Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Стрелец / Коммерсантъ

Премьера со свистком

В Новосибирске завершается VI Транссибирский арт-фестиваль

от

Сегодня в Новосибирске заканчивается основная программа VI Транссибирского арт-фестиваля, возглавляемого скрипачом Вадимом Репиным. Среди главных событий форума — концерт для скрипки с оркестром «…ex oriente lux…» («...с востока свет...») Александра Раскатова. Его мировая премьера, на которой побывал Илья Овчинников, стала одной из самых ярких страниц и всей шестилетней истории фестиваля.


Транссиб давно вышел за пределы Сибири; ближайшие его концерты состоятся на следующей неделе в зале Чайковского, среди их участников Вадим Репин и дирижер Шарль Дютуа. Они представят программу французской музыки, почти полностью повторяющую ту, которой открылся самый первый Транссибирский. Форум бережно относится к своей истории, и в ней много подобных арок и рифм между программами разных сезонов. Все, кроме одного, отметились мировыми премьерами с Вадимом Репиным — фирменным знаком Транссиба. На фестивале в его исполнении звучали новые концерты Беньямина Юсупова и Леры Ауэрбах, музыка Афродиты Райкопулу к немому фильму «Любовь», а год назад — скрипичный концерт «Диалог: Я и Ты» Софии Губайдулиной, представленный дирижером Андресом Мустоненом. Он же за пультом Новосибирского академического симфонического оркестра великолепно провел премьеру скрипичного концерта «...с востока свет...» Александра Раскатова, значение которой ничуть не меньше.

87-летняя Губайдулина — живой классик, представитель «московской тройки» Шнитке—Денисов—Губайдулина, и премьера ее нового сочинения априори ожидалась как крупнейшее событие. В случае премьеры 66-летнего Раскатова ожидания могли быть не так высоки, зато выше уровень интриги: сам он посмеялся бы, назови его «живым классиком» или «актуальным композитором», хотя как минимум последнее было бы верно. Его сочинения почти не играют в России, тогда как он, безусловно, из тех, кто движет вперед музыку нашего времени, в том числе оперную: его «Собачье сердце» с успехом шло в четырех странах Европы и до сих пор не услышано в России из-за невозможности урегулировать вопрос авторских прав с наследниками Булгакова. В 2018 году прошли премьеры сразу двух его опер — «Затмение» о декабристах (Санкт-Петербург) и «GerMANIA» (Лион) по пьесам Хайнера Мюллера, где есть, например, дуэт Гитлера и Сталина.

Кроме того, именно Раскатову удалась задача, считавшаяся невыполнимой, реконструкция последней, Девятой симфонии Шнитке, а его кантата «Голоса замерзшей земли» (2001) для Нидерландского ансамбля духовых, ансамблей Дмитрия Покровского и Марка Пекарского могла бы стать визитной карточкой новой русской музыки, удели ей исполнители и промоутеры больше внимания. «...с востока свет...» — второй скрипичный концерт Раскатова: премьерные исполнения первого, «In excelsis», состоялись в 2009 году в Далласе, а вот следующей встречи с публикой концерт ждал десять лет, прозвучав вновь лишь недавно. Написанный для скрипача Эммануила Борока, «In excelsis» повествовал о 400-летней истории его скрипки Амати и уже с этой точки зрения был еще одной репликой в диалоге со славной традицией скрипичного концерта.

Сочинение «...с востока свет...» от груза этой традиции свободно. Для надежности поддержанная двумя хитами, Пятой симфонией Бетховена и Виолончельным концертом Шостаковича №1 (солист Антонио Менезес), премьера оказалась самым лаконичным — меньше 25 минут — номером вечера. Чего бы ни ждал слушатель, все эти ожидания композитор обманул самым веселым образом. Свои намерения Раскатов объяснил в авторском предуведомлении, которое было напечатано в программке, однако вопрос и в том, насколько этот текст серьезен, и в том, насколько автору удалось воплотить задуманное. По словам композитора, «восток» в названии обусловлен и местом премьеры, и намерением подчинить западную «информативность мышления» восточному стремлению к выразительности. Однако речь скорее о двух сторонах целого, нежели о разных явлениях; природа нового сочинения столь же двойственна и в то же время цельна.

Концерт и вправду не перегружен музыкальной информацией на единицу времени, нетороплив и по-восточному медитативен. С другой стороны, он похож на калейдоскоп — картины непрерывно сменяют друг друга, и сама эта идея могла бы выглядеть по-западному рационально, не будь воплощена автором и исполнителями столь вдохновенно. Концерт начинается с виртуозного пассажа солиста, который подхватывает оркестр в бодром ритме итальянского танца и вдруг останавливается, перебивая скрипку причудливым свистом. Короткий эпизод с пением птиц, тонко напоминающий о Мессиане, с кульминацией медных духовых, торжественной и скорбной. Подобие траурного шествия, которое вдруг ускоряется и резко меняет характер: из такого рода «кирпичей» состоит весь концерт, но к середине перестаешь следить за их соединением, настолько оно органично. Ближе к финалу возникает тень то ли Шостаковича, то ли Шнитке, но картина тут же меняется вновь — виолончелисты лихо разворачивают свои инструменты на месте, и оркестр начинает энергично свинговать. Пока наконец свисток Вадима Репина не ставит точку в произведении, оказавшемся не просто еще одной победой фестиваля, но и почти идеальным примером современной музыки.

Комментарии
Профиль пользователя