Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Reuters

Третья холодная

Голландский взгляд на причины и следствия катастрофы малайзийского «Боинга»

Журнал "Огонёк" от , стр. 21

Глобальный тупик, в котором оказались сегодня отношения России и Запада, настолько трудно объясним логически, что на свет появляются самые разные теории. Одна из них принадлежит голландцу Кейсу ван дер Пейлу.


Светлана Сухова


Введение на прошлой неделе Вашингтоном новых антироссийских санкций против трех предприятий отечественного ВПК вызвало к жизни разговор о том, как далеко Запад и Россия ушли в противостоянии друг другу за пять лет. Неожиданную лепту в эту дискуссию внесла презентация книги голландского специалиста в области мировой политэкономии Кейса ван дер Пейла «Крушение самолета МН17, Украина и новая холодная война. Взгляд через призму катастрофы», вышедшей на русском языке в нынешнем мае. В ней бывший профессор престижного Сассекского университета (Великобритания) представил свой, весьма нетрадиционный для Запада, взгляд на ситуацию.



По его мнению, инцидент с далеко идущими последствиями в районе восточноукраинских территорий был неизбежен, и он стал поворотным эпизодом новой холодной войны. На презентации прозвучало, что сегодня важнее разобраться с причинами, приведшими к трагедии, чем искать виновных. Точка зрения как минимум спорная, но голландский профессор предлагает нетрадиционный выход из тупика: отложить вопрос о выявлении ответственных за крушение МН17 до лучших времен и обсуждать случившееся в более широком контексте. С такой позицией, понятно, многие не согласятся, но примечательно, что таковая появилась. В связи с этим «Огонек» счел важным ознакомить читателя с основными аргументами автора.

Связанные одной цепью


Профессор убежден: «Катастрофу МН17 ни в коем случае нельзя понимать как изолированный инцидент». У него «нет решающих доказательств того, кто же все-таки несет ответственность за катастрофу», но ван дер Пейл констатирует: обе версии — выстрел из ЗРК «Бук» или ракета истребителя ВВС Украины — вызывают вопросы. Задачи выявить, кто нажал на кнопку, автор не ставил: важнее, считает он, развернуть перед читателем все детали происходившего до и после трагедии, показать контекст, в котором катастрофа стала неизбежной...

«Это книга о том, как власти предержащие манипулируют общественным мнением, а точнее — о том, как эмоции, вызванные такой трагедией, как крушение пассажирского самолета в зоне военных действий в Восточной Украине в июле 2014-го, используются ради получения геополитической и экономической выгоды. В первую очередь меня волнует то, каким образом правительства западных стран и, в частности, моей страны, Нидерландов, продолжают использовать эту катастрофу в соответствии с проводимой НАТО политикой экономической и идеологической войны против России».

Словом, чтобы понять причины, приведшие к трагедии в июле 2014-го, следует, по мнению ван дер Пейла, проанализировать ее последствия.

И он называет три события, которые произошли сразу после падения малайзийского «боинга», всерьез и надолго изменив расстановку сил в мире.

Кому выгодно


Первое — присоединение ЕС к санкциям против РФ, которые сами США ввели 16 июля. «Как отметил в интервью год спустя Марк Леонард, основатель и директор Европейского совета по международным отношениям, без MH17 было бы сложно найти достаточную поддержку для ужесточения санкций против российской экономики».

Второе — срыв планов по ускоренному развитию БРИКС. «Страны БРИКС решили создать эквивалент Всемирного банка с капиталом в размере 100 млрд долларов и таким же общим фондом валютных резервов». Гибель МН17 и антироссийские санкции затормозили процесс.

И, наконец, третье — были остановлены переговоры по формуле «земля в обмен на газ». Речь, по словам ван дер Пейла, о договоренностях между Владимиром Путиным и канцлером ФРГ Ангелой Меркель, достигнутых в Бразилии. Их срыв из-за авиакатастрофы поставил под угрозу реализацию проекта «Северный поток», а от «Южного потока» в итоге отказались совсем.

