Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

Убийцу не признали параноиком

Нижегородского блогера осудили на девять с половиной лет строгого режима

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 8

Нижегородский райсуд приговорил блогера Дмитрия Панкратова к девяти с половиной годам колонии строгого режима за убийство журналиста ГТРК «Нижний Новгород» ­Дениса Суворова. Вопреки доводам адвоката о шизофрении подзащитного суд счел его на момент совершения преступления вменяемым, исключив возможность принудительного лечения. Вместо заявленных 12 млн руб. морального ущерба вдове погибшего присудили 1,1 млн руб., из которых родители подсудимого перевели 150 тыс. Дмитрий Панкратов раскаялся и просил прощения у родственников убитого. Стороны процесса пока не определились, обжаловать ли ­приговор.


Выступая с последним словом в нижегородском райсуде, убийца журналиста ГТРК «Нижний Новгород» Дениса Суворова Дмитрий Панкратов раскаивался. «Все, что я совершил, — ужасно. Я не представляю, какая это утрата для близких. Надеюсь, когда-нибудь смогу искупить вину. Надеюсь, в душах потерпевших со временем найдется спокойствие, и они смогут спокойно жить дальше», — обратился он к многочисленным друзьям и родственникам жертвы. Многие из них плакали, а отец Дениса Суворова в перерыве заседания преследовал конвой с подсудимым и сыпал в его адрес оскорблениями.

Спустя три часа судья Ольга Коловерова огласила приговор, признав автора блога «Паноптикум Панкратова» виновным по ч.1 ст. 105 УК РФ («Убийство»). Как следовало из постановления суда, 22 июля 2018 года давние приятели, не видевшиеся несколько лет, встретились на Нижневолжской набережной. Накануне Денис Суворов в компании товарищей до поздней ночи отмечал день рождения своего друга Сергея Волкова сначала в Автозаводском районе, а затем в центре Нижнего Новгорода. Дмитрий Панкратов отгуливал последний день отпуска. Проводив знакомую, он отправился на набережную, по которой домой возвращался Денис. Приятели сочли встречу знаковой и решили ее отпраздновать у Дениса Суворова дома, пока его супруга Варвара Сальникова была на смене в больнице имени Семашко, где работает врачом. В квартире у журналиста приятели выпили, поговорили о жизни и пошли встречать рассвет к лыжному трамплину, где Денис Суворов часто собирался с друзьями в студенческие годы. Подвыпивший Денис Суворов завел разговор о службе в Мулинском гарнизоне в войсках, связанных с ФСБ, где его проверяли на полиграфе и требовали докладывать о знакомых. Он пошутил, что вынужден будет сообщить им об оппозиционных взглядах собеседника, недавно поставившего в квартире железную дверь и решетки на окнах из-за боязни преследования спецслужб. Дмитрий Панкратов не оценил шутки и впал в истерику, и другу пришлось его успокаивать. Вскоре журналист прилег позагорать и задремал, а приятель взял валявшийся рядом булыжник и трижды ударил его по голове. Тело он оттащил в канаву, положил камень на лицо, собрал сумку и одежду убитого и скрылся. Вещи погибшего выбросил в реку и отправился домой спать. Проснувшись, поехал в деревню к родителям и рассказал им о случившемся. Те сначала не поверили сыну, с детства страдающему психическими расстройствами, как и его мать, больная шизофренией. День спустя Дмитрий Панкратов лег в психиатрическую больницу, где ему диагностировали шизофрению и параноидный синдром. Там он написал явку с повинной и передал матери, к которой к тому времени уже пришли с обыском следователи по заявлению вдовы погибшего, которая вместе с друзьями нашла тело мужа. Обвиняемого Панкратова задержали и направили в институт имени Сербского на экспертизу, признавшую его на момент преступления вменяемым.

Адвокат Елена Иванова дважды безуспешно просила суд о повторной экспертизе, указывая на неполную картину психического состояния подсудимого. Как показали в суде родители подсудимого, Дмитрий Панкратов с детства посещал психолога, был необщителен, сменил несколько школ, а старшие классы окончил дистанционно. Вместе с матерью он практиковал эзотерику, писал книги о магии, выкладывал на стене оккультное число проездными билетами, а над своей кроватью видел портал в другой мир, откуда черпал «информацию» о том, что людьми управляют высшие силы. Однажды, рассказала Мария Панкратова, сын решил взять себе имя Вольфрам, которое она истолковала как «несущий свет». Отец Антон Панкратов считал поведение Дмитрия бредовым, но доказывал суду, что сыну не везло с рождения: по его словам, даже в роддоме ему досталась бирка с номером 13, а в школе он был «белой вороной». Родители припомнили и спонтанные приступы гнева у сына, когда он кидался с кулаками на отца. Все это суд не принял во внимание, не найдя повода усомниться в заключении психиатров института имени Сербского с многолетним стажем.

Родители Дмитрия Панкратова на приговор не пришли. Решением суда ему назначено девять с половиной лет лишения свободы в колонии строгого режима. Смягчающими обстоятельствами стали явка с повинной, раскаяние и содействие следствию, которые обвинение просило не учитывать, добиваясь 10 лет лишения свободы. Вместо заявленных 12 млн руб. компенсации морального вреда суд постановил выплатить 1,1 млн руб. вдове погибшего, которой родители осужденного перевели 150 тыс. руб., вырученные с продажи видеокамеры сына, на которую тот снимал материалы для своего блога. На вопросы журналистов после оглашения вердикта Дмитрий Панкратов отвечать не стал. Защита и его родители пока не определились с обжалованием приговора, как и родственники Дениса Суворова.

Роман Рыскаль


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя