Коротко

Новости

Подробно

Фото: Bullit Marquez / AP

«Они будут созданы для бывших боевиков-исламистов»

Интервью

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Чего на Филиппинах ждут от российских инвесторов и кто реально заинтересован в их проектах, “Ъ” рассказал министр сельского хозяйства страны Эммануэль Пиньоль.


— В конце марта вы посетили Москву. С какой повесткой?

— Вскоре после визита в мае 2017 года (тогда делегация президента Родриго Дутерте вынуждена была экстренно прервать визит из-за нападения исламистов на город Марави.— “Ъ”) мы наблюдали резкое потепление отношений между РФ и Филиппинами. До такой степени, что в какой-то момент президент России Владимир Путин пообещал купить филиппинских товаров на $2,5 млрд. Это был большой для нас объем, и мы стали думать, как получить доступ на российский рынок, как сделать так, чтобы эти деньги достались нашим фермерам. Провели переговоры с Министерством сельского хозяйства РФ, и они уже открыли доступ для продукции нашей рыбной промышленности. Три компании уже получили разрешение на экспорт в Россию. Мы еще ничего не поставили, но разрешение уже получено.

— Но это было в прошлом году, а что в этом?

— Теперь же мы прибыли для того, чтобы закупить из России удобрения. Наш президент хочет так поддержать филиппинских фермеров, российские удобрения очень хорошие, и мы хотели бы их закупать.

— Что производят компании, которые получили разрешение на экспорт продовольствия в Россию?

— Рыбу, особенно тунец, бананы, ананасы, кокосы. Поставки кокосов нас особенно интересуют, это сейчас главный наш экспортный товар, у нас огромные урожаи. Мы пытаемся сейчас найти новые рынки, особенно в России и Восточной Европе.

— Каковы результаты переговоров с Минсельхозом?

— Это была продуктивная встреча. Я встретился с замминистра Сергеем Левиным, мы заявили о желании участвовать в продовольственной выставке в Москве в сентябре.

— Удалось найти поставщика удобрений?

— Да, конечно. Мы встретились с руководством компании «Продинторг», ее гендиректором Михаилом Потаповым, который заверил, что будет работать над нашим предложением. Он спросил: «Сколько вам нужно? Сможете взять 100 метрических тонн?» Я ответил, что нам нужен 1 млн. Мы, конечно, застали его врасплох. И надо понимать, что мы готовы приобретать этот объем каждый посевной сезон. Я говорил об этом замминистра. Если удастся договориться, это может стать наиболее серьезной сделкой между нашими странами.

— Сколько вы готовы потратить на закупки удобрений?

— Мы рассматриваем возможность ежегодно закупать их на $1 млрд в год.

— Планируете ли вы встречаться с другими поставщиками удобрений? В России их немало.

— Мы планируем начать с межправительственного уровня. Если российское правительство не сможет предоставить нам достаточно удобрений, мы обратимся к частным компаниям.

— Что планируете продавать?

— Мы хотели бы продать здесь продукты кокосовой промышленности. Главная проблема: никто в России не знает про кокосы. Многие даже думают, что кокосовое масло подобно пальмовому. Они совершенно разные! Оно намного полезнее для здоровья. Наши друзья в Белоруссии были очень удивлены, когда я сообщил им, что на поле боя медики часто используют кокосовую воду как замену декстрозы, которую вводят раненым бойцам. Употребление кокосового масла предотвращает болезнь Альцгеймера. Ну а прекрасные российские женщины смогут дольше сохранить свою красоту, нанося кокосовое масло на лицо! Когда я был маленьким, моя мать даже использовала кокосовое масло в качестве шампуня для волос. Она не поседела до 70 лет, у нее всю жизнь были длинные черные волосы! Из кокоса получаются сироп, сахар, разные эссенции. Скорлупа кокоса может использоваться как активированный уголь для очистки воды. Волокна кокоса могут использоваться для десятков разных вещей, начиная от одежды до сидений автомобилей.

— Как будете решать вопросы логистики? Одной из главных проблем в торговле РФ со странами Юго-Восточной Азии традиционно называли удаленность.

— Нет, что вы! Мы очень близко! США, наш основной партнер, дальше от нас, чем Россия. Мы просто традиционно всегда экспортировали все на восток, в США, и забыли, что на западе для нас тоже есть огромный рынок. И когда мы об этом вспомнили, мы очень агрессивно начали прорываться на ваш рынок.

