Коротко

Новости

Подробно

Фото: Carlos Barria/File Photo / Reuters

Телефонная трубка мира

Зачем Дональд Трамп звонил Владимиру Путину

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Дональд Трамп подвергся в США жесткой критике за телефонный разговор с Владимиром Путиным, который состоялся в пятницу по инициативе американской стороны. “Ъ” попытался разобраться, зачем президент США позвонил в Кремль, каковы итоги беседы, ставшей самым продолжительным телефонным общением двух лидеров за время правления Трампа, и какое значение она будет иметь для отношений двух стран. По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, после того как спецпрокурор Роберт Мюллер не выявил сговора Дональда Трампа с Кремлем, хозяин Белого дома пытается улучшить отношения с Россией, так как главными угрозами для США считает Иран и Китай.


Новый телефонный разговор Дональда Трампа с Владимиром Путиным прервал многомесячную паузу в российско-американском диалоге на высшем уровне. После первого и пока единственного саммита в Хельсинки в июле прошлого года в отношениях двух президентов произошел откат. Их вторая встреча, планировавшаяся в ноябре прошлого года на саммите G20 в Аргентине, не состоялась: из-за инцидента в Керченском проливе ее отменил президент США.

В этой ситуации состоявшийся в минувшую пятницу полуторачасовой марафон телефонной дипломатии стал самым неожиданным событием в отношениях двух стран за все время правления нынешней администрации.

Предельно широкая повестка включала в себя обсуждение ситуации в Венесуэле, на Украине, на Корейском полуострове, перспектив заключения ядерного соглашения между США, Россией и Китаем, а также путей увеличения объема российско-американской торговли.

Еще одной темой, как сообщила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс, стал краткий обмен мнениями по вопросу об итогах расследования спецпрокурора Мюллера, так и не выявившего сговора Дональда Трампа с Кремлем.

При этом администрация в Вашингтоне и лично Дональд Трамп приложили все усилия, чтобы сделать предмет новых переговоров с Владимиром Путиным максимально публичным.

Подробным изложением содержания беседы, которое обнародовала госпожа Сандерс, дело не ограничилось.

Сам Дональд Трамп в течение двух дней продолжал активно комментировать итоги своих переговоров с Владимиром Путиным. Отвечая на вопросы журналистов после встречи с премьер-министром Словакии Петером Пеллегрини, он напомнил, что в улучшении отношений с Россией нет «ничего плохого».

Вопреки утверждениям спецслужб США, неоднократно предупреждавших, что после президентских выборов 2016 года Россия намерена «вмешаться» и в предстоящую избирательную кампанию 2020 года, Дональд Трамп заявил, что поверил словам Владимира Путина о том, что Кремль никогда не делал этого.

«Президент Путин сказал что-то о том, что это началось с горы, а закончилось мышью. Он… с самого начала знал, что там не было никакого сговора»,— сообщил президент США.

В Белом доме позднее уточнили, что Владимир Путин «смеялся и хихикал», отвечая на вопрос о российском вмешательстве в избирательную кампанию.

Наибольшее внимание лидеры двух стран уделили кризису в Венесуэле, где на прошлой неделе группа военных предприняла неудачную попытку госпереворота. Венесуэла станет одной из главных тем переговоров главы МИД РФ Сергея Лаврова и госсекретаря США Майка Помпео, которые пройдут 6–7 мая в рамках министерского заседания Арктического совета в Хельсинки.

До разговора президентов Трампа и Путина позиции сторон по Венесуэле выглядели непримиримыми. Майк Помпео заявил, что Россия играет «дестабилизирующую» роль в этой стране. В свою очередь, Джон Болтон не скрывал возмущения присутствием в Венесуэле российских военных. «Это наша сфера влияния, и там не должны вмешиваться русские. Это ошибка с их стороны. Это не приведет к улучшению отношений»,— предупредил он.

На этом фоне заявления самого Дональда Трампа о ситуации в Венесуэле и роли России прозвучали резким диссонансом с высказываниями ключевых членов его команды. Так, по словам президента США, Владимир Путин заверил его, что «не собирается вмешиваться» в кризис в Венесуэле. «Он не собирается вообще участвовать в событиях в Венесуэле, помимо того что он бы хотел, чтобы в Венесуэле произошло что-то позитивное»,— сообщил Дональд Трамп.

Господин Трамп напомнил о телефонном разговоре с Владимиром Путным в субботу, написав в Twitter, что он видит «невероятный потенциал для хороших / великолепных отношений с Россией».

Беседа двух лидеров происходила считаные недели после того, как спецпрокурор Роберт Мюллер представил свой доклад о предполагаемом вмешательстве России в выборы президента США в 2016 году, не выявив сговора Дональда Трампа с Кремлем. Впрочем, противники Дональда Трампа не успокаиваются. Переговоры лидеров двух стран состоялись в самый разгар нового скандала: выступая на слушаниях в Конгрессе США, генпрокурор Уильям Барр фактически признал, что он принял решение не предъявлять президенту США обвинения в воспрепятствовании правосудию вопреки выводам, изложенным в докладе Роберта Мюллера. Позднее глава Минюста не пришел на слушания в юридическом комитете Палаты представителей, посвященные «российскому расследованию», после чего в Конгрессе призвали к отставке генпрокурора.

По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, своим разговором с Владимиром Путиным глава Белого дома попытался проверить, насколько серьезное сопротивление ему все еще способны оказать его оппоненты в преддверии начинающейся новой президентской гонки в США.

Кроме того, глава Белого дома пытается пересмотреть предыдущую концепцию «оси зла», в которую в Вашингтоне изначально включали Россию, Китай, Северную Корею и Иран. «Дональд Трамп действительно хочет улучшить отношения с Россией, так как настоящими угрозами для США он считает Китай и Иран. Дождавшись публикации доклада Мюллера, он решил выйти на связь с Кремлем. Разговор пока не вызвал той бурной реакции, какую он мог бы вызвать до того, как Роберт Мюллер сделал однозначное заключение об отсутствии сговора между кампанией Трампа и Кремлем»,— пояснил “Ъ” профессор Американского университета в Вашингтоне Антон Федяшин.

«После провала саммита в Хельсинки накопилось много проблем, особенно вокруг венесуэльского кризиса. Пока демократы в Конгрессе носятся за генпрокурором, Дональд Трамп рассчитывает добиться каких-нибудь прорывов во внешней политике, учитывая, что США уже переключились на президентскую кампанию 2020 года. Он надеется на какой-нибудь дипломатический прорыв, который ему может помочь достичь Россия, даже если это не будет прорывом непосредственно в российско-американских отношениях»,— резюмирует эксперт.

Схожего мнения придерживается главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев. «Переговоры Дональда Трампа и Владимира Путина стали еще одной иллюстрацией нынешнего состояния российско-американских отношений, которое можно определить как личностно-государственную асимметрию. На фоне деградации межгосударственных отношений между лидерами двух стран сохраняется "личная химия". Еще один фактор, который подталкивает Дональда Трампа к выполнению одного из своих предвыборных обещаний 2016 года,— продолжающееся российско-китайское сближение, категорически не устраивающее Вашингтон. Глава Белого дома рассчитывает, что Москва несколько дистанцируется от Пекина в случае нового сближения с Вашингтоном»,— считает Владимир Васильев.

Впрочем, директор ИМЭМО РАН Федор Войтоловский не видит особых предпосылок для нормализации российско-американских отношений и пересмотра американской концепции «оси зла» с последующим удалением из нее России.

«Более уместно говорить о том, что Дональд Трамп будет и дальше придерживаться по отношению к России и Китаю политики "двойного сдерживания". По версии Вашингтона, Москва своими действиями в разных регионах мира — от Ближнего Востока до Латинской Америки — нарушила существовавшую ранее монополию США на применение силы, поэтому военное сдерживание России останется одним из приоритетов. Однако при этом российский рынок не представляет для США особого интереса. В свою очередь, Китай — это экономический конкурент, который остается привлекательным рынком и при этом представляет собой долгосрочную угрозу»,— резюмирует Федор Войтоловский.

Сергей Строкань; Кирилл Белянинов, Вашингтон


Комментарии
Профиль пользователя