Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: David Bebber / Hauser & Wirth

«У нас есть репутация и азарт»

Иван Вирт

"Стиль АРТ". Приложение от , стр. 24

Галерея Hauser & Wirth, названная по фамилиям ее основателей, мужа и жены — Ивана Вирта и Мануэлы Хаузер, входит в четверку самых больших галерей мира и по площади, и по обороту. В настоящий момент ее филиалы существуют в Нью-Йорке, Лондоне, Лос-Анджелесе, Цюрихе, Сомерсете, Санкт-Морице и Гштаде. Иван Вирт проявил интерес к искусству очень рано: в 16 лет он открыл свою первую галерею B&W в родном городе в Швейцарии недалеко от Санкт-Галлена. В 1992 году при поддержке его свекрови Урсулы Хаузер была основана галерея Hauser & Wirth. На первой выставке в ней были показаны работы двух выдающихся сюрреалистов, которых связывали дружеские отношения, Александра Колдера и Жоана Миро. В тот период Хаузер и Вирт занимались только искусством ХХ века, потому что рынок современного искусства (а на самом деле арт-рынок в целом) рухнул на фоне рецессии экономики США 1980-х годов.



Подготовкой первых выставок Иван и Мануэла занимались в своей цюрихской квартире, а первым pop-up-проектом с работами современного художника стала выставка Нам Джун Пайка. За ней последовали выставки Ричарда Аршвагера, Брюса Наумана и Герхарда Рихтера. В 1996 году открылась «первая настоящая», как называет ее Вирт, галерея в Цюрихе, в помещении пивоварни Лёвенбрау. Тогда же появился и первый художник, которого стала представлять Hauser & Wirth,— это была американский скульптор Луиз Буржуа, а вскоре за ней последовали Пипилотти Рист, Джейсон Родс и Пол Маккарти.

С самого начала галеристы из Цюриха отличались по-настоящему глобальным кругозором, они активно путешествовали и встречались с художниками. Так, первое посещение мастерской Луиз Буржуа произошло еще в 1992 году. В 1993-м Иван и Мануэла открыли шоурум на Франклин-стрит в Нью-Йорке, а также начали часто посещать с деловыми визитами Лос-Анджелес. Расширение галереи продолжилось, и в 2000 году к Hauser & Wirth присоединился Марк Пайо — он стал бизнес-партнером и контролирует деятельность галереи в Соединенных Штатах.

За почти 30 лет бизнес Вирта и Хаузер разросся до настоящей арт-империи с форпостами в девяти городах мира, при этом Иван и Мануэла все еще воспринимают его как семейное дело и взаимодействуют друг с другом соответствующе. Главным по-прежнему остается их общая любовь к искусству, работе с художниками и стремление постоянно совершенствоваться.

Марк Пайо (слева), Мануэла Хаузер, Иван Вирт

Фото: JJY PHOTO/Hauser & Wirth

В начале июня этого года галерея открыла в Цюрихе штаб-квартиру своего издательского подразделения — Hauser & Wirth Publishers. Накануне международной художественной ярмарки Art Basel совладелец галереи Иван Вирт рассказал «Коммерсантъ. Арт» о том, что изменилось в арт-мире за время, пока он занимается галерейным бизнесом, а также зачем Hauser & Wirth выпускает книги и открыла исследовательский институт, который работает с наследием художников.

Насколько сильно изменился арт-мир с начала 1990-х?

Мир искусства становится все в большей степени международным бизнесом, хотя остаются некоторые постоянные величины. Я считаю, что коллекционеры прежде всего надеются построить долгосрочные отношения, основанные на доверии. Мы всегда помогали формировать их коллекции и за десятилетия работы способствовали созданию без преувеличения значительных мировых собраний современного искусства благодаря своему уникальному опыту, знанию художников и их наследия.

Помимо изменений в сторону глобализации следует отметить, что коллекционеры сегодня, как никогда, заинтересованы в качестве — в том, чтобы приобрести лучшую работу, которая только есть у художника. Сейчас мы наблюдаем за рынком продавцов с большим количеством денег, но меньшим количеством отличных произведений искусства. Именно поэтому цена на выдающиеся работы тут же вырастает до небес. Третий глобальный сдвиг — это растущее значение арт-ярмарок. В 1992 году мы не участвовали еще ни в одной из них, в 2002 году на нашем счету были три арт-ярмарки, а теперь мы ежегодно присутствуем на 21 ярмарке по всему миру.

Сегодня проще управлять галереей, чем десять или двадцать лет назад? Чувствуете ли вы, что конкуренция становится сильнее?

Управлять любым бизнесом сегодня сложнее, чем десять лет назад. Это верно и для галерейного мира. Исторически галереи управлялись людьми, наделенными чутьем, способностью предвидения, у которых иногда было больше, а иногда меньше деловой хватки. 20 лет назад можно было выжить, только имея острый глаз. Сегодня этого недостаточно. Галеристы и арт-дилеры должны быть более профессиональными и думать о глобальных перспективах.

Пабло Пикассо, «Мария-Тереза в красном берете и с меховым воротником», 1937 год

Фото: Succession Picasso/ProLitteris, Zurich

Мы считаем, что роль нашей галереи — быть своеобразным инкубатором для искусства, талантов и идей. Мировая аудитория для искусства растет, поскольку все больше людей осознают, насколько богатый опыт приходит, когда занимаешься коллекционированием и взаимодействуешь с художниками.

Конкуренция существовала всегда, она бросает вызов тому, что мы делаем. Нам нравится мыслить вне каких-либо границ: к примеру, почти пять лет назад мы открыли художественный центр на бывшей ферме XVIII века в окрестностях Сомерсета. Тогда это место в Великобритании казалось неожиданным для современного искусства, но с тех пор в нем побывало около 630 тыс. посетителей. И поверьте мне, это было полностью интуитивное решение. Мы открыли городской аналог Сомерсета в Лос-Анджелесе в 2016 году, разместив его в здании бывшей мельницы, и всегда ищем следующую возможность для создания таких площадок и мероприятий, где люди могут собраться вместе и стать ближе искусству.

Есть ли у вас четкая стратегия по формированию пула художников, с которыми вы работаете?

У нас есть репутация и азарт, мы работаем со многими из самых сложных и важных художников в мире. Мы работаем только с теми, чьи работы любим. С каждым из них нам важна долгосрочная перспектива, мы помогаем им построить карьеру, а не просто продаем работы здесь и сейчас. Помимо выставок, которые устраиваются в наших галереях, этот процесс включает в себя и совместную работу над изданием книг, а также помощь в организации музейных выставок.

Интересно, что эта стратегия оказалась чрезвычайно успешной. Я полагаю, это связано с тем, что коллекционеры хотят видеть целостность подхода, а его лучшим подтверждением стали выставочная деятельность Hauser & Wirth и институциональный успех художников. Стремление к разнообразию является еще одним из наших основных принципов, поэтому мы из всех коммерческих галерей представляем наибольшее количество женщин-художников.

Каким вы видите будущее галерейного бизнеса?

Учитывая широту нашей текущей деятельности, мы считаем Hauser & Wirth бизнесом без границ. Главное, что мы будем делать,— продолжать инвестировать в карьеру художников, а также придумывать новые проекты, в которых они смогут себя проявить. Я предполагаю, что другие галереи последуют нашему примеру в том, чтобы разнообразить свою бизнес-модель, и будут выходить за пределы галерейного пространства.

Арт-ярмарки — хотя некоторые из них могут исчезнуть — будут продолжать играть большую роль, как и технологии. Они помогут небольшим галереям развиваться без необходимости арендовать дорогие помещения в самых главных городах мира.

Как роли в галерее разделены между вами и Мануэлой? Думаете ли вы о том, чтобы со временем передать свой бизнес детям?

Я, Мануэла и наш партнер Марк Пайо работаем в команде. Мы все одинаково близки к художникам и наследиям, которые представляет галерея, а также принимаем все ключевые деловые решения вместе.

Луиз Буржуа, «Без названия» (деталь), 2009 год

Фото: The Easton Foundation/ProLitteris, Zurich

Мануэла по своей природе рациональна, спокойна и твердо стоит на земле. Я бы сказал, что являюсь генератором идей, постоянно ищу способы для внедрения инноваций.

Когда меня спрашивают, пойдут ли дети по нашим стопам, то я обычно напоминаю, что мне еще нет 50 лет, так что время покажет.

Некоторые из ваших художников работают с другими галеристами. Как вы относитесь к этому?

Мы открыты для сотрудничества, когда соблюдаются договоренности. К примеру, на Art Basel в этом году мы сотрудничаем с Khora Contemporary, чтобы представить работу Пола Маккарти, построенную на технологии виртуальной реальности, и с David Zwirner, чтобы показать Франца Уэста в секции Unlimited. Совместно с Gagosian мы представляем Эллен Галлахер, а с галереей Luhring Augustine — Пипилотти Рист.

Что бы вы посоветовали бизнесменам, которые сейчас решают инвестировать в искусство? Какая стратегия окажется выигрышной?

Мой совет для любого коллекционера — покупать то, что любишь, а также обращаться за советом к тем, кто близок к художникам и их наследникам, потому что такие люди обычно видят наперед и знают, какие перспективы у того или иного автора. Лучшие в мире коллекции были созданы благодаря тесной связи их владельцев с одной или двумя галереями. На аукционах же можно получить отличные трофеи, но коллекции там не собирают.

Кто из художников галереи Hauser & Wirth обладает самым сильным инвестиционным потенциалом?

Работы Марка Брэдфорда, Эми Шеральд и Рашида Джонсона, безусловно, не будут дешевле в будущем. Что касается наследия художников, которые мы представляем, то я считаю, что некоторые представители итальянского искусства сильно недооценены: Пьеро Манцони, Альберто Бурри, Энрико Кастеллани и даже Лучо Фонтана. Лично я приобрел бы для коллекции также работы Филиппа Густона и Джона Чемберлена.

Пабло Пикассо, «Объятия», 1903 год

Фото: Christie’s/Succession Picasso/ProLitteris, Zurich

Интересно видеть, как работы авторов, с которыми мы начинаем сотрудничество, растут в цене даже до первой выставки, которую мы для них сделали, а иногда и просто из-за слухов о том, что мы намерены кого-то представлять. Кажется, рынку нравится, как мы управляем их карьерой.

Вы сами коллекционируете искусство? Сложно ли найти баланс, какие работы предлагать покупателям, а какие оставить себе?

Мануэла и я чрезвычайно гордимся нашей личной коллекцией произведений искусства, которая включает работы признанных и начинающих современных художников, мы находим их на арт-ярмарках и во время путешествий. Мы считаем, что коллекция должна быть доступной для публики, поэтому часто даем работы для музейных экспозиций. Конечно, имена в нашей коллекции в некоторой степени совпадают с теми, что представлены в галерее, но этому есть простое объяснение. Зачастую именно благодаря нашему увлечению мы узнаем о новом художнике, и он становится частью пула Hauser & Wirth, так было, к примеру, с Лучитой Хуртадо и Гетой Братеску. Мануэла собирала их работы в течение некоторого времени до того, как мы начали с ними сотрудничать профессионально. Однако есть одно правило: у коллекционера всегда первый выбор, за нами — второй.

Hauser & Wirth не просто большая галерея, это также исследовательский институт и издательская компания. Как возникла идея их создания?

Институт Hauser & Wirth свидетельствует о нашем понимании всей важности работы с художественным наследием. Поскольку мир искусства становится все более ориентированным на рекламу, мы посчитали необходимым создать независимый некоммерческий институт для той работы, которая обычно недостаточно финансируется государством и грантами. Музеи и благотворительные организации постоянно сокращают финансирование искусства, поэтому галереи могут и должны поддерживать высокий уровень исследований в этой области. Под руководством Дженнифер Гросс институт Hauser & Wirth выполняет чрезвычайно ценную работу по созданию и сохранению архивов художников и выдает гранты и субсидии для искусствоведческих исследований. Это было мотивировано как потребностями наших художников и их наследников, так и нашей собственной долгосрочной стратегией.

В июне в Цюрихе открылась штаб-квартира Hauser  & Wirth Publishers, издательского подразделения вашей галереи. Насколько для вас важно чтение?

Луиз Буржуа, «Пара», 2002 год

Фото: The Easton Foundation/ProLitteris/Foundation and Hauser & Wirth

Я часто путешествую по миру, и это дает мне возможность много читать. Плюс я всегда был библиофилом, собираю книги, созданные художниками, а Мануэла коллекционирует кулинарные книги, поэтому с самого начала издательская деятельность была одной из основных в нашей галерее. Мы выпустили первые книги еще в 1992 году, а на настоящий момент опубликовали уже 151. Хотел бы отметить несколько из последних. Первая — «Внутреннее зеркало: разговоры с Урсулой Хаузер, коллекционером искусства», она дает представление о собрании Урсулы Хаузер (произведения из этой коллекции можно увидеть в Hauser & Wirth Somerset до 8 сентября.— «Ъ-Арт»). Вторая — книга о коллекции Сильвио Перлштейна, которая была показана на экспозиции в нашей гонконгской галерее. Также у нас издана выдающаяся монография об Аршиле Горки, она сопровождает его нынешнюю выставку в венецианском музее Ка-Пезаро. Наконец, я рад сообщить, что только что увидел первые экземпляры книги «Луиз Буржуа и Пабло Пикассо: анатомия желания», которая выпущена к открытию знаменательной выставки этих двух гениев в нашей цюрихской галерее.

Беседовал Александр Щуренков


Комментарии
Профиль пользователя