Коротко

Новости

Подробно

Фото: Stephanie Lecocq / Reuters

Европа одержала риторическую победу над Китаем

По итогам саммита Пекин пошел на уступки в торговле и промышленности

от

Евросоюз заставил Китай подписать новое соглашение об инвестициях и уравнять в правах европейские и китайские фирмы. Таков был итог саммита «Китай—Европа», в ходе которого стороны в максимально аккуратной форме обсудили все накопившиеся противоречия. Впрочем, совсем избежать остроты не удалось: стороны согласовали позиции только после того, как представители ЕС пригрозили уйти без итогового документа. Это было ожидаемо: за несколько недель до саммита Еврокомиссия назвала КНР «системным противником».


В какой-то мере европейские чиновники переняли тактику президента США Дональда Трампа: перед важными переговорами противника надо напугать, а ситуацию представить сильно хуже, чем на самом деле, чтобы уже на самих переговорах оппонент был готов хотя бы к небольшим уступкам.

12 марта, за месяц до саммита Китай—Европа, Еврокомиссия выпустила документ, названный «ЕС—КНР: стратегический обзор», в котором назвала Пекин «системным противником, продвигающим альтернативную модель управления». По единодушному мнению всех наблюдателей, эти заявления стали самой жесткой за долгое время критикой Китая со стороны обычно сдержанных представителей Евросоюза.

На самом саммите, начавшемся 9 апреля, представители ЕС взяли уже более примирительный тон и сконцентрировались на традиционных для двусторонней повестки вопросах: торговле и экономике. «Переговоры оказались трудными, но принесли плоды,— заявил председатель ЕС Дональд Туск в выступлении по итогам мероприятия.— Нам удалось согласовать совместное заявление, которое задаст тон нашему партнерству на основе взаимности». Наиболее актуальным господин Туск назвал «согласие Китая на реформирование правил ВТО в части субсидий промышленности», что, по его мнению, является «настоящим прорывом». Напомним, что Запад настаивает на уменьшении поддержки Пекином своих предприятий, так как это противоречит принципу честной конкуренции. Дональд Туск также отметил, что прорыва удалось достичь на другом важном направлении: уравнивании в правах китайских и европейских фирм на рынке Китая.

В совместном заявлении по итогам встречи сказано, что в 2020 году стороны планируют подписать Всеобъемлющее инвестиционное соглашение Китай—ЕС, которое снимет наиболее раздражающие Брюссель барьеры для иностранных фирм в Китае, включая требование трансфера технологий.

Стоит отметить, что здесь требования ЕС идентичны требованиям администрации президента США Дональда Трампа, также считающей, что иностранцы подвергаются на китайском рынке куда большей дискриминации, чем китайцы в Европе или США.

Другой конкретики в документе практически нет: по большинству пунктов стороны смогли договориться лишь «расширять и углублять сотрудничество». Это касается таких важнейших областей, как защита интеллектуальной собственности, предотвращение промышленного шпионажа, защита географических наименований и др. Комментируя этот факт, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заметил, что «прогресс идет медленнее, чем мы ожидали». Впрочем, сразу несколько источников Reuters заметили, что и подобный компромисс стоит дорого: Китай согласился включить важные для ЕС пункты только после того, как представители союза пригрозили сорвать мероприятие, не подписав вообще ничего.

Господин Туск также отметил, что поднял на переговорах с КНР вопросы прав человека, «как в целом, так и в конкретных случаях». Несмотря на то что проблема преследования уйгуров в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая в документе конкретно не упомянута, источники Reuters подтвердили, что этот вопрос стал одним из главных пунктов несогласия сторон.

По мнению эксперта по Китаю Якуба Якубовского из польского аналитического центра OSW, представители Евросоюза добились значительных уступок со стороны Китая, и теперь нужно стремиться к тому, чтобы слова превратились в действия. «Впервые Китай пообещал к 2020 году добиться результата по субсидиям промышленности и соглашению об инвестициях, переговоры по которому идут с 2012 года,— сообщил он “Ъ”.— Теперь важно превратить эту риторическую победу в реальную». Ученый также уточнил, что косвенно на исход саммита повлияла и «торговая война» США и Китая: давление Вашингтона заставляет Пекин быть сговорчивее в диалоге и с более мягкими оппонентами.

Руководство ЕС пытается утвердиться в роли коллективного переговорщика от лица стран Европы в период, когда Пекин активно пытается политически расколоть континент, играя на противоречиях разных его частей.

Из Брюсселя премьер-министр Китая Ли Кэцян летит в Хорватию, где на днях стартует форум «16+1». В рамках форума Пекин к неудовольствию Брюсселя ведет отдельный диалог со странами Центральной и Восточной Европы, призывая их активнее сотрудничать с КНР в обход структур ЕС. Другой характерный пример отсутствия в Евросоюзе единой позиции относительно Китая — подписание 23 марта соглашения о присоединении Италии к китайскому проекту «Пояса и Пути».

В финальный документ саммита также было включено несколько пунктов, которые можно расценить как выпады против США. Это, к примеру, совместное заявление о безоговорочной поддержке Парижского соглашения по климату и Всеобъемлющего плана действий по Ирану, из которых Дональд Трамп ранее вышел. Несмотря на это, впрочем, разницу в подходах Вашингтона и Брюсселя к Пекину преувеличивать не стоит, полагает Якуб Якубовский. «Китай хотел бы отколоть Европу от США, для этого он продвигает свое видение “многополярного мира”,— считает эксперт.— Тем не менее руководство союза вполне отдает себе отчет, что в отношении КНР интересы ЕС и США совпадают, особенно в части торговли, отмены китайских субсидий промышленности и прочих подобных вещей».

Михаил Коростиков


Комментарии
Профиль пользователя