Коротко

Новости

Подробно

Фото: Damir Sagolj/File Photo / Reuters

Россия ищет окно возможностей в торговой войне США и Китая

Как противостояние стран отразится на отечественной экономике

от

Обвал рубля или окно возможностей: в России готовятся к последствиям торговой войны США и Китая. В начале мая Вашингтон и Пекин вновь не смогли договориться об условиях торгового соглашения. Теперь Дональд Трамп и Си Цзиньпин собираются встретиться лично на саммите G20 в июне. Неудачи в переговорах вызывают бурную реакцию в Москве, в частности, экономисты предупреждают об очередном кризисе, похожем на тот, что был в 2008 году. Обоснованны ли эти опасения? Об этом — Иван Якунин и Андрей Загорский.


Краткое содержание предыдущих серий: 10 мая Трамп все-таки поднял пошлины на некоторые товары из Китая с 10% до 25%. Общий объем пострадавшего товарооборота — $200 млрд, то есть примерно 40%. На этом президент США не остановился и поручил вскоре повысить тарифы и на все остальные товары. Это ультиматум для Китая, с которым американский лидер хочет заключить торговое соглашение на выгодных для себя условиях, но с другой стороны Тихого океана отвечают, что на уступки идти не собираются.

Почему все это важно для России? Преподаватель факультета мировой экономики и политики Высшей школы экономики Николай Корженевский объяснил максимально доступно: «Если китайская экономика будет замедляться, то ей потребуется меньше сырья для производства товаров. Ведь непонятно, кому их продавать в случае схлопывания внешних рынков. Безусловно, влияние более дешевого сырья из-за упавшего китайского спроса мы ощутим.

Есть еще один очень важный момент — это девальвация юаня.

То есть если у вас падают прибыли в долларах, девальвировав юань, вы, по крайней мере, поддержите прибыль в национальной валюте. А здесь включается важный фактор системной зависимости. Если упадет юань, то снижаться будут практически все валюты развивающихся стран, в том числе и рубль».

В Кремле проблему видят и признают. Помощник президента по экономическим вопросам Андрей Белоусов выделил три главных риска: снизятся темпы развития мировой экономики; начнется отток капитала с развивающихся рынков; и разрушатся правила, по которым устроена мировая торговля. Но каков возможный масштаб последствий? Советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие-брокер» Сергей Хестанов уверен, что конкретные оценки пока не назовет никто: «Пока перипетии переговорного процесса напоминают повышение ставок при очень агрессивном торге. Так что, с вероятностью 90% какое-то соглашение все-таки заключить не удастся. Если же дело дойдет до настоящей полномасштабной торговой войны, то, как минимум, мы увидим повторение экономического кризиса, по масштабу напоминающего 2008 год».

Впрочем, есть и те, кто смотрят на ситуацию с оптимизмом. Во-первых, решение о вводе пошлин несколько раз переносили — оно должно было вступить в силу еще 1 января этого года. Во-вторых, видно, что стороны хотят договориться: крупнейшие торговые партнеры не зря упомянули о встрече на саммите G20. А даже если соглашение не подпишут, для российского бизнеса это станет окном возможностей, считает президент Русско-азиатского союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич: «Отечественные сельхозпроизводители сейчас могут занять для себя новую нишу на китайском рынке. Сейчас они, например, не могут поставлять туда подсолнечник, семечки, подсолнечное масло, так как в Китае их закупают в Америке, в том числе кукурузный шрот для скотины. Это для нас, конечно, очень перспективно и выгодно».

Впрочем, пока реальный товарооборот между США и Китаем не снижается, экономисты говорят, что можно спать спокойно. Агрессивная риторика вызовет лишь краткосрочную, эмоциональную реакцию на рынках. Готова ли Россия к турбулентности? Отвечает глава комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков: «Не думаю, что Россия от этого сильно проиграет. Скорее в целом международная торговля пострадает.

Более того, Китай может все больше переключиться на взаимоотношения с нашей страной.

У нас действительно и бюджет с профицитом, есть и бюджетное правило, которое позволяет поддерживать стабильность, и золотовалютные резервы почти в $500 млрд, которые также являются серьезной "подушкой"».

Поведение Трампа кажется предсказуемым: он начал эту кампанию с экономических успехов: низкой безработицы, рекордного индекса S&P 500, темпов роста выше прогноза. Президент утверждает, что пошлины принесут США $100 млрд в год, а Китай уже чувствует себя проигравшим, и что не надо надеяться на приход к власти демократов, которые отменят его решение. Реакция из Пекина пока поступает более сдержанная. Видимо, там к мировому финансовому рынку относятся более щепетильно.

В Китае пока действуют ответные пошлины на американскую продукцию на $110 млрд в год — это больше 90% импорта из США.

Комментарии
Профиль пользователя