Большая часть этих последствий, по мнению автора, имеют экономическую направленность. И все потому, что у холодной войны тоже в основе экономическая подоплека: «Анализ событий позволяет выявить ключевых игроков в США и НАТО, поднявших ставки в пробе сил между североатлантическим Западом, оказавшимся в условиях эпохального кризиса в заложниках у спекулятивного капитала, вызвавшего этот кризис, и блоком стран БРИКС».

По законам военного времени


Пейл меняет привычную периодизацию: «Я разграничиваю три холодных войны, в ходе которых США настойчиво старались одержать верх, пока кризис 2008 года не ударил по торжествующему Западу и пока не миновал момент однополярности. Каждая холодная война также представляла собой часть определенного этапа развития капитализма и определенной модели формирования транснационального класса, в которой ведущую роль играла только одна часть капитала (производительный, денежный или торговый капитал)».

Движущей силой нынешней, третьей по счету, холодной войны является блок, сформировавшийся вокруг денежно-торгового капитала: «Стремление к спекулятивным рискам отодвинуло на второй план стремление к увеличению производства... Вместо этого примат денежно-торгового капитала превратил само выживание человечества в игру с высокими ставками, в которой принимают участие единицы, стремящиеся к личному обогащению и игнорирующие интересы остального населения Земли».

Более того, если в 1980-х «Белоруссия и Украина (наряду с Румынией и Югославией) были охарактеризованы как "расколотые страны", не подходящие для включения в состав НАТО ("организации, обеспечивающей безопасность западной цивилизации")», то на нынешнем этапе противостояния, по мнению ван дер Пейла, сгодились и «расколотые»...

Книга Кейса ван дер Пейла «Крушение самолета МН17. Украина и новая „холодная война“» вышла в издательстве «Кучково поле»

Фото: Кучково поле, 2018 г.

«В новой холодной войне с путинской Россией Запад действует исходя из перспективы, инспирированной концепцией готовности на крайние риски, основанной на доминирующей роли финансов в современном капитализме. И Украина — важнейший участок линии фронта, сравнимый с конфликтом в Сирии, однако еще более опасный из-за его близости к России». И в этом контекcте инцидент с далеко идущими последствиями на востоке Украины был запрограммирован самим ходом развития военных действий».

«Напрашивается вывод, что мы имеем дело с борьбой международного масштаба между двумя конфликтующими видами общественного порядка: неолиберальным капитализмом Запада, который оказался в состоянии кризиса из-за спекулятивных финансов, однако продолжает оставаться их заложником, и управляемым капитализмом (оказывается, нынешний социально-политический строй в РФ и в КНР можно трактовать и так.— "О"). Эта борьба, разворачивающаяся в ближнем зарубежье России, на Ближнем Востоке, в Южно-Китайском море и других регионах, как и все современные войны, проверяет на жизнеспособность политические, культурные и экономические институты противников, и их исход всегда определялся состоянием этих институтов как минимум в той же мере, что и балансом военных сил».

Проблема в том, что отсутствие детального просчета последствий многих слов и действий, предпринятых с той и другой стороны Атлантики, в итоге привело к тому, по словам ван дер Пейла, что добиться желаемого не удалось ни одной из сторон. Профессор приводит слова бывшего главкома объединенных сил НАТО Уэсли Кларка: «Если текущие тенденции продолжатся, то через пять лет у Китая будет четыре авианосца и доминирование в воздушном пространстве над западной частью Тихого океана. А если мы дадим Украине уйти, это определенно повысит риски конфликта в Тихом океане. Ведь Китай может спросить, не захотят ли США утвердить свою власть в Японии, Корее, Тайване, Филиппинах, Южно-Китайском море? Если Россия захватит Украину, Белоруссию, и вуаля — Советский Союз (только под другим названием) снова перед нами. Ни Прибалтика, ни Балканы не смогут с легкостью справиться с политическими потрясениями, которые могут произойти под воздействием набирающей мощь России. И что толку в «гарантии безопасности» НАТО, если речь идет о внутренней диверсии? И тогда США столкнутся со значительно окрепшей Россией, рассыпающимся НАТО и серьезной проблемой в западной части Тихого океана. Гораздо проще [удержать] позиции сейчас, на Украине, чем потом и в других местах». Как показало время, на деле и это оказалось непросто…

Комментарии
Профиль пользователя