— Вы понимаете, что на Дальнем Востоке очень маленькое население? Вас интересует рынок европейской части России, вы собираетесь отправлять свои товары во Владивосток, а оттуда везти их по железной дороге в Европу?

— Может быть. Мы готовы сделать это, но также готовы прислать вам танкер в любой порт, который вы укажете.

— Нашли ли вы в ходе этого визита партнеров для закупки вашей кокосовой продукции?

— Да, несколько компаний выразили заинтересованность. Они, правда, не знают почти ничего о кокосе. Мы договорились начать с информационной кампании в России, чтобы рассказать россиянам, какой это здоровый продукт. Нужно вовлечь в это местные СМИ, телевидение.

— Сейчас обсуждается соглашение между ЕАЭС и Филиппинами. Поможет ли оно двусторонней торговле и когда его ожидать?

— Совершенно точно поможет. Оно увеличит товарооборот, достаточно серьезно. Мы ожидаем, что оно поможет выправить наш торговый баланс с Россией и другими государствами ЕАЭС. Конкретных дат назвать не могу, переговоры идут. Предполагают, что обсуждение перспектив этого соглашения станет одной из главных тем на встрече Владимира Путина и Родриго Дутерте.

— Если ли у этой встречи фиксированная дата?

— Даты нет, но они должны встретиться в ближайшие месяцы.

— Можете рассказать о российских инвестициях в банановые плантации на Филиппинах?

— Это сейчас главный проект, над которым мы работаем. Плантация будет в регионе Бангсаморо, это новый регион, созданный нашим правительством. Мы очень нуждаемся в его развитии и были очень рады, что какие-то добросердечные российские инвесторы согласились нам в этом помочь. Мы уже провели в этом году аэросъемку, тестирование почвы. Все идет пока очень хорошо, надеемся до конца года начать уже производство. Более того, они уже выразили желание инвестировать в ананасовые плантации и производство креветок. Есть и другая российская компания, которая хочет взять в аренду один из наших портов на Магинданао, порт Поллок, чтобы через него проходили все российские грузы на Филиппины.

— Насколько я помню, эта банановая плантация уже крупнейшая в мире, там территория около 7 тыс. га. Неужели ананасовые плантации еще увеличат эту территорию?

— Да, она будет крупнейшей в мире, даже около 10 тыс. га. Надо, правда, отметить, что мы еще не посадили ни одного банана.

— А что за компания там работает?

— Ее представляет на Филиппинах компания Vigorous Alliance. Другая компания, которая выразила свое желание поучаствовать,— Banex, ваша банановая корпорация. Они передали сообщение о своем желании участвовать.

— Какова общая сумма инвестиций, требуемых для запуска такой плантации?

— Около $200–300 млн. Это только для бананов, ананасы мы не просчитывали.

— Сколько рабочих мест будет создано на Филиппинах?

— Мы ожидаем, что это будет около 18 тыс. рабочих мест. Для нас очень важно, что они будут созданы для бывших боевиков-исламистов. Этот регион сейчас возглавляет бывший повстанец, с которым мы сумели договориться. Российский проект обеспечит местных жителей, бывших боевиков, рабочими местами, и это поможет стабилизировать обстановку на острове.

— Есть определенный скептицизм в связи с тем, что в регионе действует «Исламский освободительный фронт моро». Как можно будет обеспечить безопасность российского имущества и филиппинских работников?

— Я всегда восхищался храбростью русских. Они умеют брать на себя риски.

— Но кто именно будет обеспечивать безопасность?

— Конечно, будут выделены подразделения для охраны всего этого. Но надо понимать, что бывшие повстанцы — прямые выгодополучатели проекта, они меньше всего заинтересованы в том, чтобы он провалился. Более того, мы сразу сказали инвесторам, что для успеха нужно обязательно взаимодействовать с местным сообществом. И инвесторы согласились, что необходимо построить для рабочих жилые помещения, мечети, школы, больницы. Если все получится, это будет моделью того, какими мы хотели бы видеть иностранные проекты на Филиппинах.

— Когда вы надеетесь все это запустить?

— До конца года.

— Но это же огромная работа.

— Это будут совсем небольшие дома, да и говорю я лишь о первой очереди строительства. Мы не сможем запустить все 7–10 тыс. га сразу, начнем с меньших площадей.

— Сколько гектаров вы готовы максимально предоставить россиянам?

— Неограниченное количество. Это зависит от того, сколько они смогут освоить. Максимальная площадь там, если я правильно помню, около 50 тыс. га. И все они идеально подходят для выращивания бананов.

Интервью взял Михаил Коростиков


Комментарии
Профиль пользователя