Коротко

Новости

Подробно

Фото: EPA-EFE / Vostock Photo

Все дороги ведут — куда?

Почему Китаю не отвертеться от лидерства

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

Никакой успех не бывает безнаказанным; это особенно заметно по тому, что произошло после недавнего пекинского форума «Один пояс, один путь».


Дмитрий Косырев


Дело не в самом этом помпезном мероприятии, с присутствием 5000 делегатов от полутора сотен стран (а всего таковых, напомним, менее 200). И не в посещении форума почти 40 высшими лидерами государств. В конце концов, никто не сомневается: что-что, а грандиозные форумы китайцы проводить умеют.



Формула успеха тут вот какая — если раньше официальных партнеров Китая в «поясе и пути», то есть глобальном проекте по созданию новой инфраструктуры мировой торговли, было 124, то сейчас подсчеты колеблются от 127 до 150. Но главное, если накануне кто-то очень надеялся на дезертирство из проекта нескольких ключевых стран, то надеялся зря. Никто не ушел, но многие пришли.

Именно после форума стало ясно, что ситуация в мире окончательно вошла в стадию выяснения того, кто в этом мире лидер. У кого есть программа будущего, разделяемая десятками стран на разных континентах, а у кого — ничего похожего.

Или ничего настолько популярного. Хлынул настоящий вал комментариев с общим смыслом: американо-китайское соперничество теперь надолго и очень всерьез и оно не двустороннее (в виде конкуренции в торговле и технологиях двух крупнейших мировых экономик), а уже глобальное. И как раз «пояс и путь» все прояснил до предела.

Лучшая цитата на эту тему принадлежит индийскому американцу Амару Бхаттичарье (Институт Брукингса, Вашингтон). Все дороги в Римской империи вели в Рим, напоминает он. А сейчас, когда Китай обзавелся десятками партнеров из Азии, Африки, Европы и Латинской Америки и с ними обновляет или строит порты, шоссе, железные дороги и прочие сооружения, то куда все эти дороги будут вести и уже ведут? И тогда что останется от путей, которые совсем недавно вели исключительно в Вашингтон (ну и в прочие столицы западной группы государств)?

Можно, конечно, долго разбираться — как это произошло, как подавляющая часть мировых лидеров читали на площадках типа ООН бесполезные речи о долговой ловушке Запада и фатальной привязке к единственному мировому центру власти и финансов, а потом, как только появилась альтернатива, немедленно ею воспользовалась. Кстати, и сейчас они сидят в долговой ловушке именно у «старых» источников финансирования типа МВФ, а роль Китая на мировых финансовых рынках в несколько раз меньше. В любом случае грандиозную программу обновления торговой инфраструктуры могли бы предложить и профинансировать именно западники, однако этого не случилось.

Кто-то думал, что США и Китай вот-вот заключат торговое соглашение (после долгих месяцев угроз и вполне реального введения таможенных тарифов на товары друг друга), и на этом все успокоится. Но, по оценке Ричарда Тернелла из финансовой компании BlackRock, теперь конкуренция США и Китая — это уже не торговый спор, это конкуренция в политике, идеологии и военной сфере.

Стороны разводятся и делят имущество (прежде всего зарубежные рынки). Инвестиции китайского бизнеса в США упали вдвое по сравнению с 2016 годом (до 3 млрд долларов). Ну и происходят всякие мелочи типа того, что в прошлом году в США закрылось 10 Институтов Конфуция (где студенты изучали китайский язык и культуру), и бушует визовая война для исследователей и прочих ученых с обеих сторон.

Хотя — а мелочи ли это? Посмотрим внимательнее на цитату из Тернелла — конкуренция в идеологии? А это о чем?

И вот здесь надо упомянуть, что самое интересное из происшедшего в последние недели вокруг программы «Один пояс, один путь» — это вовсе не упомянутый грандиозный пекинский форум на высшем уровне. Дело в том, что он не один. Есть еще камерные форумы «пояса и пути», уже на экспертном уровне, одни прошли в Китае накануне, другие еще предстоят. По моим подсчетам, их получается 27. И речь на них в целом идет именно об идеологии, вырастающей из проекта «Один пояс, один путь».

Более того, очень похоже, что инициатива здесь исходит не от Китая, а наоборот — от десятков его партнеров. Сам же Китай… тут сложная история. Китайцы не любят бросать кому-то вызовы и говорить прямым текстом. Вся история «пояса и пути» тому свидетельство.

Напомним, само происхождение термина «пояс и путь» отсчитывается от беседы нынешнего китайского лидера Си Цзиньпина с Нурсултаном Назарбаевым в 2013 году. Идея была весьма общая, по принципу «давайте начнем и посмотрим, что получится». Главное — что китайская идеология проекта отличалась демонстративным отсутствием идеологии. Только бизнес. Китай превратился в производственный цех планеты, но зависит по сути от одного морского пути — Малаккского пролива, который в случае чего легко перекрыть. Значит, его товарам надо построить несколько новых, дублирующих друг друга путей через всю Евразию (а потом за эту идею схватились африканцы, дальше присоединились латиноамериканцы). Эти пути обновят экономику стран-участников и создадут там множество рабочих мест. Всем будет хорошо.

Что же касается политических требований к участникам проекта, не говоря об идеологии, то таковых не должно быть — просто потому, что это монополия Запада. Китай этим не занимается. Он торгует. А заодно учитывает, что вот за эти-то идейно-политические нагрузки к проектам и кредитам Запад и не любят. Значит, надо делать ровно наоборот, не повторяя чужих ошибок.

Так вот, безыдейности не получилось. И, судя по программам или названиям тех из 27 форумов, о которых мне известно, это не Китай навязывает партнерам какие-то свои идеи. Это они буквально вынуждают Пекин превратить чисто коммерческую, пусть и грандиозную, затею в альтернативный, незападный проект будущего.

Традиции разных цивилизаций по части госуправления. Мировая журналистика, не завязанная на стандарты горстки агентств и медиакомпаний. Конкуренция самых разных ценностей и идеалов. Вот это и еще многое другое хотят обсуждать эксперты из каких угодно стран вдоль всяких путей и поясов. Китайские хозяева мозговых штурмов (судя по тому, что я слышал о тех форумах, что уже прошли) не активничают, зато тщательно все записывают. И даже, признаем, недоумевают: чего от нас хотят?

То, что завтрашний мир будет незападным, всем уже ясно. Но пока что никто не мог точно сказать, а каким же он тогда будет. Китайским — вряд ли, хотя бы потому, что Китаю это не надо. И вот сегодня мы наблюдаем попросту шквал размышлений с разных континентов на тему о будущем, а чем все подобные размышления кончатся — непонятно.

Кстати, все это уже было — в эпоху конкуренции Запада и советского блока, и дискуссии идут во многом знакомые. Разница лишь в том, что СССР тогда мучительно и безуспешно пытался стать лидером этой «мировой альтернативы», а Китай сегодня всеми силами старается таким лидером не быть. Но у него тоже не получается…

Комментарии
Профиль пользователя