Коротко

Новости

Подробно

Фото: Кирилл Антонов

«Где гарантии, что не начнутся кровопролития?»

В Госсовете Татарстана высказались против митингов у зданий госорганов

от

Власти Татарстана отказываются смягчать местный закон о публичных мероприятиях, который запрещает проводить митинги на расстоянии менее 50 м от зданий госорганов и местного самоуправления. С инициативой сократить запретную зону до 10 м, чтобы «приблизить власть к народу» выступил единоросс Ильдар Шамилов. На заседании комитета Госсовета его законопроект жестко раскритиковали. Чиновники и парламентарии заявили, что действующий закон «защищает народ» от «массовых беспорядков». А если снять ограничения, то к государственным зданиям выйдут «деструктивные элементы» и «молодежь Навального», что может привести к «провокациям и кровопролитиям». Члены комитета рекомендовали законопроект к отклонению, заверив, что «отношение к власти расстоянием не измеряется».


Вчера комитет Госсовета по законности и правопорядку рассмотрел проект изменений в закон Татарстана «Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований». Все члены комитета, за исключением автора инициативы депутата «Единой России» Ильдара Шамилова (заместителя гендиректора КамАЗа), проголосовали за отклонение законопроекта.

Напомним, господин Шамилов предлагал кардинально смягчить действующие нормы закона о митингах. Ключевая поправка касается запрета на проведение публичных мероприятий возле зданий госорганов и местных властей. В настоящий момент митинги, шествия и демонстрации запрещены в радиусе 50 метров от этих учреждений. Депутат предложил сократить запретную зону до 10 м. При этом такие ограничения не должны распространяться на шествия и демонстрации. В 2015 году Конституционный суд республики указывал, что «отдельные формы публичных мероприятий» могут проводиться в местах, где в настоящий момент они законодательно запрещены. В то же время господин Шамилов предложил запретить митинги на расстоянии 25 метров от жилых домов. По словам депутата, избиратели жаловались ему, что проведение публичных мероприятий ограничивают им доступ к жилым подъездам.

Законопроектом также предусмотрена подача уведомлений в электронной форме. При этом местные власти, получив такое уведомление, обязаны разместить информацию об этом на своем сайте. Сейчас власти в Татарстане информируют граждан лишь о предстоящих акциях в «специально отведенных местах» (так называемых «гайд-парках»). Уведомления подаются в письменной форме.

На заседании комитета Ильдар Шамилов объяснил предлагаемые им изменения в закон желанием «приблизить власть к народу», что все было «видно и слышно». «Мы ограничиваем доступ наших избирателей к нам, депутатам. Как говорится, не видно человека — не видно и проблем»,— обратился он к членам комитета. Он вспомнил, как в 2017 году во время языкового конфликта сторонники татарского языка проводили у здания Госсовета «флешмоб: пели песни и раздавали учебники татарского языка». «Они хотели искренне донести озабоченность до нас, а мы удаляли их на 50 метров. Не дай бог, чтобы книжка долетела до нас!»— посетовал господин Шамилов. Также он напомнил, как в марте 2017 года были оштрафованы вкладчики рухнувшего Татафондбанка «за попытку передать челобитную в родное правительство»: «В советское время мы шли на демонстрации и шествия и никто нас не драконил. А сейчас чуть преступил — и тут же в суд».

Другие депутаты озабоченности Ильдара Шамилова не разделили. «Обществу от этого законопроекта какая выгода?»— искренне удивился единоросс, председатель совета директоров АО «Татпроф» Сергей Рачков. Зампред комитета Рафил Нугуманов обратил внимание, что, например, вкладчикам Татфондбанка деньги так полностью и не вернули: «Ну взяли бы Кабмин в руки. Что изменилось бы?» Глава комитета Шакир Ягудин философски заметил: «Отношение к власти расстоянием не измеряется».

Против изменений закона о митингах выступила вице-мэр Казани Людмила Андреева. Она сообщила, что подача уведомлений в электронной форме противоречит федеральному законодательству. Кроме того, по ее словам, нет необходимости публиковать информацию о каждой публичной акции в городе, потому что их слишком много. «Мы, естественно, сроки нарушим»,— честно призналась она. Госпожа Андреева сообщила, что в Казани «сложилась определенная система» согласования митингов: «Никаких нареканий и судебных разбирательств у нас нет».

По словам вице-мэра, если сократить запретную зону для митингов до 10 м, это «внесет дезорганизацию в работу школ, больниц, правоохранительных органов», нарушится работа транспорта. В то же время она также высказалась против запрета митингов у жилых жомов: «У нас в микрорайонах плотная застройка. Мы просто не сможем дать места под подобные мероприятия».

Начальник управления организации охраны общественного порядка МВД по Татарстану Рустам Ибрагимов заявил об «активизации публичной активности» в республике. Если снять ограничения, то это «позволит деструктивным элементам» собираться у зданий государственных органов. В официальном заключении министерства сказано, что «любое мероприятие без всякой причины может спровоцировать массовые беспорядки», а митингующие «в целях провокации правоохранительных органов и обострения обстановки» могут использовать «заранее подготовленные различные предметы в качестве оружия», в том числе «пиротехнику, камни, арматуру».

«Появляется молодежь Навального, которая готова на все»,— продолжал дискуссию Рафил Нугуманов. Он опасается, что если «мы снимем ограничения, то «эта молодежь придет». «И мы не уверены, что эта молодежь не бросится куда-то нападать. И что тогда? Росгвардии, ОМОНу применять оружие у нас в республике?»— возмущался депутат «Единой России». Господин Нугуманов считает, что татарстанский закон «нормальный» и «не хуже, чем у других», однако власть «критикуют за то, что мы отправляем митинговать к мусорной яме». «Пусть они в определенных местах выговорятся! Конечно, это ваше дело,— обратился он к вице-мэру Казани . — А то начинают над нами через СМИ смеяться».

«Проблема не в том, что власть не видит и не слышит. Все власть прекрасно видит и слышит,— рассуждал депутат Сергей Рачков. — Другое дело, что власть не всегда делает то, что народ ждет». Он признался, что «заставить делать власть то, что хочет народ, сложно»: «С помощью митингов это точно не то». Господин Рачков считает, что «собрать толпу можно»: «Но где гарантии, что организаторы втемную не будут использовать (участников митингов — "Ъ-Казань") и не начнутся какие-то провокации и кровопролития?» Глава «Таттелекома» Лутфулла Шафигуллин пришел к выводу, что действующий закон «защищает народ» от «массовых беспорядков».

Рафил Нугуманов вспомнил, как в 1990-е годы «40-50 тыс. народа окружали Госсовет, площадь (Свободы — "Ъ-Казань")». «К счастью, такой активности сейчас нет»,— сказал он.

Окончательное решение по законопроекту господина Шамилова будет принято на сессии Госсовета 22 апреля.

Кирилл Антонов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя