Коротко

Новости

Подробно

Джаз — это целая вселенная

Мина Агосси о свободе, импровизации и русских корнях

от

Хороший джаз — то что надо, чтобы проснуться от зимней спячки и вновь почувствовать радость бытия. Концерт титулованной француженки Мина Агосси в центре культуры и отдыха «Победа» подарил зрителям чистый драйв свободной импровизации в сочетании с виртуозным владением самыми разными стилями, от классического спиричуэлса до мощного рока.


- Дорогая Мина, как сложилась ваша программа для новосибирской публики?

- Конечно, я выбрала несколько песен со своего последнего, тринадцатого по счету, альбома «Африка», посвященному моей родине. Кстати, не все помнят о мощном российском влиянии в Бенине, который стал единственной бывшей французской колонией, выбравшей СССР в качестве партнера. На улицах бенинских городов до сих пор можно встретить русскоязычные надписи, бенинцы и сейчас продолжают любить и уважать Россию, которая помогла стране возродить экономику. Когда-то я мечтала о русском муже, и сейчас я ношу в сумочке самоучитель русского языка, так что визит в Россию для меня всегда радость и в каком-то смысле возвращение к истокам. Мне уже приходилось бывать в Новосибирске в 2007 году, и могу сказать, что за эти годы город изменился к лучшему.

- Приятно слышать, но вернемся к музыке.

- Никогда не выступаю по готовому сценарию, ведь даже на моих дисках обычно больше половины — импровизация. Тем более живой концерт, когда я вижу публику, чувствую ее настроение, живую реакцию и принимаю решения экспромтом. Конечно, это кошмар для моих музыкантов, зато они всегда в тонусе, и такие концерты получаются самыми лучшими.

- Сибирская публика слушает вашу музыку по-особенному?

- Мы благодарны зрителям, которые особенно тепло встречают нас во время сибирского турне, даже несмотря на то, что со мной только двое музыкантов, гитара и ударные. Но даже в этом небольшом составе мы стараемся показать самое лучшее. Я довольно часто выступаю в Москве, обычно в составе проекта Ансамбль 4'33" замечательного музыканта и композитора Алексея Айги. Это серьезная музыка и большое шоу с виолончелью, фортепиано и духовыми, и я очень ценю это сотрудничество. Зато на гастролях радуюсь возможности в полной мере показать собственный репертуар.

Фото: Алексей Школдин

«Когда-то я мечтала о русском муже, и сейчас я ношу в сумочке самоучитель русского языка»

- С чего началась ваша музыкальная карьера?

- Я училась в университете на отделении прикладной лингвистики, и однажды в баре заслушалась игрой блюзового саксофониста, который играл под аккомпанемент драм-машины. Так и стояла, раскрыв рот, а он подумал, что я хочу подпевать. Как ни отпиралась, он заставил меня попробовать петь и сразу дал четыре отрывка для разучивания: «Скоро у тебя будет концерт в пиццерии в Дижоне». Это был совершенно сумасшедший блюзовый старт на родине дижонской горчицы! Мне так понравилось петь, что я бросила учебу, мы сели в машину и отправились в музыкальное путешествие по Европе. Самое интересное, что это не была любовная история, Эдди был моим учителем и другом. Мы колесили, где хотели, играли в самых необычных местах.

- Помните самое странное место?

- Это было в швейцарской тюрьме Валлорб для преступников, отбывающих пожизненное наказание, которые имеют право послушать один концерт в год. Не так-то много было желающих дать концерт в тюрьме! Когда мы выступали перед заключенными, один из зрителей был одет в костюм и бабочку. Это был особенный концерт.

- Что было дальше?

- Я осознала, что мне уже не хватает блюзов из багажника. В конце концов, не для того я бросила престижный факультет, чтобы стать какой-то там певицей, я должна была стать лучшей. Было немного рока, потом я сконцентрировалась на новоорлеанском стиле, затем изучила все периоды развития джаза в хронологическом порядке, овладела разными направлениями и начала писать свою музыку. Такой системный подход встречается у музыкантов не слишком часто, он позволили мне завоевать уважение джазового сообщества, которое традиционно остается очень мужским миром. Женский вокал до сих пор считают лишь милым украшением, и этот стереотип надо было сломать или перерасти. Теперь я сочиняю и играю свою музыку, а все эти господа помогают мне на сцене и в студии звукозаписи.

- Кто ваши любимые джазовые музыканты?

- Джазовая музыка — целая вселенная, бесконечная и разнообразная, мне приходилось сотрудничать со многими выдающимися музыкантами. Первым назову, пожалуй, великолепного Ахмада Джамала: достаточно сказать, что однажды он отказался от концерта с самим Майлзом Дэвисом, потому что сразу две звезды на сцене это уже слишком. Назову еще одного прекрасного музыканта, с которым мне посчастливилось работать, это саксофонист Арчи Шепп, чье творчество несет в себе настоящий дух фри-джаза. Тед Керсон и Чарльз Мингус научили меня тому, что такое настоящий джазовый ансамбль.

- И напоследок сибирский вопрос: вам нравится снег?

- Конечно! Хоть я и не катаюсь на лыжах, но люблю смотреть на снег, он прекрасен. В Париже этой зимой трижды был снегопад, мы очень радовались. Зато Сибирь встретила хорошей погодой. Желаю вам хорошей музыки и солнечных весенних дней!

Анна Огородникова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя