Коротко

Новости

Подробно

Индия выбрала легенду

Нарендра Моди после выборов станет еще народнее

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Индия на излете мая заполучила аж двух премьер-министров, причем обоих зовут одинаково — Нарендра Моди. Только один из них взошел на парламентскую трибуну, чтобы принять присягу. Второй штурмует киноэкран.


Евгений Пахомов, Нью-Дели, ТАСС,— специально для «Огонька»


Фильм «Премьер-министр Нарендра Моди» вышел на экраны, когда стало известно, что «Бхаратия джаната парти» (БДП — «Индийская народная партия») с огромным отрывом выиграла всеобщие парламентские выборы. А лидер этой партии — все тот же Моди — второй раз подряд возглавит правительство. Киноверсия биографии премьера поспела удивительно вовремя, чтобы вписаться в «легенду о Моди», которую пишет сегодня вся Индия, от сторонников до противников премьера, разумеется, при его самом активном участии.



Кино под выборы


Политика и кино в Индии часто идут рука об руку, переплетаясь настолько, что и не поймешь, где что отражается. Вот и сейчас индийские «народники» из БДП получили на выборах 303 места в парламенте (Лок сабха — его нижняя палата — состоит из 543 избираемых депутатов и 2 назначаемых), попутно установив и «партийный» рекорд, и рекорд столетия — в XXI веке в Индии еще никто столько не набирал. Но и кинолента не подкачала: «Премьер-министр Нарендра Моди» только за первый уикенд собрала 140 млн рупий (свыше 2 млн долларов). По индийским меркам это очень неплохо: у фильма все шансы войти в число лидеров проката.

В самом деле, картина режиссера Оманга Кумара с красавчиком Вивеком Обероем в главной роли (актер специально отрастил для съемок бородку а-ля премьер) прекрасно вписалась в болливудские традиции.

В индийском кинематографе в чести сказки о Золушке — крестьянки то и дело оказываются дочерями раджей, а парни из низов обычно вырастают в героев. В этом смысле история Моди просто просилась на индийский экран: мальчик-чаевала (торговец чаем) на железнодорожной станции в Гуджарате из бедной, но честной индусской семьи, потом — паломник по священным местам индуизма, ночующий в пещерах, затем — активист оппозиционной политической партии, решительно превозмогающий трудности, чтобы в конце концов стать премьер-министром огромной страны…

Впрочем, самим сюжетом интрига, закрученная в этом фильме, не исчерпывается. Важно добавить, что снят он был перед выборами, но его выход в прокат Избирательная комиссия перенесла, посчитав неэтичным выпускать ленту во время многоэтапного голосования, которое растянулось больше чем на месяц. Свою роль сыграло и то, что в фильме порядком достается политическим соперникам киногероя, в основном из лагеря главного противника — партии «Индийский национальный конгресс» (ИНК). В ленте карикатурно показаны многие видные политики прошлого и настоящего: Индира Ганди, Соня Ганди, экс-премьер Манмохан Сингх…

Все это, само собой, вызвало возмущение в ИНК. «Никто никогда не видел хоть кого-то, кому Моди подавал чай в Гуджарате! Никто не знает толком, где и с кем он учился! Вся его кинобиография — пропагандистская выдумка!» — убеждал автора статьи один видный представитель ИНК.

Конечно, в этих словах сквозит и обида тех, кто проиграл выборы. Но не секрет и то, что официальные биографии многих политиков в Индии (да только ли в Индии?) «подправлены» так, чтобы «нравиться» избирателю. И Моди — не исключение. К примеру, лишь перед предыдущими выборами (они проводятся раз в 5 лет) индийцы узнали, что этот один из самых известных политиков женат. Или уже не женат… Словом, в юности его женили на «правильной» девушке в соответствии с нормами индуизма, но пара вместе практически не жила: сначала будущий политик отправился в длительное паломничество, а затем вошел в состав коммуналистской (то есть построенной на религиозно-общинной основе, по существу, индуистской) группировки «Союз добровольных слуг родины», активисты которой отказываются от семьи «во имя служения родине».

Противники Моди уже тогда вынесли вердикт: «бросил жену». Но на этом не остановились и продолжают искать в биографии премьера какие-то факты, которые не соответствуют официальному романтичному образу, с тех пор они составляют свою антилегенду. В известном смысле завершившиеся в мае всеобщие парламентские выборы в Индии стали битвой легенд — просто та легенда, которую предложил сам Моди, оказалась успешнее.

Принц из клана


Легендой, впрочем, стали и сами выборы — они побили массу рекордов. Прежде всего по масштабу. В стране было зарегистрировано более 910 млн избирателей (каждый голосующий в Индии должен зарегистрироваться и получить свидетельство избирателя), правда, отдать свой голос, по последним данным, пришло «всего» около 550 млн человек. Голосование растянулось на семь этапов и больше чем на месяц — с 11 апреля по 19 мая. Подсчет голосов состоялся 23 мая. На участках трудились свыше 5 млн чиновников, а с учетом полицейских и прочих сотрудников Избирком привлек 11 млн человек для обеспечения работы миллиона с лишним избирательных участков.

Как сообщили автору в делийском Центре изучения СМИ, эти выборы оказались еще и самыми дорогими в истории страны. По последним данным, общие расходы на избрание депутатов парламента составили немногим менее 7 млрд долларов (к примеру, в 80 раз дороже выборов президента Франции), а это почти 8 долларов на одного зарегистрированного избирателя. Стоит напомнить: половина Индии живет в среднем на 3 доллара в день.

Рекордными стали и итоги: 303 места получила правящая БДП, никогда «партия шафрана» (цвет индуизма) не добивалась такого успеха, а больше за всю историю выборов в стране получал только «Индийский национальный конгресс» в далекие 1980-е. Впрочем, те времена позади: оппозиционный ИНК на сей раз получил всего 52 места, хотя после масштабного проигрыша на выборах 2014-го (тогда старейшая политическая партия страны получила 44 голоса) рассчитывал на большее. Неспроста же «Индийский национальный конгресс» предложил избирателю свою предвыборную легенду — о прекрасном принце.

Да и не только легенду. Специально под эти выборы в декабре 2017-го Соня Ганди, вдова известного политика Раджива Ганди (убитого в 1991 году тамильскими сепаратистами), ушла с поста председателя ИНК, передав пост своему сыну, 48-летнему Рахулу. Выходец из знаменитого политического клана Неру — Ганди, сын Раджива Ганди и внук легендарной женщины-премьера Индиры Ганди, Рахул Ганди был призван разбудить в индийцах ностальгические чувства.

«Принц» — это прозвище приклеилось к нему сразу — ездил по стране и критиковал изо всех сил правительство Моди. Надо сказать, было за что.

Достаточно вспомнить, например, кампанию по демонетизации, когда в 2016-м премьер неожиданно отменил самые ходовые купюры по 500 и 1000 рупий, оставив гражданам лишь несколько часов, чтобы их потратить. Мера объявлялась частью борьбы с коррупцией, но кончилась полной неразберихой, многомесячной нехваткой наличных денег и падением курса национальной валюты. Не удалось Моди и массово привлечь в страну иностранных производителей, бросив вызов Китаю. С большой помпой представленная программа «Делай в Индии!» пока не принесла особых успехов — причина в том, что, несмотря на определенные усилия правительства, индийский протекционизм и печально известная индийская бюрократия по-прежнему делают деловой климат в Индии менее благоприятным, чем в той же КНР. Не решены, несмотря на все обещания, проблемы бедного крестьянства. Экономика растет, но заодно с безработицей… А большинство объявленных Моди масштабных программ не завершены.

Обо все этом и говорил Рахул Ганди, напирая на вывод: «Нами правит ужасный премьер!» Но Ганди-младший все равно проиграл: как выяснилось, чтобы победить Моди, одной ностальгии недостаточно. Теперь индийские политологи спорят, почему индийский избиратель простил правительству «шафрановых» невыполненные обещания и вновь проголосовал за премьера. Да еще так дружно.

Запрос на нового героя


Как указывают индийские эксперты, эти выборы показали, что в стране вообще падает популярность старых политических кланов, каких здесь немало в штатах и регионах. СМИ вовсю публикуют списки «отпрысков» влиятельных семей, которые проиграли по всей стране. На этом фоне Моди стал символом новой политической волны, которая отказывается от «старых героев».

— В обществе явно чувствуется запрос на нового героя, не связанного со старыми кланами, которые сегодня стали символом кумовства и коррупции,— сказал «Огоньку» известный индийский политический обозреватель Манудж Двиведи.

Но дело, очевидно, не только в падении популярности политических семей. Победу над «Конгрессом» Моди на самом деле одержал задолго до голосования — когда последовательно лишил ИНК многолетней «монополии» на «отцов-основателей» независимой Индии.

Не секрет, что главная политическая легенда «конгрессистов» гласит: лидеры их партии — не просто наследники клана Неру — Ганди, но и прямые наследники старейшей политической силы, которая привела Индию к независимости в 1947-м. В самом деле, ИНК был основан еще в 1885-м (с разрешения британской колониальной администрации, которая рассматривала эту партию как способ «выпустить пар»). Членами ИНК были практически все известные борцы за независимость. И, конечно, с этой партией тесно связана деятельность лидера индийского национально-освободительного движения Махатмы Ганди, популярность которого в стране весьма высока.

При этом индийские националисты Ганди никогда не жаловали, обвиняя в «трусости» и «бесхребетности» при разделе Британской Индии на два независимых государства. Все в Индии помнят, что в 1948 году в Махатму стрелял член индусской националистической группировки «Хинду Махасабха».

Однако лидер проиндуистской БДП Нарендра Моди, едва заняв премьерский пост в 2014-м, начал демонстрировать почтение к «отцу нации». Например, символом объявленной Моди массовой кампании «Сваччх Бхарат» по очистке Индии от мусора стали круглые очки Ганди. «Через эти очки на нас смотрит Махатма, он следит за тем, как мы убираем улицы»,— провозгласил премьер.

Смысл кампании — избавить страну от мусора ко 2 октября 2019 года. В этот день будет отмечаться 150-летие со дня рождения Ганди. И Моди уже готовится превратить этот юбилей в событие мирового масштаба. Ожидается, что на торжества могут прибыть различные почетные гости, в том числе, как сообщает пресса, и президент России.

Моди постоянно апеллирует к авторитету Ганди. Его посыл прост: вы использовали только имя Махатмы, а вот мы продолжаем его дело! Создаем великую страну.

«Конгресс давно потерял Махатму Ганди. Его лидеры совсем не похожи на скромного философа и бессребреника, пропагандировавшего Великую Индию. И Моди это отчетливо понял»,— сказал «Огоньку» индийский политолог, вице-президент базирующегося в Нью-Дели исследовательского фонда Observer Нандан Унникришнан.

Моди постоянно демонстрирует уважение и к другим «отцам — основателям» страны. Чего стоит открытие самой высокой статуи мира — памятника известному деятелю национально-освободительного движения Валлабхаи Пателю в Гуджарате в прошлом году. Патель тоже был членом «Конгресса» (правда, имел непростые отношения с Джавахарлалом Неру). И БДП явно дала понять: вы ставили памятники только «своим» политикам — мы ставим всем!

Проект «Великая Индия»


Статуей Пателя дело, видимо, не ограничится. В декабре 2016 года премьер Моди анонсировал сооружение еще одного масштабного монумента в районе Мумбаи — памятника герою — защитнику индусов XVII века Чхатрапати Шиваджи. Этот воин предстанет верхом на коне, а общая высота составит около 190 метров. Есть проекты и других сверхвысоких статуй.

Огромные монументы, великие проекты, масштабные общенациональные кампании… Все это тоже часть легенды о премьер-министре Моди.

— Мне представляется, что для Моди очень важно, какую память он оставит после себя. Ему хочется войти в историю, чтобы его помнили и через 50 лет,— полагает господин Унникришнан.

Эта цель нашла отклик и у простых индийцев. Премьер предлагает избирателю не набор экономических выкладок и социальных программ. Он предлагает ему нацеленный на будущее проект Великой Индии, которая должна встать в ряд с мировыми державами, а потом и обогнать их. И ради этого, как выяснилось, избиратель готов простить даже несвоевременное выполнение обещаний. Среди проектов, призванных привести Индию в будущее, и уже упомянутые «Чистая Индия», и «Делай в Индии!». И это ничего, что пока эти программы развиваются медленнее, чем хотелось бы, главное, объясняют сторонники премьера, что Моди их начал. В то время как его предшественники только обещали.

Моди вообще взял за правило в каждой речи по случаю Дня независимости 15 августа объявлять о новых инициативах правительства. В прошлом году он сообщил, что Индия собирается направить на орбиту первый собственный космический корабль с экипажем к 2022 году, когда исполнится 75 лет независимости страны, или даже раньше.

«Сын или дочь Индии отправится в космос с национальным индийским флагом в руках»,— объявил премьер.

Этот проект станет одним из самых масштабных в программе Моди: ожидается, что в космос отправятся сразу три человека, в их числе женщина, и сразу на 5–7 дней. Что позволит стране «перепрыгнуть» через несколько ступеней, которые проходили другие космические державы, сразу встав вровень с ними.

— Конечно, деньги на гигантские статуи или полеты в космос можно потратить и по-другому, например на помощь бедным крестьянам, о чем постоянно говорила оппозиция. Но индийцам ближе оказались «победные цели»,— уверен журналист Двиведи.

Проект догнать и перегнать весь мир вызывает большой энтузиазм у индийцев — жителей молодой страны, где больше половины населения нет и 30 лет. Индийская молодежь не хочет оставаться в «третьем мире» и недовольна тем, что их страну иногда еще считают грязной или неразвитой. «Легенда Моди» на этих настроениях во многом и строится, причем успешно: как следует из результатов последних выборов, нации с премьером в историю, что называется, по пути. Важно только, чтобы почва не ушла из-под ног — ведь монументы и планы, которыми сегодня вдохновляется Индия, и впрямь впечатляющие.

Комментарии
Профиль пользователя