Коротко

Новости

Подробно

Фото: Getty Images for Fender Musical Instruments Corporation

Звук на экспорт

Российские музыканты выступили на фестивале The Great Escape

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В английском Брайтоне прошел престижный ежегодный шоукейс-фестиваль The Great Escape. Наряду с молодыми артистами из 30 стран в нем приняли участие и россияне. Представительство России на берегу Ла-Манша оценил Борис Барабанов.


В этом году в The Great Escape приняли участие 500 артистов и коллективов из 30 стран. Стоит учесть, что в регионе Брайтон-энд-Хов проживают 474 тыс. человек, а в самом Брайтоне — 150 тыс. Причем The Great Escape — это лишь один из нескольких фестивалей, которые проходят в Брайтоне в мае. Одновременно здесь же зазывает гостей многопрофильный Brighton Festival, который в этом году курирует малийская певица Рокиа Траоре. И бок о бок с ним шумит пестрый и дерзкий Brighton Fringe. Май в Брайтоне — способ раствориться без остатка в искусстве в самых традиционных и самых причудливых его формах.

The Great Escape — не фестиваль звезд. Концерты артистов первого эшелона здесь обычно анонсируют незадолго до события, как было в этом году с Foals и Джеймсом Беем. Происходит мгновенный солд-аут, а журналисты ищут блат, чтобы попасть на шоу. Но 80% фестивальных событий — это выступления музыкантов, находящихся на старте карьеры. Впрочем, и из них многие тоже не совсем новички. Например, шотландский певец Льюис Капальди продал все билеты на концерты британского и европейского турне еще в феврале, задолго до выхода первого альбома. В Брайтон он приехал в статусе большой звезды, на концерт было не пробиться. В Москве его ждут в ноябре.

Среди участников The Great Escape были рэпер Эй Джей Трейси, собравший аншлаг в легендарном лондонском зале Brixton Academy; любимый фестивалями дуэт Confidence Man; отобранные Дэнни Бойлом для саундтрека второго «Трейнспоттинга» Fat White Family; шугейз-супергруппа Piroshka, состоящая из участников Lush, Modern English и Elastica, и квартет Inhaler, который возглавляет сын вокалиста U2 Боно Элайджа Хьюсон. Но можно было ходить по площадкам и наобум, радуясь открытиям и прощупывая тенденции. Сильным финальным аккордом фестиваля стал концерт лондонской певицы и гитаристки Анны Калви — это был классический рок-перформанс, в котором сочеталась страсть Патти Смит и разрушительный напор Джими Хендрикса.

Параллельно на The Great Escape проходила трехдневная конференция с дискуссиями на животрепещущие темы музыкальной индустрии. Была и закулисная часть — закрытые приемы рекорд-лейблов и концертных агентств, на которых решались судьбы новичков на годы вперед. Например, компания Live Nation устроила свою вечеринку на новой стеклянной смотровой башне British Airways — концертные магнаты обсуждали свои дела, глядя на Ла-Манш с высоты 162 м.

При этом обычные горожане не чувствовали себя чужими на празднике жизни. Музыка просто играла в каждом пабе, на каждом перекрестке, люди не отказывали себе в удовольствии подпеть кавер-группе или пройтись по городу в наушниках, подпевая хитам в прогулочной версии Silent Disco, «тихой дискотеки».

Агентство Rush, занимающееся продвижением российской музыки за рубежом, привезло в Брайтон четыре группы: русский шоукейс был одним из проектов Года музыки Великобритании и России, который проводится посольством Великобритании в Москве при поддержке Британского совета. Смотр прошел в баре Horatio's на историческом Брайтонском пирсе.

Группа Fogh Depot продемонстрировала самоуглубленный инструментальный джаз с саксофоном и контрабасом. Звук получился слишком герметичным, не хватало более ярко выраженной ритмической основы. Голос вокалистки дрим-поп-группы Chkbns Анелии по законам жанра должен звучать, словно из далекой пещеры, но в данном случае он просто не был должным образом отстроен. Девушки из Lucidvox кое-как сладили с аппаратурой, их психоделика с элементами фольклора встретила сдержанное одобрение присутствующих. А петербуржцы Shortparis, впервые приехавшие в Англию, с трудом добились от персонала нужного звука и света. Воинственно настроенных рокеров в одном ракурсе можно было принять за скинхедов, в другом — за гопников с района, а в третьем — за танцоров из гей-клуба. Перкуссионист Данила Холодков бился в языческих танцах, а разгоряченный громила-вокалист Николай Комягин и вовсе чуть не подрался с охранником. Несмотря на жанровое разнообразие групп, приходится признать, что российская обойма транслировала мрачное и тревожное чувство, едва ли добавлявшее симпатий стране в целом.

«Мы хотели остаться в поле искусства и не перейти в поле провокации»

Музыканты Shortparis не дают автографы, не фотографируются с поклонниками и дозируют общение с прессой. Одно из своих немногочисленных интервью участники самой обсуждаемой российской группы — Николай Комягин, Александр Ионин и Данила Холодков — дали в Брайтоне Борису Барабанову.

Читать далее

Комментарии
Профиль пользователя