Коротко

Новости

Подробно

Фото: Lin Pictures

Джинн в новом вкусе

Гай Ритчи переснял диснеевского «Аладдина»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11 (обновлено в 21:21, 26.05)

В прокат выходит «Аладдин» Гая Ритчи — игровой ремейк классического диснеевского мультфильма 1992 года. Процесс его производства буквально на каждом этапе вызывал недовольство потенциальных зрителей и просто неравнодушной общественности. На еще не снятый фильм сыпались обвинения в «вайтвошинге», «колоризме» и прочих тяжких грехах, а первые фото Уилла Смита в синем гриме Джинна не понравились решительно никому. Тем неожиданней оказалось, что ремейк вышел удачным и во многих отношениях, по мнению Юлии Шагельман, даже превосходящим оригинал.


Уолт Дисней, как известно, не любил сиквелы и ремейки. Под его руководством легендарная студия производила только оригинальные полнометражные мультфильмы, просто выпуская их в повторный прокат, когда подрастало новое поколение зрителей. Этот подход поменялся в 1990-е, когда Disney начала один за другим переделывать свои хиты (например, того же «Аладдина» или «Русалочку») в мультсериалы, а также сняла первый игровой ремейк — «101 далматинец» (1996).

Однако повальная пересъемка классического диснеевского наследия с живыми актерами и последними достижениями компьютерной графики началась только во второй половине 2000-х, когда крупные студии окончательно убедились, что сиквелы, ремейки и ребуты — это самый надежный способ зарабатывания денег, а оригинальные идеи — всегда риск, совершенно ненужный, когда в ход идут бюджеты от $100 млн. «Золушка» (2015) при бюджете в $95 млн собрала по миру больше $543 млн, «Книга джунглей», снятая уже за $175 млн, немного не дотянула до миллиарда. Золотая жила заработала. Только в этом году один за другим на экраны выходят игровые «Дамбо», «Аладдин» и «Король Лев» (насколько в последнем случае полностью нарисованный на компьютере фильм можно назвать игровым), а также сиквел «Малефисенты». В ближайших планах — новые «Мулан», «Пиноккио», «Горбун из Нотр-Дама», «Питер Пэн» и так далее. Коммерческий расчет понятен: выросшие дети пойдут в кино посмотреть на новые версии своих любимых сказок, а заодно и своих ребятишек поведут.

При всей безопасности такой стратегии «Аладдин» оказался достаточно рискованным проектом. Многих удивил уже выбор режиссера.

Гай Ритчи, к которому мы привыкли, обладает ярким авторским стилем, идущим вразрез со всеми стандартами семейного кино, поэтому его было очень трудно представить создателем доброго фильма с возрастным рейтингом 6+.

Кроме того, последние две его картины, «Агенты А.Н.К.Л.» (2015) и «Меч короля Артура» (2017), оказались провальными в смысле кассы, и дать ему в руки трехзначный бюджет было со стороны студии поступком довольно отважным.

Отдельную проблему представляло то, что действие фильма происходит на условном «Востоке». Чтобы снять с себя возможные обвинения в «обелении» фильма, Disney объявила открытый кастинг, подчеркнув, что ищет на главные роли актеров ближневосточного или индийского происхождения. Поиски правильного Аладдина так затянулись, что съемки картины пришлось перенести на несколько месяцев, пока им наконец не стал египтянин Мена Массуд. При этом Наоми Скотт, выбранная на роль принцессы Жасмин, показалась расово озабоченным пользователям интернета «недостаточно смуглой» и вообще не той национальности (актриса имеет смешанное индийско-английское происхождение). Диснеевским пиарщикам пришлось объяснять, что сказочная Агроба — королевство не то чтобы арабское, а вовсе даже выдуманное.

Единственная крупная звезда в касте, Уилл Смит, тоже получил свою долю критики (в основном за то, что он не Робин Уильямс, озвучивший Джинна в версии 1992 года). Теперь эти претензии выглядят совершенно необоснованными, потому что Смит, как в синем цифровом, так и в натуральном своем виде,— лучшее, что есть в новом «Аладдине». Он поет, танцует, шутит, читает рэп, превращает каждую сцену со своим участием в настоящий фейерверк и в целом беззастенчиво затмевает главную парочку. При этом новый Джинн получился гораздо более человечным. У него даже есть свой любовный интерес, служанка принцессы Далия (Назим Педрад), с которой они составляют отличный комический дуэт.

Меньше всего «Аладдин» похож на «фильм Гая Ритчи». Даже сцены погонь на пестром восточном базаре, где его фирменный стиль мог бы быть уместен, кажутся снятыми другой, при этом умелой и крепкой рукой.

Постановка музыкальных номеров по большей части «срисована» из мультфильма, но они получились даже ярче, пышнее и забавнее, чем в оригинале (особенно «Лучший друг» и «Принц Али»). Правда, несколько новых песенно-танцевальных реприз на этом фоне смотрятся бледновато.

Сюжет фильма в целом остался прежним, но некоторые акценты в нем переставлены в духе времени. Так, принцесса теперь хочет сама стать султаном, а не просто выйти замуж по любви (второе — всего лишь приятный бонус). При этом неожиданная в восточной сказке феминистская повестка в кои-то веки не выглядит натянутой, а вплетена в повествование уместно и не без изящества. А старая добрая мораль — будь самим собой, и все у тебя получится — сегодня выглядит, если учитывать все сложности, сопровождавшие создание фильма, на удивление свежей.

Комментарии
Профиль пользователя