Коротко

Новости

Подробно

"Мы не будем истерить"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 26

Лидеры СПС стоят за правое дело вместе, но друг за друга держатся не все
       В конце августа — начале сентября президент должен дать старт думской предвыборной кампании. В преддверии этого события "Власть" открывает новую рубрику — "Партийный парад". Каждую неделю мы будем рассказывать об одной из ведущих партий России, то есть тех, которые в данный момент имеют представительство в Госдуме. Сегодня мы представляем Союз правых сил. С лидером СПС Борисом Немцовым разговаривала корреспондент "Власти" Сюзанна Фаризова.

       — Как будет строиться предвыборная кампания СПС? Вы, наконец, уйдете в оппозицию или не рискнете жестко критиковать Кремль?
       — Мы конструктивная оппозиция. Мы не будет истерить по поводу личности президента Путина. Мы относимся к нему с уважением. Но когда разваливаются вооруженные силы и ничего не делается в части снижения налогов, мы с этим категорически не согласны. С другой стороны, когда он признает, что новый закон "О гражданстве", закрывающий въезд в страну миллионам соотечественников, был ошибкой, мы только за. Ведь чем конструктивная оппозиция отличается от "отвязки"? Тем, что "отвязанные" реагируют не на действия, а на личность.
       — То есть в "отвяз" СПС не собирается?
       — Это несерьезно. Конструктивная оппозиция и так подразумевает достаточную жесткость. Болтают по поводу ЖКХ — коммунисты и "Яблоко" кричат: давайте снизим тарифы, давайте сделаем все бесплатным. Итог — замерзшая страна. Что в этой ситуации делает СПС? Анатолий Чубайс предлагает в десяти городах страны осуществить крупномасштабные инвестиции в коммунальный сектор с тем, чтобы, не увеличивая тарифы, обеспечить теплом и горячей водой людей. Разницу чувствуете?
       — Но коммунисты могут себе позволить "болтовню" — у них рейтинг больше 23%, а у вас — 3%. А если вы займете жесткую позицию по тому же ЖКХ, идущую вразрез с позицией Кремля, вообще можете не пройти в Думу.
       — У нас конструктивные отношения с властью, мы не заискиваем перед ней. Выборы — это марафонский забег. Неважно, какой ты на 10-м километре, важно, что будет на 42-м. У Путина в августе 1999 года рейтинг был 2%, а через полгода он стал президентом страны, набрав 53%. У Ельцина за полгода до выборов — 2%, а он их выиграл. У СПС на прошлых выборах за три месяца до финиша — 1%, а на финише — 8,5%. Не надо обращать внимания на промежуточные социологические исследования, результаты которых используются для манипуляции общественным мнением. Реально что зависит от Кремля на выборах? Гостелеканалы и административный ресурс. Марионеточные партии "Единая Россия" и "Яблоко" очень сильно зависят от отношений с Кремлем. Именно поэтому устраивают бутафорские мероприятия типа вотума недоверия техническому правительству. С таким же успехом можно объявить вотум недоверия охранникам ИД "Коммерсант" — не главному редактору, а именно техническому персоналу.
       — Но вы же критикуете министра обороны Сергея Иванова за его вариант военной реформы.
       — Сергей Иванов и военная бюрократия предлагают расчленить армию на две части: элитную и третьесортную. В элитной, то есть контрактной, солдаты-контрактники будут получать по 6-7 тыс. рублей, а офицеры — 15 тыс., им будет предоставлено жилье. В третьесортных, то есть линейных частях, будет дедовщина, казарменный бандитизм и нищенская зарплата для бесквартирных офицеров. Как это можно поддерживать? Кроме того, мы недавно провели исследования в Московском военном округе. Они показали, что министр обороны авторитетом в вооруженных силах не пользуется, и вряд ли его авторитет повысится после проведения подобного рода экспериментов.
"Вопрос: кто мешает президенту?"
— То есть отдельных чиновников вы будете критиковать, а президента — нет?
       — К президенту много вопросов. Он уже три года говорит о необходимости проведения военной и административной реформы. И что сделано? Вопрос: кто мешает президенту? Дума послушна, Совета федерации в качестве независимого органа нет, губернаторы — лояльны, телевидение — ручное. Так кто же мешает президенту? Ответ: бюрократия, из которой президент вышел, и которая, как всегда на Руси, в переменах не заинтересована. Судьбоносность момента в том, сможет ли Путин опереться на гражданское общество, или он останется главой российской бюрократии. Есть большие сомнения в том, что Путин всерьез способен бороться с бюрократией.
