Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

К тыловику подкрались с трех фронтов

Ихтияр Уразалин рассказал о своих недоброжелателях в ФСБ, СК и полиции

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 12

В Нижегородском райсуде допросили бывшего тыловика нижегородской полиции Ихтияра Уразалина, обвиненного в причастности к передаче взятки из изъятых у обнальщиков денег-вещдоков. Отставной полковник, арестованный еще осенью 2017 года, вину не признал. По его словам, уголовное дело на основе ложных показаний его подельника Иосифа Дрица сфабриковали в областном управлении Следственного комитета и УФСБ, сотрудники которого разрабатывали тыловика с 2012 года, «как казахского шпиона». На следствии бывший начальник тыла отрицал знакомство с Дрицем, но в суде сообщил, что тот был его хорошим знакомым. От своих прежних показаний, в том числе о мести «голубого лобби» в областном управлении МВД, Ихтияр Уразалин отказываться не стал, назвав их версиями, которые так и не удосужилось проверить следствие.


Напомним, бывшего начальника службы тыла ГУ МВД по Нижегородской области Ихтияра Уразалина обвинили в посредничестве во взяточничестве на основе показаний Иосифа Дрица: занимающийся авторынком коммерсант хорошо известен в полицейских кругах еще со времен Волго-Вятского РУБОПа. По версии следствия, в 2015 году через Ихтияра Уразалина господин Дриц договаривался со следственной частью о том, чтобы в следственной части ГСУ прекратили уголовное дело против группы обнальщиков Максима Осокина, разблокировав счета его фирм и вернув вещдоки. Последний за это якобы оставил в полиции изъятые при обысках 40 млн руб. наличными, под расписку о получении денег вывезя мешки, набитые бумагой.

Ихтияр Уразалин на допросе рассказал, что никакого преступления он не совершал, Осокина не знал и, как тыловик, не имел никакого отношения к расследуемым в ГСУ уголовным делам и доступа в комнату хранения вещдоков. По словам обвиняемого, Иосиф Дриц оговорил его, так как в противном случае сотрудники ФСБ его бы арестовали, а «а в 68 лет заезжать в СИЗО тяжело». По словам арестованного тыловика, к нему в изолятор приходили оперативники спецслужбы и уговаривали дать показания на тогдашних заместителя начальника ГСУ Альберта Витушкина, начальника ГУ МВД Ивана Шаева и заместителя прокурора области Евгения Денисова: якобы они поделили наличные обнальщиков между собой. За эти показания арестанта обещали освободить, но Ихтияр Уразалин, по его словам, «не может наговаривать то, чего не было», как его подельник. Тыловик также напомнил, что Иосиф Дриц заключил досудебное соглашение с прокурором, согласившись изобличить всех вышеупомянутых силовиков, но соглашение в итоге было расторгнуто, так как доказательств их вины найдено не было.

Тыловик напомнил, что изначально его арестовали за мошенничество, связанное с хищением хранившихся в полиции денег-вещдоков, но затем «эта статья куда-то исчезла». Уголовное дело по ней прекратили, право на реабилитацию ему не предоставили, следователь «промямлил что-то неясное», а суд не принял иск от адвоката на действия следствия. «Я хочу обратиться к прокуратуре и суду, пусть мне разъяснят, куда делась 159-я статья? По ней не только меня арестовали, но и имущество моих родственников в Астраханской области. Мне потребовалось дойти до Верховного суда, чтобы доказать, что родственники тут ни при чем. А СК, показав их дома, которыми они по 20–30 лет владеют, раструбил, что я коррупционер», — посетовал бывший тыловик.

По версии Ихтияра Уразалина, его уголовное дело было полностью сфабриковано в региональных управлениях ФСБ и СК, которым не удалось доказать его вину по предыдущему делу о якобы имевших место хищениях при достройке корпуса Нижегородской академии МВД. По мнению арестанта, в спецслужбе давно имеют к нему предвзятое отношение, следя за ним и прослушивая переговоры с 2012 года в рамках оперативных разработок о государственной измене. «Я позже узнал, что меня слушали как некоего казахского шпиона. У нас что, Россия с Казахстаном в состоянии войны находятся? Их спецслужбы не работают друг против друга», — спросил Ихтияр Уразалин, сообщив, что, по запросу его адвоката, документы об основаниях слежки за ним в УФСБ не предоставили, сославшись на то, что они уничтожены за истечением сроков хранения.

Вернувшись к своему уголовному делу, он сообщил, что прослушка ФСБ в течение нескольких лет не выявила никакого компромата. В материалах дела есть записанный звонок: Ихтияр Уразалин в день выдачи мешков с деньгами Максиму Осокину распорядился, чтобы побыстрее нашли сотрудницу, ответственную за камеру хранения вещдоков, и привели ее к Альберту Витушкину. Обвиняемый сообщил, что это было обычное рабочее распоряжение в рамках содействия другим службам, которых он за сутки отдавал десятками. В данном случае он позвонил по просьбе начальника ГСУ, сославшегося на «какие-то неотложные следственные действия», и вскоре забыл про этот рутинный звонок.

Также Ихтияр Уразалин на суде признал свое знакомство с Иосифом Дрицем, который дает на него показания (на следствии бывший тыловик говорил, что не знает этого человека). По словам обвиняемого, с коммерсантом его познакомил предыдущий начальник тыла Анатолий Коротаев, представив как «хорошего человека». Господин Дриц помогал Ихтияру Уразалину с «инвесторами», когда тыловик баллотировался в главы района у себя на родине, но в конце концов «достал звонками» о трудоустройстве в органы бывшего оперуполномоченного Михаила Абрамычева (его также допрашивали свидетелем по уголовному делу). Отказ признавать свое знакомство с Иосифом Дрицем Ихтияр Уразалин объяснил линией защиты: он хотел посмотреть, как оговоривший его человек будет выпутываться из этой ситуации. В итоге следствие потратило немало сил для допроса множества свидетелей, подтвердивших факты общения полковника и коммерсанта.

Также своей линией защиты обвиняемый объяснил и свои показания на предварительном следствии. Прокурор зачитал несколько протоколов допроса Ихтияра Уразалина, где обвиняемый сначала объяснял возбуждение уголовного дела конфликтом с полковником-гомосексуалистом, из служебной квартиры которого он выселил иногороднего любовника и довел эту ситуацию до генерала Шаева. Потом, называя фамилии куратора оперативной работы Бережного, начальников УБЭП Овчинникова и управления собственной безопасности Стрельникова, тыловик утверждал, что против него работала целая коррумпированная группа сотрудников УМВД, действовавшая «под административным прикрытием» полпреда Михаила Бабича. В очередном протоколе Ихтияр Уразалин описывал персоналии уже двух коррумпированных групп, внештатными агентами которых, по его мнению, работали Максим Осокин и Иосиф Дриц (последний еще со времен ОБХСС). К немалому удивлению гособвинителей, Ихтияр Уразалин в целом подтвердил все свои ранние показания, подчеркивая, что следствие отказалось проверять его доводы. Допрос второго обвиняемого, Иосифа Дрица, суд планирует начать 16 мая.

Роман Кряжев


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя