор развития мегаполисов и малых городов в каком-то смысле един. «Мы говорим о гармонизации среды и о балансе. Но если в первом случае гораздо важнее создавать рекреационные зоны, формировать качественную общественную среду, то во втором случае основная проблема заключается в недостатке мест применения рабочей силы, создания производственных мощностей, которые будут стимулировать людей оставаться на малой родине. В любом случае, Москва задает вектор развития, который будет перениматься всеми городами. Поэтому можно внимательно наблюдать за тем, какую роль в городской среде занимают качественные городские рекреационные пространства»,— рассуждает господин Брега.

В перспективе

Говоря о перспективе двадцатилетнего развития городов и территорий, необходимо учитывать планы реализации государственных программ по развитию промышленности, сельского хозяйства, IT-индустрии, полагают эксперты. Реализация таких масштабных проектов на государственном уровне может способствовать развитию того или иного региона, мегаполиса.

Есть среди экспертов и те, кто считает, что опираться на опыт зарубежных стран в развитии городов не стоит. «В том, что касается иностранного опыта, различия в истории развития очень существенны, и прямая проекция опыта европейских стран в принципе нецелесообразна. Приобретенным, переработанным и внедренным опытом можно считать стимулирование развитие инфраструктурного девелопмента — развитие ТПУ, сети общественного транспорта, делового кластера и инфраструктуры»,— уверен господин Родионцев.

Впрочем, среди экспертов есть те, кто считает, что скорых перемен ждать не стоит. Директор компании «Жданов Групп» Евгений Жданов говорит: «Если рассматривать вопрос через призму нынешней градостроительной политики России, то через двадцать лет вряд ли что-то изменится кардинальным образом. Одно сходство между мегаполисами России и Европы очевидно: уже сейчас люди стремятся работать в городе, но жить за его пределами. Что касается малых городов, то они будут стремиться активнее развивать свои градообразующие предприятия и по мере возможностей поддерживать малый и средний бизнес, привлекая отечественные и иностранные инвестиции. Думается, с введением в действие закона о цифровых активах и инвестициях, а значит, с отсутствием необходимости работать только с банками, дела в этом смысле пойдут намного быстрее и эффективнее. Цифровая экономика должна в корне изменить экономическую ситуацию не только в России, но и во всем мире».

Валерий Трушин, руководитель отдела исследований и консалтинга IPG.Estate, считает, что через двадцать лет произойдет определенного рода переформатирование городов. «В России кластеризация будет более четкой. Москва останется финансовой столицей, где будет базироваться наибольший объем отечественного и международного бизнеса, столица будет укреплять свои монструозные позиции. Вероятно, что Санкт-Петербург станет не только культурной столицей России, но на рынке укрепится нефтегазовый сегмент, также есть перспективы развития как IT-столицы. Остальные города будут развиваться в зависимости от того, что они смогут предложить: Новосибирск, Омск, Екатеринбург могут предложить человеческие ресурсы (кадры), поскольку в этих регионах очень сильные университеты. Хотелось бы, чтобы в этих городах появились кампусы, которые будут удерживать кадры в регионе: агрегировать молодых специалистов, их усилия, стартапы. Чтобы работала связь бизнеса и науки, как в той же самой Калифорнии, где есть Кремниевая долина и Калифорнийский технологический институт в Пасадене,— территориальная синергия всегда работает эффективно»,— высказывается он.

Пока же столица вытягивает специалистов из регионов, поскольку ощущается высокая нехватка: столичные вузы не справляются, кадров, которых они выпускают, недостаточно. «Толчком к развитию региональных городов станет момент, когда бизнес пойдет к специалистам — бизнес пойдет в регионы, и у специалистов будет возможность расти и развиваться без миграции в Санкт-Петербург, Москву, города Европы и Америки. Тогда города будут более обособлены от столицы. Важно, чтобы каждый крупный город начал формировать свою агломерацию, чтобы бизнес инвестировал в развитие города. Городская среда должна формироваться с целью, чтобы люди оставались»,— рассуждает господин Трушин.

Резко поумнели

Активное развитие технологий приводит к формированию тренда «умных городов». В урбанистике в 1970–1980-е годы, на фоне перехода от индустриальной экономики к инновационной, укрепилось понятие «креативный город». Ориентированность на идеи, а не на финансы, на умение оценивать собственный творческий капитал и возможность его наращивать стали основой «креативного города». Сейчас возникает уже следующая формация — так называемые «умные города» или «постуглеродные» города, например, Масдар в ОАЭ. Основа «умного города» — интеграция инновационных систем в рамках базовых направлений, фундаментальных (управление городом, экономика, инфраструктура и транспорт, привлечение талантов, фондирование) и управляемых технологиями (мобильность, окружающая среда, безопасность, медицина, системы оплаты). CBRE совместно с ESI ThoughtLab провели исследование «умных городов» по всему миру, оценив 136 городов. Они были разделены на города, начинающие трансформацию, проходящие ее и города-лидеры. Москва на текущий момент относится ко второй категории — у нас не только имеется ряд пилотных инициатив, но уже можно наблюдать первые эффекты от внедрения элементов «умного города».

«Таким образом, ключевые тренды, охватывающие российские и зарубежные города,— развитие агломераций и появление "умных городов". Эти макротренды можно распределить на множество направлений, в рамках которых развитие каждого города становится индивидуальным, основанным на экономической ситуации, исторически сложившихся факторах, географическом положении и климате»,— говорит Анна Шепелева, директор отдела исследований рынка CBRE. Активное развитие технологий приводит к формированию тренда «умных городов».

Суть «умного города» — превращение города на базе облачных технологий, искусственного интеллекта и возобновляемой энергии в единый организм посредством объединения всех структурных компонентов: дорожной сети, общественного транспорта, коммунальных систем, государственных услуг, экологического контроля. По прогнозу McKinsey, к 2025 году на планете будет уже 600 таких городов.

Александра Овчинникова, младший аналитик ИК «Фридом Финанс», считает, что переход к цифровой экономике через двадцать лет поспособствует массовому распространению как минимум уже известных технологий: IoT, AI, AR/VR, сети 5G. «Ожидаю развитие смарт-сити, в первую очередь среди городов-миллионников. Вероятно, российские тренды будут схожими с западными, и, скорее всего, именно западные страны будут закладывать направление для России»,— говорит она.

Согласно исследованию McKinsey, в 2018 году в Москве средний уровень использования «умных» решений превысил 30%. Таким образом, каждый взрослый горожанин воспользовался каждым из двадцати перечисленных в отчете «умных» решений хотя бы один раз. «Полагаю, "умные" устройства будут использоваться в ЖКХ, формировании комфортной и безопасной для здоровья окружающей среды, развитии инновационной инфраструктуры, а также развитии транспортных систем»,— рассуждает эксперт.

Три тренда

Алексей Бурочкин, директор по маркетингу компании Eaton в России и Казахстане, говорит, что в России пока внедряются отдельные элементы «умного города» будущего в логике нескольких трендов. Первый тренд — развитие интернета вещей (IoT) на уровне города. То есть объединение всех городских систем в единую сеть, которая позволит сделать город более интерактивным для его жителей. Такие решения уже применяются в дорожном движении. Скажем, городской транспорт оснащается геолокационными датчиками, которые позволяют отслеживать его движение пассажирами, а городским властям — анализировать эффективность его использования. Такие системы сейчас применяются как в России, так и в мире. Другой пример — «умные» светофоры, которые способны анализировать движение транспорта и пешеходов и подстраивать свою работу под актуальную ситуацию на улице. Такие системы были протестированы в Воронеже и Владивостоке и позволили увеличить скорость движения транспорта на 20%. В будущем стоит ожидать еще больший прогресс в этом направлении.

Очевидно, что цифровизация городов приведет к резкому росту энергопотребления. Это обуславливает второй важный тренд — энергоэффективность и экологическую устойчивость городов будущего. Идеал этого направления — Zero Energy City, то есть город, который на 100% получает энергию из возобновляемых источников. С этой целью властями Китая, США, стран Западной и Центральной Европы, а также Японии внедряются новые виды генерации электроэнергии. Например, «умный город» Фудзисава (Япония) получает энергию от солнечной электростанции, что помогает снизить на 70% выбросы CO2. Еще один путь — сокращение энергопотерь. К примеру, в странах Северной Европы тепло, выделяемое в процессе работы больших дата-центров, используют для обогрева близлежащих домов, что позволяет заработать дополнительные средства на поставках излишков энергии частным потребителям.

Однако новые источники энергии, «зеленые» источники, не всегда способны бесперебойно снабжать город из-за сезонного и погодного фактора. Так, в Великобритании 50% дней в году — пасмурные, соответственно, аккумулировать солнечную энергию в эти дни не получится. Поэтому пока сохраняется комплексный подход, когда в энергоснабжении города применяются как ископаемые, так и «зеленые» энергоносители, а добытая энергия — сохраняется. К примеру, в тех же дата-центрах применяется технология виртуальной электростанции, позволяющая управлять накопленными излишками энергии и продавать их внешним потребителям. Это приведет к тому, что в будущем «умные города» будут получать энергию в основном не из централизованных (как сейчас), а распределенных и автономных источников.

Третий тренд — использование информационных технологий в управлении городом и коммуникации горожан и властей. Интернет и мобильные приложения укрепляют связь между горожанами и властями. Так, в Москве действует проект «Активный гражданин». С помощью приложения и интернет-портала можно сообщить в коммунальные службы о яме на дороге или поучаствовать в решении вопроса о том, где лучше разбить новый сквер. Сейчас такого рода технологии уже приходят на уровень отдельных многоквартирных домов. К примеру, есть сервис, который позволяет в автоматическом режиме подготовить и провести общее собрание собственников, а также документально оформить их решения.

«Говоря о принципиальных различиях развития городов в России и за рубежом, пожалуй, отмечу резкую ограниченность бюджетных ресурсов в провинциальных городах РФ, из-за чего "умные" технологии интенсивно распространяются в основном в Москве и Санкт-Петербурге»,— говорит господин Бурочкин. В развитых странах, напротив, часто новые разработки сначала апробируются в небольших городах, где это технически проще и дешевле, а потом уже переносятся в мегаполисы. В остальном различия затрагивают то или иное конкретное направление строительства «умного города». В 2017 году консалтинговая компания Easy Park Group составила рейтинг «умных городов» мира, в котором оценила всех участников по уровню развития «умных» парковок, каршеринга, управления движением, общественного транспорта, «чистой» энергетики, защиты окружающей среды, участия граждан в городском управлении. Первое место занял Копенгаген, а Москва — 77-е. Тем не менее по отдельным показателям Москва оказалась наравне с победителем, а где-то и лучше. Так, по развитию каршеринга Москва и Копенгаген получили одинаковые баллы, а по защите окружающей среды российская столица оказалась позади (1,69 против 6,11). Зато по плотности покрытия городскими точками Wi-Fi Москва обошла лидера рейтинга (7,58 против 4,12).

Олег Привалов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...