       — Кто будет голосовать за СПС в декабре?
       — В первую очередь миллионы людей, которые выиграли от реформ в России, а также те, кто хочет чего-то добиться. Люди, купившие себе за это время машины, дома, мобильные телефоны. Выиграть им помог СПС. За левых — КПРФ и "Яблоко" — будут голосовать проигравшие и обиженные. Исходя из политических соображений, коммунисты и "Яблоко" будут делать все для того, чтобы проигравших было как можно больше. Это позволит получить им места в Думе.
       — А вам что, мест в Думе не надо?
       — Повторяю, за нас голосуют те, кто хочет добиться успеха или уже его добился. И чем их больше, тем больше у нас мест в Думе. Поэтому СПС кровно заинтересован в том, чтобы число выигравших от реформ увеличилось с 20 до 60 млн человек. И имеет программу, как это сделать.
       — Вы так часто вспоминаете про "Яблоко", потому что обиделись на их отказ объединяться с СПС?
       — Объединение неактуально. "Яблоко" сделало свой выбор: они — левая партия. Теперь у нас складывается коалиция популистов — Зюганов--Явлинский.
       — Вы говорите, что готовы критиковать Кремль. Вы так уверены, что исход выборов, в том числе и ваше попадание в Думу, зависит только от воли избирателя?
       — А вы хотите сказать, что выигравших в нашей стране меньше 5%? Это чушь. Власть не лояльна ни к одной партии, кроме своей. И нам на выборах придется иметь дело с тотальной цензурой со стороны власти. Уже сейчас 90% новостных программ посвящены "Единой России". Эта партия харизматиков уже всех достала.
       — Вы так говорите, будто на КПРФ и "Яблоко" тотальная цензура распространяться не будет...
       — А у них другие цели. Ничего, кроме ностальгических воспоминаний о прошлом. Явлинский, который ничего десять лет не делал, еще десять лет ничего делать не будет. Поэтому для Кремля они не опасны. Единственная сила, которая может двигать страну — это мы. Не Жириновский же с Зюгановым и Явлинским?!
       — И что вы будете делать с этой тотальной цензурой?
       — Мы уйдем в регионы. У нас разработана целая программа "от двери к двери", в которой будет задействовано более 25 тыс. волонтеров. Они будут лично разъяснять избирателям, в чем суть нашей программы, распространять листовки, собирать пикеты. Мы с Ириной Хакамадой поставили перед собой цель — встретиться с миллионом избирателей и попутно еще свои ошибки исправить.
       — Вы имеете в виду ошибки Анатолия Чубайса?
       — Все говорят — Чубайс! Но в Белоруссии, на Украине, в Грузии — Чубайса нет, а зарплаты там в два раза ниже и пенсии тоже. Вас это не смущает? Приватизации там не было, а люди живут хуже.
       — А Чубайс тоже будет встречаться с избирателями?
       — Чубайсу некогда. Он не может 24 часа в сутки заниматься одновременно РАО ЕЭС и партией. У нас с ним есть договоренность: за партию отвечаем мы с Хакамадой, а он в первую очередь занимается энергетикой.
       — Возможно его появление третьим номером в предвыборном списке?
       — Статус Чубайса на выборах мы еще не определили. В качестве третьего человека в списке обсуждаются все — от предпринимателей до журналистов. Чубайса самого, кстати, приходится убеждать в важности участия в выборах. Я ему говорю: не будешь заниматься политической деятельностью, ни одна реформа не пройдет. Ведь должность главы РАО ЕЭС — политическая.
       — Главу вашего предвыборного штаба Альфреда Коха тоже приходится убеждать?
       — Альфред вообще не горит желанием идти в Думу. Для него гораздо важнее 8 декабря прийти в бизнес и сказать: посмотрите, как я провел избирательную кампанию СПС. В том, что он проведет ее хорошо, я не сомневаюсь. Что касается списков, его в федеральном избирательном списке СПС нет.
       — А Сергей Кириенко покинул СПС окончательно?
       — Сергей Кириенко, если вы еще помните, работает у президента Путина. И, естественно, выполняет поручения президента и его администрации. Он работает на "Единую Россию" и правильно делает, поскольку на то воля Кремля.
       — У СПС, пожалуй, один из самых мощных финансовых ресурсов. Кто будет помогать вам на выборах?
       — Не могу называть компании без согласования с ними. Скажу только, что известных брэндов порядка 25. Спонсорская доля каждого не превышает 10% нашего бюджета. Это позволяет партии оставаться независимой.
       — А с кем вы будете бороться на выборах?
       — Мы будем бороться за нашего избирателя.
       
