Коротко

Новости

Подробно

Прыжки на шестом-3

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 28

       75% акций Московской независимой вещательной корпорации переходит к новому владельцу*. О подробностях сделки обозревателю "Власти" Арине Бородиной рассказали ее участники — член совета директоров МНВК Игорь Шабдурасулов и гендиректор группы "Видео Интернешнл" Сергей Васильев.
       Московская независимая вещательная корпорация (МНВК) — обладатель лицензии на вещание на шестом метровом телеканале. 75% акций МНВК контролировал Борис Березовский. Со стороны МНВК переговоры о продаже вел Игорь Шабдурасулов, который управляет этим акциями по генеральной доверенности. От лица покупателей переговорщиком выступало некоммерческое партнерство "Росмедиаком", учредителем которого являются ВГТРК, Сбербанк и Внешэкономбанк. Объявлено, что продавец "живых" денег не получит — новые собственники лишь берут на себя долги компании в сумме более $60 млн.
       

ФОТО: ПАВЕЛ СМЕРТИН
Игорь Шабдурасулов (на фото) и Сергей Васильев (снизу) по-разному оценивают сделку с МНВК. Но в одном они едины: оба стесняются назвать настоящего покупателя
Игорь Шабдурасулов: я считаю огосударствление медийных структур негативным явлением
       — Когда начались переговоры о продаже МНВК?
       — В конкретную стадию они перешли месяца полтора назад.
       — Еще до отключения от эфира ТВС?
       — Естественно.
       — Утверждают, что вы лично получили за работу и проведение сделки по МНВК около $10 млн.
       — Нам нечего скрывать. Ни я, ни Павел Черновалов (председатель ликвидационной комиссии МНВК — Ъ) не получили за это ни копейки.
       — А вам все равно было, кому продавать МНВК?
       — Мне было не все равно. Я не считал правильным осуществлять эту сделку с государственными структурами или структурами, аффилированными с государством.
       — Но ведь именно так и получилось.
       — Вы правы, почти так и получилось — к сожалению для меня. Поэтому я не скрывал и не скрываю, что в принципе к такому партнеру по сделке отношусь негативно. Я считаю факт огосударствления медийных структур негативным явлением. Но ведь через голову перепрыгнуть иногда не удается. У меня начинались переговоры и с крупными медийными структурами, тоже проявлявшими интерес к этому активу, но негосударственными. Но дальше общей заинтересованности дело не пошло. А время шло, и когда на горизонте возникли нынешние партнеры, они оказались наиболее обязательными.
       — С вами вел переговоры Александр Решетняк, гендиректор "Росмедиакома". Он самостоятельная фигура или он представлял чьи-то интересы?
       — Он был уполномочен теми людьми, которых я хорошо знаю и в полномочиях которых я не сомневаюсь.
       — Вы имеете в виду министра печати Михаила Лесина?
       — Я имею в виду только то, что сказал.
       — Почему вы не хотите назвать имена людей, заинтересованных в покупке МНВК?
       — Насколько я могу судить, это не один человек, а целая группа. Когда ведешь переговоры, кто-то не возражает, чтобы его обозначили, а кто-то не хочет, чтобы его упоминали. И если кто-то говорит, что не хочет, какое право я имею опровергать или подтверждать чьи-либо предположения?
       — Но, объявляя о сделке, вы все равно назвали вполне определенные компании, в том числе "Видео Интернешнл". За ней просматриваются интересы министра печати, интересы ВГТРК. Есть еще какая-то группа заинтересованных?
       — Насколько я понимаю, тот состав консорциума, который я обозначил ("Росмедиаком", Сбербанк, Внешэкономбанк, "Видео Интернешнл" — Ъ), далеко не исчерпывающий. Более того. После того как я упомянул названия этих компаний, тут же получил несколько звонков: "Игорь Владимирович, мы удивлены и ничего не знаем о том, что мы участники этой сделки". На что я сказал: "Ребята, у меня нет этой информации. Но я поинтересовался, кто является участниками сделки, чтобы озвучить это для общественности, и господин Решетняк мне назвал эти компании. А правда это или нет, мне неинтересно".
       — В "Видео Интернешнл" упорно утверждают, что они не покупатели, а лишь консультанты по сделке.
       — На каком-то этапе в числе участников переговоров я общался с руководителями "Видео Интернешнл", которых, как вы понимаете, я знаю сто лет. Поэтому когда среди участников сделки мне назвали "Видео Интернешнл", я воспринял это нормально. Но проверять этого не буду и не хочу.
       — Зачем "Росмедиакому" нужна частота МНВК?
       — Еще никому не мешал достаточно хороший и чуть ли не последний телевизионный ресурс на метровой частоте. Если все будет нормально, перспектива у телевизионного бизнеса очевидна. Рекламный рынок динамично растет. Кроме того, судебные решения в пользу МНВК (компания доказала незаконность отключения канала ТВ-6 от эфира.— Ъ) заставляют все стороны выходить из неловкого положения с наименьшими потерями для репутации. Ведь очевидно, что в отношении МНВК была допущена судебная ошибка.
       — "Спорт" надолго останется на шестом канале?
       — Мне кажется, с количеством спорта получился перебор. Но останется "Спорт" на шестом канале или нет, зависит от наличия денег на его содержание и государственного решения. Поступит решение, что спорт — это наше все,— так все и останется. Или верх возьмет бизнес-решение — посчитают потенциальные доходы от рекламы от спортивного канала и, к примеру, от развлекательного. Не надо быть сильного ума, чтобы понять, что развлекательный приносит больше денег. Тогда спорт могут развернуть на дециметровый канал.
       
ФОТО: АЛЕКСЕЙ МЯКИШЕВ
Сергей Васильев
Сергей Васильев: я не согласен, что государство монополизирует медиарынок
       — Какова роль "Видео Интернешнл" в покупке 75% акций МНВК?
       — С покупкой мы никак не связаны. Но мы помогали покупателю полезными советами. Мы выступали в качестве консультантов. Возможно, в дальнейшем мы будем выступать в проекте как участники бизнеса, продавая рекламу.
       — Но Игорь Шабдурасулов назвал вас в числе покупателей МНВК. Он также утверждает, что в процессе переговоров встречался с руководителями "Видео Интернешнл".
       — Может, Шабдурасулов с кем-то и встречался, но точно не со мной. И я не слышал, чтобы он встречался с Заполем (Юрий Заполь, президент группы "Видео Интернешнл".— Ъ) или еще с кем-то из моих коллег. Мы отвечали на вопросы потенциальных владельцев про то, сколько может заработать канал, сколько следовало бы на него потратить, какие экономические последствия может повлечь за собой та или иная конфигурация. В этом плане мы действительно участники.
       — Получается, что или вы, или Шабдурасулов говорите неправду?
       — Нужно спросить у Шабдурасулова. Я с ним не встречался. Может Заполь встречался где-то втихаря, но я ничего об этом не знаю.
       — Кого вы в этой сделке консультировали?
       — "Росмедиаком" и ВГТРК.
       — То есть ВГТРК — участник сделки?
       — Ну, канал "Спорт" и "Росмедиаком" учреждены в том числе и ВГТРК. Кроме того, мы много лет являемся экономическим партнером ВГТРК.
       — Какие же советы вы давали "Росмедиакому"?
       — Нас спрашивали, будет ли спортивный канал, работающий на шестой кнопке, экономически эффективным. Мы излагали нашу позицию: экономически это оправданный проект. Специализированное телевидение такого рода может быть экономически очень выгодно.
       — Если шестой канал имеет хорошие перспективы, почему вы не хотите стать владельцами МНВК?
       — Мы не можем быть совладельцами телевизионных каналов. Для нас важно даже не то, как это воспримут в общественном мнении, а как к этому отнесутся владельцы тех каналов, с которыми мы работаем. Так что акционерами мы не станем.
       — Недавно в интервью "Власти" вы говорили, что наиболее выгодным для "шестерки" будет формат киноканала или развлекательного телевидения. Вы не советуете новым владельцам перепрофилировать канал?
       — Они хотят делать спортивный канал и рассматривают данную ситуацию как наименее конкурентную.
       — Как вы относитесь к появлению на шестой кнопке информационного канала при участии ВГТРК? О такой возможности сейчас активно говорят на медиарынке.
       — Информационный канал вряд ли будет экономически эффективным. Эффективность специализированного канала — это соотношение доходов с расходами, которые требуются на его функционирование. При создании канала могут преследоваться не только экономические цели, а политические, идеологические, какие угодно... С точки зрения экономики, я не верю, что сегодня информационный канал может окупаться.
       — А зачем вообще нужна была покупка МНВК "Росмедиакому"? Зачем вам нужно было их консультировать?
       — Наше участие в подобных процессах увеличивает наш вес и укрепляет наши позиции на рынке. Позиции, конечно, у нас и так сильные, но если вы не занимаетесь их поддержанием, рано или поздно они начнут ослабляться. А покупка МНВК для "Росмедиакома" — весьма удачная бизнес-ситуация. Рост рекламного рынка продолжается, и вполне логично, что в динамично развивающемся секторе экономики пытаются поучаствовать разные игроки.
       — А не многовато ли государству телеканалов?
       — Что значит многовато? Насколько я знаю, позиция Минпечати направлена на то, что количество государственных средств массовой информации должно сокращаться.
       — Вот именно. Но министр Лесин говорит о сокращении государственных СМИ, но их, напротив, становится больше.
       — Негосударственные медиа растут быстрее, чем государственные. Другое дело, что государственные крупнее, и сегодня они представляют основной интерес в том числе и для рекламодателей. Но я не согласен с тем, что государство монополизирует медиарынок.
       — А вам известно, какова роль в этой сделке господина Лесина? Многие напрямую связывают дальнейшую судьбу шестого канала с его бизнес-интересами.
       — У министра не может быть бизнес-интересов.
       — Но он участвовал в переговорном процессе по поиску новых владельцев МНВК?
       — У меня нет такой информации. Я думаю, что он, как человек активный и министр активный, участвующий во всех процессах, которые происходят вокруг наших средств массовой информации, приложил к этому руку. Но информации о том, чтобы он договаривался о каких-то условиях по МНВК, у меня нет.
       

Комментарии
Профиль пользователя