Как Россия голосовала за СПС (Карта)
Как менялся рейтинг СПС (%, гистограмма)

История партии
       История СПС фактически началась осенью 1993 года, когда для участия в первых выборах в Госдуму под руководством вице-премьера Егора Гайдара был сформирован пропрезидентский блок "Выбор России". Вопреки оптимистичным ожиданиям партия власти набрала лишь 15,7%, отстав от ЛДПР (23,2%) и лишь немного опередив коммунистов (11,9%). В 1994 году уже лишенный правительственных постов Гайдар учредил партию "Демократический выбор России". На выборах 1995 года блок "Демвыбор — Объединенные демократы" не смог преодолеть пятипроцентный барьер и не прошел в Думу. Перед выборами 1999 года демократы объявили о создании предвыборного блока "Союз правых сил", в который вошли движения "Правое дело" (председатель Сергей Кириенко), "Россия молодая" (Борис Немцов) и "Новая сила" (Ирина Хакамада), а также "Демвыбор" (Егор Гайдар) и еще девять партий. Предвыборный список возглавили Кириенко, Немцов и Хакамада. На выборах СПС набрал 8,6% и сформировал свою фракцию в Госдуме. В мае 2000 года избирательный блок преобразовался в общественно-политическое движение, а в январе 2001 года — в политическую партию СПС.
       

Лидеры партии
Борис Немцов, председатель федерального совета
       Лидером СПС и председателем думской фракции союза Немцов стал после того, как в 2000 году был назначен на должность полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко. В 2001 году Немцов избран председателем федерального совета СПС. Является "лицом партии" и выступает от ее имени с заявлениями по ключевым проблемам. Кроме того, в обязанности Немцова входит взаимодействие с администрацией президента и губернаторами. На парламентских выборах возглавит общефедеральный список Союза правых сил.
       



Анатолий Чубайс, сопредседатель
       Глава РАО ЕЭС почти никогда не выступает от имени партии, но считается ее теневым лидером. Наряду с Борисом Немцовым отвечает за идеологию и финансовые вопросы. В выборах 1999 года не участвовал: правые сочли, что имя Чубайса в списке кандидатов может отпугнуть часть электората. Но не исключено, что на грядущих выборах он будет включен в список СПС. Косвенным подтверждением этому является то, что в последнее время резко увеличилось количество выступлений Чубайса в СМИ по вопросам, не касающимся напрямую реформы электроэнергетики.
       



Ирина Хакамада, сопредседатель
       Заместитель главы думской фракции СПС, в Госдуме созыва 1999 года заняла пост вице-спикера. Наряду с Борисом Немцовым играет роль "говорящей головы" союза. Была сторонником объединения на выборах партий СПС и "Яблоко" и принимала активное участие в переговорах с Григорием Явлинским. Впрочем, эти переговоры оказались безрезультатными. Хакамада отвечает за реализацию партийных проектов в области развития малого и среднего бизнеса, а также за программу снижения налогов. Однако правом принятия ключевых решений в партии не обладает.
       




Егор Гайдар, сопредседатель
       Роль Гайдара в процессе принятия важнейших решений невелика, скорее его можно считать символом "правого дела". Именно он предоставил партию "Демвыбор России" в качестве основы для избирательного блока СПС в 1999 году. Но если до 1999 года Егор Гайдар принимал деятельное участие в партстроительстве, то с момента создания блока СПС в качестве публичного политика и активного участника политического процесса стал почти незаметен и сосредоточился на работе в Институте экономики переходного периода, который был создан по его же инициативе.
       





Программа партии
       На заседании политсовета СПС в июне был принят предвыборный манифест партии под общим лозунгом "Свобода, частная собственность и эффективное государство". Основа партийного манифеста схожа с программой избирательного блока СПС на выборах 1999 года. Главными целями СПС остаются: проведение военной реформы и создание профессиональной армии, прекращение войны в Чечне, свобода предпринимательства, увеличение финансирования образования и науки. В числе новых задач — защита прав граждан от посягательств со стороны криминала и власти, гражданский контроль над силовыми структурами, жесткое отделение власти от капитала, а капитала от власти, а также защита крестьян от аграрных бюрократов. Кроме того, правые добавили в манифест положение о необходимости борьбы с пропагандой насилия, межнациональной и межрелигиозной вражды в средствах массовой информации, а также необходимости жестко увязать любое сотрудничество со странами СНГ с соблюдением в этих странах прав русского и русскоязычного населения и общих правовых стандартов.
       

Ресурсы партии
       Людские. По данным Минюста, к июлю 2003 года партия СПС насчитывает 27 тыс. 234 членов. Пять членов СПС являются членами Совета федерации, 32 — депутатами Госдумы, 140 — депутатами региональных законодательных собраний, 460 — депутатами органов местного самоуправления, три члена СПС — мэры областных центров. СПС имеет региональные отделения в 83 субъектах федерации.
       Административные. Взаимоотношения с Кремлем (а это один из важнейших факторов предстоящей кампании) у правых сложные. СПС никак не может определиться: окончательно уйти в оппозицию или в обмен на административные преференции смягчить риторику и критиковать власть только с санкции Кремля. Призывы Бориса Немцова отправить в отставку министра обороны Сергея Иванова сменяются положительными откликами о работе президента и правительства, особенно когда СПС необходимо "продавить" через центристское большинство Думы какие-либо законопроекты. Показательным примером стал вопрос о назначении нового уполномоченного по правам человека. Главным претендентом на этот пост считался член СПС Павел Крашенинников. Кандидатура бывшего главы Минюста вполне устраивала Кремль, но администрация президента в обмен на его назначение потребовала от СПС прекратить раскрутку своей концепции военной реформы, идущей вразрез с предложениями Генштаба и Минобороны. В итоге Крашенинникову так и не удалось заручиться поддержкой Думы — даже несмотря на то, что жесткая критика в адрес президента и министра обороны была на время сведена к минимуму, а сам президент похвалил СПС за актуальность предложений по военной реформе.
       Финансовые. Материальное положение правых достаточно стабильно. Официально о финансировании СПС заявил только глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. Но помимо ЮКОСа спонсорами партии являются компании "Транснефть", "Интеррос", "Северсталь", "Славнефть", СУАЛ, Альфа-банк, банк "Петрокоммерц", корпорация АФК "Система", РАО ЕЭС. Во внутрипартийных документах СПС зафиксировано положение, по которому спонсорский вклад каждой из компаний (всего их насчитывается порядка 25) не может превышать 10%. Так правые пытаются избежать зависимости от интересов одной бизнес-группы.
       

Как вы оцениваете предвыборные перспективы СПС?
       
Борис Грушин
       бывший руководитель социологической службы Vox Populi
       Рейтинг у Союза правых сил сегодня очень и очень низкий. Наверное, даже ниже, чем они сами его оценивают. Дело в том, что ни партия, ни ее лидеры не пользуются популярностью среди населения. Конечно, надо признать, что у СПС есть довольно много ярких призывов, ярких обещаний,— но они ориентированы на аудиторию с более или менее активной гражданской позицией, которая остается в нашем обществе довольно узкой прослойкой. А у людей достаточно аполитичных и серьезных ни Союз правых сил, ни его лозунги и инициативы поддержки сегодня не находят и вряд ли в скором времени найдут. Та часть населения, которая мыслит критически, сейчас все-таки предпочитает иметь дело с партией "Яблоко" и ориентироваться на Григория Явлинского. Самый большой ущерб СПС наносит Борис Немцов и другие ее лидеры. Анатолия Чубайса и Егора Гайдара народ на дух не переносит; Ирина Хакамада для первого лица партии очень слаба. Так что главная их беда — с лидером.
       Сейчас, за полгода до выборов, прогнозировать их исход просто невозможно. Программы никого не интересуют — скорее всего, избиратель будет ориентироваться на личности. И тут в более выгодном положении оказываются новые партии. По сути, они не являются серьезными организациями, но, в отличие от СПС, еще не успели себя дискредитировать.
       
Вячеслав Никонов
       президент фонда "Политика"
       Сейчас рейтинг у Союза правых сил — от 4 до 7%. В основном в электоральную базу правых входят люди, которые в общем и целом выиграли от реформ и сейчас вполне удовлетворены своей жизнью. Избирательную кампанию, на мой взгляд, СПС начал не очень хорошо. Но когда руководителем избирательного штаба правых был назначен Альфред Кох, ситуация несколько нормализовалась. Правые всегда грамотно вели свои кампании, но у них есть одна существенная проблема: отношение к власти. Конечно, среди них есть люди, которые никогда не будут критиковать президента, такие как Анатолий Чубайс, Сергей Кириенко. Но ведь в СПС еще есть довольно значительный пласт правозащитников, наиболее активные из которых изрядно портят общую картину. Подобный дуализм не может не походить на шизофрению.
       На выборах правые получат столько же, сколько сейчас имеют: от 4 до 7%. Все зависит от того, насколько они смогут убедить молодежь голосовать за них, и еще от того, насколько смогут убедить молодежь голосовать за себя другие партии. И, конечно, очень многое будет зависеть от того, захочет ли Кремль, администрация президента видеть СПС в новом парламенте, или будет использовать против правых административный ресурс.
       

Журналистская находка
       Когда блок СПС на прошлых выборах преодолел 5-процентный барьер и прорвался в Думу (во что в 1999 году мало кто верил), журналистское сообщество очень обрадовалось. И действительно, правые стали главными поставщиками слухов и сплетен — про себя, про союзников, про противников, про Кремль, да вообще про все на свете. Правда, верить правым было никак нельзя: они часто путались в собственных "сливах", выдавали желаемое за действительное и настойчиво впаривали откровенную ерунду — но кому сейчас вообще можно верить? Трудно было с ними работать совсем не поэтому.
       С одной стороны, Борис Немцов общается с журналистами много и охотно: рассказывает то, чего рассказывать нельзя, комментирует малозначительные события по мобильному телефону, находясь на пляже в Сочи, и реже других партийных лидеров обижается на вранье в прессе. С другой стороны, Борис Немцов, может отказаться комментировать свои политические решения, отключить мобильный телефон именно в тот момент, когда ты договорилась с ним созвониться, и обидеться на журналиста, с точностью до запятой передавшего его же собственные слова.
       Еще правые очень любят новые идеи. Идеи приходят им в голову самые разные: не так давно со мной обсуждалась тема генетически модифицированных продуктов — больших красивых яблок, круглой аккуратной картошки. Немцов очень хотел, чтобы российские граждане перестали наконец употреблять чуждую им пищу, которую так ценят и любят в Америке. У меня нет знакомых, которые такой пищей злоупотребляют. И у Бориса Немцова их, наверное, тоже нет. Зато есть идея.
       Сегодня — налоговая реформа, завтра план урегулирования в Чечне с разделением ее на две части. Сегодня — реформа армии, завтра — поддержка Виктора Ющенко на грядущих выборах президента Украины. Еще есть идея привлечь внимание избирателей купанием в проруби. Или создать комиссию по расследованию захвата "Норд-Оста" — чтобы опять про нее забыть. Или собирать подписи: перед прошлыми выборам — за референдум, теперь — за отставку Сергея Иванова. И это — не считая того, что в бытность губернатором нижегородской области Немцов собирал подписи против войны в Чечне.
       Но весь этот абсурд все же можно простить за то, что Борис Немцов рассказывает то, чего рассказывать нельзя, комментирует малозначительные события по мобильному телефону, находясь на пляже в Сочи, и реже других лидеров обижается на вранье в прессе. Ну по-журналистски можно простить.
Сюзанна Фаризова, корреспондент
       

Комментарии
Профиль пользователя